Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

КАК СНИМАЛИ ХРУЩЕВА: Стенограммы пленумов ЦК КПСС и другие документы
Документ №4

Запись беседы А.И. Микояна с В.И. Галюковым, сделанная С.Н. Хрущевым1


[Не позднее 2 октября 1964 г.]2

 


Беседа А.М. Микояна с В.И. Галюковым3

[В.И. Галюков:]4 С 1949 г. [я] раб[отал с Н.Г. Игнатовым]. В 1961 г. [вышел] на пенсию5. В ком[итете] заготовок — ст. референт. Корниец — ушел. [Н.Г. Игнатов] сказал — устроит. [Я стал работать] в хоз[яйственном] отд[еле] Верх[овного] совета [РСФСР]. Сопр[овождал Игнатова] в командир[овки] и на отдых. Весной — [ездили] отдыхать вместе, съездим в Среднюю Азию и вернемся на Кавказ. [Должен был пойти] в отпуск 8/VIII. 3/VIII пригл[асил Игнатов] к себе — «Вид хороший, стоит ли тебе ехать?».

[В.И. Галюков:] «Я с директ[ором] санатория “Россия”?6 переговорил».

Он [Игнатов] рассердился: «Что ты там изменил своим разговором? Может, нам не7 надо ехать вдвоем?»

[В.И. Галюков:] «Как хотите».

Распрощались.

6/VIII позвонил нач[альник] секр[етариата Игнатова] и предложил позвонить [Игнатову] на след[ующий] день.

7/VIII позвонил к нему. Помирились.

Вылетели 8/VIII вдвоем. Гуляем на даче в санат[ории] «Россия»8. Он говор[ит:] «Дача ничего, но Б[режнев] и П[одгорный] предлагали 4[-ю] дачу»9.

Я: «А Н[икита] С[ергеевич] как?»

Я: «Надо занять ее?».

Н[иколай] Г[ригорьевич:] «Всему свое время».

Н[иколай] Г[ригорьевич:] «А они его [Хрущева] не х… [не] слушают».

У меня подозрение. Отчего?

[Н.Г. Игнатов:] «Узнай тихо, кто отдых[ает] из чл[енов] ЦК».

Узнал у секр[етаря] горкома. [Тот] ответил, [что] с Камчатки, Белгородский и Винницкий (Калита)10.

Через несколько дней [Игнатов] говорит, что вроде видел Титова из Грозного. «Узнай, он или нет. Скажи, что из горкома звонят».

Позвонил. Его нет. Попросил позвонить на дачу Н.Г. Игн[атову].

Н[иколай] Г[ригорьевич] говорит, что звонил Титов, надо пригласить в гости.

Он, Чмутов (пром[ышленный] облисп[олком] Волгограда), Титов и др. Вспоминал Ленинград. Анекдоты о Н[иките] С[ергеевиче] (Чмутов и др.) Все время вместе.

Через неск[олько] дней ~ 29/VIII звонит Брежнев11. Сказал, что надо ехать в Краснодар12.

Н[иколай] Г[ригорьевич] говорит: «Я пощупаю там Георгия» (Воробьев[а]). Сказал [далее]: «У меня был[и] Чмутов, Титов. Их разговоры за себя говорят. Это настроения подчеркивает.

Меня беспокоит Грузия, я числа 10[-го] вернусь, и надо поработать.

Статья13 в газете о колхознице 127[-ми] лет в адрес Н[икиты] С[ергеевича]14. Я понимаю, что это твоя работа. Это очень хорошо.

Саратовский секр.[етарь] (Шибаев), я и его… Что касается Заробяна, то он хор[оший] человек. Это наш человек. Леня, я тебя прошу: это надо сделать до ноября».

Приехав [на отдых], [Игнатов] хотел поехать в Грузию, Армен[ию], Орджоникидзе. О Титове он говорил, что это хорош[ий], нужный, наш человек, стоящий человек. После приглашения в гости.

Поехали в Краснодар 30/VIII.

30/VIII вечером в особняк приехали15 Качанов, Чуркин, Трубилин, Байбаков. Ужин. Говорили о процедуре митинга.

[Н.Г. Игнатов] говорит о Воробьеве: «Гордится, не едет».

Я отвечаю, что туго с планом по хлебу.

31/VIII — митинг, ужин. В 8.00 банкет для актива. Едем в особняк. Он [Игнатов], Качанов и Чуркин. Воробьев провожал саратовского секретаря.

31/VIII вечером собрались и [уехали Качанов и Чуркин,] остались Трубилин (пред[седатель] сельск[охозяйственного] исп[олкома]) [и Воробьев]. В 22–23 час[а] Воробьев и Игн[атов] вдвоем [вышли] в парк. Нет час, два. Трубилин стал волноваться — 1 час ночи. Трубилин подошел, попрощался. А они остались.

Утром 1/IX приехал[и] Воробьев, Миронов (Ростов), Байбаков16 — [на] завтрак. Погуляли. Звонок от Брежнева. Туда [к телефону вместе с Игнатовым прошли] Воробьев и Качанов. [Игнатов] говорит: «Леня, все прошло хорошо. Спасибо за помощь. (Дал деньги на банкет нефтяников.) Я должен сказать, у меня Воробьев. Что касается саратовского секр[етаря], то сначала не понимали друг друга, а затем поняли».

Взял труб[ку] Воробьев. Разговор о нагр[аждении] и т. п.

[Взял трубку] Качанов. [Разговор о награждении и т.п.]

Уехали в крайком и Приморско-Ахтырский р[айо]н на рыбу (Качанов и Чуркин). Вечером приехали, ловили рыбу, охотились. Возвр[атились] 2/IX вечером, ужин. Ходили до часу ночи вдвоем с Воробьевым. Один раз днем — часа два до этого. [Игнатов] обычно ложится в 11 часов.

Н[иколай]17 Г[ригорьевич] пригласил Воробьева (один), Качанова (один), Чуркина (один), Трубилин[а] (один) (пред[седатель] пром[ышленного]18 обл[астного] исп[олкома]) в Сочи на воскрес[енье] 6/IX. Задержались по дороге Качанов и Трубилин.

На обеде [присутствовали] 20 чел[овек] (Титов с жен[ой], Байбаков с женой, Попов, мин[истр] культ[уры Российской] Федер[ации]). Разговор [шел] о Ленинграде, о Козлове. Воробьев говорил о принцип[иальной] и прав[ильной] позиции тогда Игнатова. Тосты.

После обеда на след[ующий] день говорит: «Видишь, никто за него [Хрущева] и тоста не поднял. Это хорошо».

Я не ответил.

После обеда часов в 10 я заказал Ялту, Подгорного для Н[иколая] Г[ригорьевича]. [Игнатов] взял трубку и говорит: «Давай Георгия (Воробьева) и Титова». Дверь я закрыл. [Игнатов] говорит, кто у него. Первым стал говорить Титов. (До этого желает Игнатов успехов. [И подчеркивает:] «Это (успех) не от нас, а от тебя зависит»). У него добрые пожелания.

[Я] вышел на улицу. Фрамуга открыта. Стал слушать.

Трубилин подошел и спросил, где Н[иколай] Г[ригорьевич]. Он [Трубилин пошел] туда. Его выгнали. Недоволен. Говорит: «Все прячутся, они все знают, а я не знаю». Я спросил: «Кто тебя?». Ответил: «Не буду говорить, я и без них все знаю. Все пост[ановления] идут через меня».

Поговорили с Подгорным и разъехались19.

Утром проводы краснодарцев, и [все] уехали. Он [Игнатов] говорит Вас[илию] Ив[ановичу] Галюк[ову,] что Титов человек хороший, нужный.

Разг[овор] о жизн[и]20.

[Игнатов:] «У тебя еще впереди есть перспектива».

Я промолчал, [сделал вид, что] «не понял».

После возвр[атились] в Москву 19/IX в субботу. В понед[ельник] (21/IX) [Игнатов] пригласил [меня] на дачу.

Позвонил ему Кириленко, из Афона. Он заказал его, но Кириленко купался, нет разговора.

Он [Игнатов] позвонил Брежневу. Говорят, заболел, нет его. Говорит: «Бр[ежнев] болеет. Что за болезнь, нужная или не нужная?» Я ушел. Через нек[оторое] время я вернулся в кабинет. Он говорит: «Ничего, у него грипп. Все нормально».

До работы приехали на кварт[иру Игнатова] взять папку и ключ от сейфа. Он [Игнатов] ищет ключ от сейфа. «Сказала она [жена Игнатова,] в вазе он, а его (ключа) нет». (Жена в Цхалтубо). «А ключи еще есть, — спрашивает, — на работе?» [Отвечаю, что] есть в секретной части. «Нет ключа, надо срочно, заказывай Тбилиси (второго секретаря)». Попросил дозвониться до жены в Цхалтубо, узнать о ключе.

Принесли второй ключ. Пошли, открыли сейф.

[Игнатов] говорит: «Все на месте. Там пистолет. А то у него (Льва)21 всякие нехорошие мысли появляются, пусть лучше он здесь лежит».

Все оставил, закрыл, ключ оставил. Закрыл, ключ положил.

Ждали Цхалтубо, говорят, в 2 часа [соединят для] разговор[а].

А[настас] И[ванович:] Ключ вернул?

В[асилий] И[ванович:] Не знаю. Я думаю, он хотел ключ забрать. Это мое предположение. Раньше никогда ключом не интересовался. Тут он демонстративно меня тянул к сейфу. Зачем, не понятно.

Когда Брежнев вернулся из Италии22, позвонил и сказал, что едет в Болг[арию]23. Н[иколай] Г[ригорьевич]: «Имей в виду. Я был там в 1960 г. У него настроение (Живкова) такое, что сказал: «Странно так ваш себя ведет».

Бывало24 этим летом [Игнатов] ходит и ругает Н[икиту] С[ергеевича], что вывели его из президиума [ЦК КПСС] неправильно. «Мой пленум, двадцатка моя25. Я столько сделал. Запустил [Хрущев] с[ельское] х[озяйство]. Я бы за 2–3 года все поднял, а он ездит, болтает, а дела нет».

В Горьком [Игнатов] был не доволен26. Когда Н[икита] С[ергеевич] стал 1 [-м] секр[етарем]27, он говорил: «Вот приставку он себе сделал. Он долго не протянет, ну, лет 5. Возраст». Когда начались пленумы, совещания, [Игнатов] говорил: «Не выйдет. Болтают».

Н[икита] С[ергеевич] приехал в Горький с вопр[осом] о займе28. Он [Игнатов] нек[оторое] время вел себя правильно.

Н[иколай] Г[ригорьевич], попав к Н[иките] С[ергеевичу] в гости (в это время Мыларщиков часто бывал), он говорит мне: «Скажи Мыларщ[икову], что[бы тот] уехал. У нас [с Хрущевым] разговор есть».

Н[икита] С[ергеевич] стал говорить с Игнат[овым] и рассказал о действ[иях против] Молотова и Кагановича29. Н[иколай] Г[ригорьевич] вскользь сказал, это дело нужное и его надо решать.

Когда30 [Игнатова] ввели в президиум [ЦК КПСС]31, не известно было распределение обязанностей. Узнал, что он секр[етарь] ЦК. Подключил Пивоварова. Пивовар[ов] говорит: «Прощупал — будеш[ь] секретарем». Его когда избрали, он думал о распр[еделении обязанностей]. Кириченко — 2-й секр[етарь]32. Он [Игнатов] говор[ит]: «Что я — хуже его, что я — хуже разбираюсь?»

Часто встречался с Аристовым, Мухитдиновым, Фурцевой. Когда получили первое китайское письмо ко всем партиям 1958 или 1959 г.33, оно его очень обрадовало. Сказал: «На! Читай». Когда Ходжа выступил на совещании34, он [Игнатов] стал в адрес В[асилия] И[вановича] говорить: «Ты такой [же] “держиморда”, как и он» (т.е. Н[икита] С[ергеевич]).

Вдруг35 говорит: «Он же дурак дураком».

Я: «Кто?»

Н[иколай] Г[ригорьевич]: «Хрущ. Я мог бы также. Мне говорили, чтоб брал руководство».

Я: «Ну, это тяжеловато».

Н[иколай] Г[ригорьевич]: «А он что, умнее?»

А[настас] И[ванович]: Когда это было?

В[асилий] И[ванович]: В году 1959 г. Я думаю, это были Доронин, Хворостухин, Киселев, Жегалин, Денисов (посол в Венгр[ии]), Лебедев, Игнатьев, Патоличев (но после внешторга они разошлись как-то).

А[настас] И[ванович]: Когда у Вас появ[ились] сомнения?

В[асилий] И[ванович]: Когда был в Сочи. [А до этого считал] так: «говорит и пусть говорит».

Отношение к Брежневу [было] плохов[ато]. «Занял пост, а с антипарт[ийной] гр[уппой] не воевал36. Ж[опа]…». У него [Игнатова] потом утихло. Дважды [такое отношение возникало]. Перед тем, как Брежнева избр[али]37, он думал, что его38 [изберут.]

Когда Подгорн[ый] был на Укр[аине], Н[икита] С[ергеевич] говорит ему (в Крыму): «Мы тебя заберем в Москву, президента нового избер[ем]». Подгорн[ый] рассказал Игнатову. Т.к. Н[икита] С[ергеевич] никого не назвал, то Подгорн[ый сказал]: «Может, Игнатова?». Н[икита] С[ергеевич]: «Посмотрим». После приезда Подгорн[ый] говорит [Игнатову]: «Н[икита] С[ергеевич] обещает». Н[иколай] Г[ригорьевич] говорит: «Ну, если правда…». Он ждал этого решения, говорил В[асилию] И[вановичу, что] все будет хорошо.

Когда избрали Микояна39.

Когда40 Подгорн[ый] стал раб[отать] в ЦК [КПСС], Игнатов часто к нему заходил, подолгу сидел. Дома говорил: «Был у Николая, долго сидели».

Раньше он говорил, что был у Брежнева, и тот ему говорил, что все будет хорошо.

Когда я (в отп[уске]) напомнил [Игнатову], что [тот] хотел поехать в Грузию и Армению, Н[иколай] Г[ригорьевич] говорит, что Брежнев сказал, что Заробян был у него в Москве.

О Семичастном.

О Шелепине и Семичастн[ом]. Н[иколай] Г[ригорьевич] сказал: «О катере я сам с Семичастным договорюсь».

В[асилий] И[ванович] говорит, что о ВЧ41 и продуктах я сам договорюсь. «В прошлом году сами договар[ивались], без Семичастн[ого]».

В прошл[ом] году просил Брежнева о катере.

Когда приехали в перв[ый] день, [Игнатов] спросил, как де[ла?]. Говор[ю,] что команды о катере и прод[уктах] есть. Доложил ему. Говорит: «Есть же хорошие люди, Шелепин и Семич[астный]. Они нам не откажут».

До этого о Шелепине плохо говорил. «Он у Маленкова жопу лизал и у него [Хрущева] лижет. Он ко всем приспосабл[ивается]». Влияния раньше на Шелепина не имел. Боялся, что скажет главному.

Семичастнова42 не хвалил раньше.

Серова он [Игнатов] очень уважал, хорошо о нем говорил43. «Был в ХХ съезде. Ни за что он [Хрущев] его выгнал»44.

100-летие I Интернац[ионала]45. Перед выездом в 4 часа он [Игнатов] звонит В[асилию] И[вановичу]. Его не было. Приехал домой В[асилий] И[ванович] в 7 часов. Был на торж[ественной] части и на работу вернулся. Оттуда звонит девушка (секр[етарь]) и соединяет с Н[иколаем] Г[ригорьевичем]. [Тот спрашивает:] «Как живешь? Что нового?»

В[асилий] И[ванович]: «Ничего нового».

Н[иколай] Г[ригорьевич]: «Я с торж[ественного] засед[ания]. Замечат[ельно] выступил Н[икита] С[ергеевич]. (В обычн[ой] обстановке он вообще не говорит «Н[икита] С[ергеевич]», а “Хрущ”). Я собираюсь проводить в Китай делегацию»46.

30/IX В[асилий] И[ванович] позвонил к Н[иколаю] Г[ригорьевичу].

Н[иколай] Г[ригорьевич] отвечает.

В[асилий] И[ванович] говорит: «Увидал свет, думал, чужие. Надо [показания] счетчик[а] снять».

Н[иколай] Г[ригорьевич] говорит: «Давай завтра это сделаем»47.

В отношении Н[икиты] С[ергеевича] у него все это с Воронежа с 1954 г. Он говорил с презрением, называл его «Хрущ». [Когда работали] в Воронеже, поехали отдыхать, и Н[икита] С[ергеевич] должен прилететь в Адлер. [Я] предложил встретить. Он выругал меня («иди ты к е… матери»). «Если надо, встречай его сам».

При работе в Воронеже приехал на совещание Н[икита] С[ергеевич]. Его не узнали, не реагировали (население). Начали приветствовать [лишь тогда], когда сели в маш[ины]. Он говорит: «Видишь, его не любят, плохо встречают». На совещании Н[икита] С[ергеевич] критиковал др[угие] обл[асти], а Воронеж нет. Я говорю Н[иколаю] Г[ригорьевичу]: «Нас хвалят, а других критик[уют]».

Н[иколай] Г[ригорьевич]: «Что, мало труда вложили?»

Я: «Ну, бывает».

Н[иколай] Г[ригорьевич]: «Попробывовал бы48, я б его разделал».

На совещании [были] Чураев с Н[иколаем] Г[ригорьевичем], Зинченко (зам. пред[седателя] облисп[олкома]. Его Н[иколай] Г[ригорьевич] хотел взять в обком или облисполком. Мне говорит: «Я пошел к Н[иките] С[ергеевичу], доказал, что мне нужен Зинченко, и он отступил передо мной».

О военных

Неск[олько] раз в этом году он говорил, когда гулял.

Когда цены на мясо поднялись, [начались] перебои49. Рассказывает, что [дела обстоят] плохо. Начинает заводиться. В один из раз[ов] говорит: «Ничего, ничего. Есть военные, которые… Эх! (Подковырнул пальцем.) Ничего! Ничего!»

А[настас] И[ванович]: Кого50 он имел в виду?

В[асилий] И[ванович]: С Коневым он встречался. Они сблизились на похоронах Запотоцкого. Часто затем встречались с ним на работе в Совмине, когда Конева освободили, а затем опять назн[ачили] в Гр[уппу] Войск. После не встречались, а отношения оставались хорошие. Теплые поздравления с Новым годом и т.п.

Баку

На 150-летие хотел он [Игнатов] возглавить делегацию. Говорил: «Чего его черт несет в Баку (Подгорного)51. Мы теперь там не на первых ролях»52.

Ахундов выступает на подъеме. Часто упоминает Н[икиту] С[ергеевича].

Н[иколай] Г[ригорьевич] говорит: «Ну, зачем он это повторяет. Ну, кому это нужно? Не поним[ает] ситуации»53.

Жили [в Баку] на одном этаже с Подгорным. Он готовится к выступл[ению]. У Н[иколая] Г[ригорьевича] много свободного времени. Он ходит и говорит о Подгорн[ом]: «Это опасный человек. Что ребята говорят?»54

В[асилий] И[ванович]: «Мы об этом не говорим».

Н[иколай] Г[ригорьевич]: «Это опасный человек».

Встр[еча] с Зароб[яном].

Подгорный (с Украины) часто заходил к Н[иколаю] Г[ригорьевичу], когда Н[иколай] Г[ригорьевич] в ЦК работал и Совмине.

Это было после критики на пленуме55. После того как Н[икита] С[ергеевич] сказал: «Я приеду на место и разберусь».

10/IX позвонили из протокола (Высотин), что [надо] ехать сопр[овождать] Радхакришнана56.

Позвонил Георгадзе по поручению Микояна.

Потом Георг[адзе] говорит, что он [Радхакришнан] в Арм[ению] едет, и А[настас] И[ванович] говорит, что если Н[иколай] Г[ригорьевич] не возр[ажает], то А[настас] И[ванович] будет сопровожд[ать] Радхакришнана в Армению. В газетах нет, что А[настас] И[ванович] сопровождает.

Лев57 говорит: «Видишь, А[настас] И[ванович] не сопр[овождает]. Ты понимаешь, что это вопрос политики?».

Н[иколай] Г[ригорьевич] говорит, что понимаю.

Георгадзе сказал, что король приедет, и Н[иколай] Г[ригорьевич] тогда будет его сопровождать.

В газетах [Игнатов] считает, ск[олько] пишут слово «Хрущев».

«С каждым днем физиономия его все хуже», — говорит [Игнатов].

Н[икита] С[ергеевич]58 должен был поехать в отпуск. Н[иколай] Г[ригорьевич] говорит: «Вот, черт, в отпуск не едет, а поедет в октябре».

Полянский — прощелыга.

Воронов — ограниченный человек.

Когда [Игнатов] ушел из ЦК, стал говорить, что59 надо написать (след[ующим] останется), какой Полянский. «Разберем, мы, чл[ены] ЦК, поддержим».

Косыгин — [это] Керенский. Дела не знает. Все проваливает.

В Баку уехал с Заробяном в горы, и долго там разговаривали вдвоем.

В понед[ельник] 21/IХ договорились по тел[ефону] о встрече с Мыларщиковым.


Вел запись С. Хрущев

 

РГАСПИ. Ф. 397. Оп. 1. Д. 93. Л. 1–11об. Автограф.

Опубликовано: Никита Хрущев. 1964: Стенограммы пленума ЦК КПСС и другие документы. М.: МФД: Материк, 2007. С. 154–160.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация