Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

«ОНИ НЕ ПОНИМАЮТ И НЕ МОГУТ ВОСПРИНЯТЬ ФОРМУЛЫ ДИКТАТУРЫ ПРОЛЕТАРИАТА»: Документы российских архивов о национально-культурном строительстве на Северном Кавказе в 1920-е гг.

Документы российских архивов о национально-культурном строительстве на Северном Кавказе в 1920-е годы

Северный Кавказ – уникальный по этнической структуре регион. Советский режим прилагал значительные усилия для модернизации его этнокультурной сферы. Между тем многие причины сложившейся в настоящее время ситуации лежат в конкретной практике большевистских преобразований 1920-х гг. и результатах их интерпретации исторической наукой. Осмысление проблемы положительного и отрицательного опыта 1920-х гг. проходило в рамках локальных исследований, замыкавшихся на истории конкретной автономии той или иной национальной культуры. Разрабатывались в большей степени этнологические, теоретико-культурологические и правовые аспекты проблемы1. Источниковая база исследований была узка. Отсутствовали попытки увидеть проблему в масштабе всей страны, осмыслить ее в аспекте новых вызовов времени. Исключение составляют монография Б.Х. Мамсирова2 и публикация документов Р.Х. Хашхожевой о Сефербие Сиюхове3.
Идеологической основой советских преобразований в области национальной и культурной политики являлась доктрина И.В. Сталина, изложенная им в докладах на X и XII съездах РКП (б)4. Страна Советов строилась как сверхнациональная империя, считавшая себя преемницей Просвещения и лидером Прогресса. В связи с этим все, годившееся для советско-имперского строительства, вовлекалось в его сферу и приветствовалось. Все, что сопротивлялось, – клеймилось как «буржуазные», «феодально-байские» пережитки, отвергалось и зачастую репрессировалось. Проведение в жизнь культурных преобразований на Северном Кавказе сопровождалось болезненными конфликтами: вооруженными восстаниями, репрессиями национальных лидеров, понижением формального статуса ряда автономий, а иногда и их ликвидацией («наказанные народы»), а затем – восстановлением. С этой точки зрения советский режим в 1920-х гг. можно определить, с одной стороны, как антинационалистический, с другой – не антинациональный. А.И. Микоян, руководивший Северокавказским краевым комитетом ВКП(б), на заседании Национального совета в 1925 г. заявил: «Советская власть создает нации, советская власть помогает оформиться отдельным племенам в нации»5.
Прилагались серьезные усилия для подъема общего культурного уровня народов региона, создания современных институтов и форм культурной деятельности. Среди них – ликвидация неграмотности, введение современного образования, разработка систем письма для бесписьменных народов, реформирование или замена тех, которые представлялись менее эффективными для создания новой культурной сферы. С этой стороны, как мешающие всему новому оценивались те институты и формы, которые складывались у народов на основе собственных культурных традиций, цивилизаторской практики ислама.
Способы и методы осмысления преобразований и их результаты оценивались субъективно, либо как традиционные, либо как инновационные, рассматривавшиеся сквозь призму политической интерпретации. В таком подходе традиционное всегда воспринималось как отсталость. В какой мере эти проблемы могли быть и были ли на самом деле осознаны, восприняты и отражены в политической практике тех лет? Что сделано для того, чтобы создать базу для участия того или иного этноса в модернизации? Ответы на эти вопросы дают публикуемые ниже документы российских архивов, впервые вводимые в научный оборот. Их публикация важна для освещения конкретного опыта культурного строительства в первое послеоктябрьское десятилетие, анализа и характеристики российского исторического процесса в целом. Проблемы эти связаны между собой внутренней логикой, поэтому данные местных архивов позволяют уточнить содержательные аспекты строительства советского государственного социализма, осуществление которого в многонациональной стране проводилось особенно настойчиво, понять причины удач и провалов, имеющих непосредственное отношение к современным проблемам.
Перспективы культурного диалога и федерализма можно обосновать и выстроить, лишь объективно оценив опыт советской власти в национально-культурной политике.
Представленные читателям источники отложились в фондах краевых и областных партийных органов Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Центра документации новейшей истории Ростовской области (ЦДНИРО), Государственного архива Ростовской области (ГАРО), Хранилища документации новейшей истории Национального архива Республики Адыгея (ХДНИ НАРА), Центрального государственного архива Кабардино-Балкарской республики (ЦГА КБР), Центра документации общественных движений и партий Карачаево-Черкесской Республики (ЦДОДП КЧР), Государственного архива Карачаево-Черкесской республики (ГА КЧР).
Документы свидетельствуют, что в модернизации общественного бытия северокавказские лидеры (У. Алиев, С. Сиюхов, Б. Калмыков и др.) стремились стать партнерами власти. Они пытались соотнести личный опыт, традиции того или иного северокавказского этноса с реальными процессами и уровнем прогресса, происходившими в мире. Последнее нашло отражение в дискуссиях о выборе модели развития, контроле над издержками в формировании прямых и обратных связей между этническим и унификационным, минимизировании болезненности процесса, смягчении конфликтов между традиционализмом и модернизмом. Послереволюционное общество продемонстрировало как большие мобилизационные возможности, так и стремление к защите национальной идентичности вопреки насаждаемой политической целесообразности и исторической необходимости.

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии Т.Ю. Красовицкой.

© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация