Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СИБИРСКАЯ ВАНДЕЯ
ГЛАВА 1. ПОЛИТИКА И ПРАКТИКА «ВОЕННОГО КОММУНИЗМА» [Документы №№ 1–130]
Документ № 130

Информационная сводка Тюменской губчека за январь 1921 года


г. Тюмень

[Начало февраля 1921 г.]

1. Общее политическое состояние среди населения, рабочих, крестьян и советских служащих.

Настроение населения губернии вообще за истекший период резко изменилось в худшую сторону. Светлым пятном можно отметить только повышенное революционное настроение раб[очих] г. Тюмень. <...>

Иную, противоположную картину представляет из себя пол[итическое] настроение крестьян. Крестьяне по-прежнему остаются темны, и им по-прежнему чужды и непонятны идеи коммунистов, а партия, в этом отношении делая все, что от нее зависит, не может бросить в деревни агитаторов за неимением таковых. Крестьяне, не видя живого слова от партии большевиков, попадают под ловкую авантюру кулаков, попов и проч. темных личностей. Последние играют на самой больной струнке крестьянина, на хозяйственных вопросах. Нельзя, конечно, здесь обойти молчанием, что повод к различным явлениям дает отчасти и неумелый подход к государственной разверстке, т.к. разнообразные, несогласованные приказы продработников на местах вызывают враждебное отношение кр[естья]н к советской власти вообще, в частности к партии коммунистов.

Крестьяне не так возмущались первой разверсткой, как проведением второй, семенной, и вывозом семенного хлеба на ссыппункты. Особенно волнение крестьян заметно в Ишимском [и] Ялуторовском уездах, в остальных уездах — небольшое недовольство ввиду малого поступления продуктов и других предметов первой необходимости.

К коммунистической партии крестьяне относятся враждебно, приписывая ей все распоряжения, которые выгодны только коммунистам, и еще потому, что многие коммунисты на местах, в ячейках, остаются только зрителями, т.к., не зная продовольственной политики, не в состоянии отвечать крестьянам на задаваемые экономические, хозяйственные вопросы.

Отношение к советской власти служащих выжидающее.

2. Забастовки: не было.

3. Политические партии и группы не обнаружены.

Взятые на учет отдельные личности представляются в следующем виде.

По Ишимскому уезду: в г. Ишим членов партии «Народной свободы» — 43 человека, в уезде нет, в городе эсеров — 41 чел., меньшевиков — 10 чел., анарх[ического] течен[ия] — пять;

по Ялуторовскому уезду: в г. Ялуторовск эсеров — семь чел.;

по Березовскому уезду: меньшевиков — восемь человек.

<...>

5. Контрреволюционные явления.

В Ишимском уезде к[онтр]р[еволюционные] банды начинают агитировать среди женщин, жен кр[асноармей]цев и вооружать их против соввласти.

В Тюменском уезде, [в] Нердинской волости, [в] Варваринских юртах, где преобладающее большинство жителей — мусульмане, на собрании 21/I-21 г. отказались от проведения декрета по лик[видации] безграмотности, также от проведения в жизнь приказа продоргана о создании пятидворок.

В Ялуторовском уезде жены красноармейцев протестовали против отправки хлеба из Пятковского ссыппункта в г. Ялуторовск, требуя удовлетворения годичной нормой и выдачи семенного хлеба.

6. Заговоры: не обнаружено.

7. Восстания.

По Ишимскому уезду.

В волости Ларихинской, селе Старо-Травное 29 декабря 1920 года, когда крестьяне стали выполнять возложенную на них разверстку, секретарь сельсовета Кривопалов собирает всех женщин и предлагает им отобрать ключи от амбаров, где хранится хлеб, ссыпанный по разверстке. Когда были отобраны ключи, тот же Кривопалов предлагает разобрать хлеб, разделить его между тех, кто ссыпал. Предложение женщины моментально привели в исполнение. После этого секретарь Кривопалов организует женский сельсовет, на котором было постановлено: когда приедет отряд, то его обезоружить и арестовать, поставить часовых, чтобы смотреть, когда он появится, [и] звонить в колокола.

Когда приехал отряд и видя, что без жертв не обойтись, дал вверх залп, вернулся обратно. Видя нерешительность продотряда, женщины ободрились, и когда явился второй отряд, то вступили с ним в схватку. В итоге получилось, [что] одна жена красноарм[ейца] убита (кулацкого происхождения), другая ранена — не красноарм[ейка], из среднего положения. Главную роль в этом играла гражданка того же села Лаврентьева.

[В] Б[ольше]-Сорокинской волости, дер. Пинигино 31 декабря 1920 года произошло столкновение крестьян с продотрядом, было пущено в ход оружие, в результате раненых 17 человек, из них трое умерло от ран.

В Уктузской волости, в селе Уктузское и дер. Шамшурино женщины прогнали продотряд, требуя оставления продкорма, убито 2 крест[ьянина].

В селе Поволокинское женщины распускают совет, организуют женский и выбирают двух делегаток для ходатайства перед властью против действия продотрядов.

По Ялуторовскому уезду.

В Омутинской волости, [в] дер. Чуркино 2 января на общем собрании граж[дане] категорически отказались провести в жизнь десятидворки, заявив в один голос «Долой власть совета!», всех коммунистов надо выбить. Инцидент улажен. Инициаторы выяснены: были кулаки и двое правых эсеров.

В Юргинской волости, село Юрга, 7 января крестьяне, собравшись из разных деревень в количестве трехсот человек, вооруженные палками, окружили квартиру продработников, выбили окна. Было дано четыре залпа. Толпа разбежалась. Жертв нет. Инцидент ликвидирован, часть зачинщиков арестована.

8. Военное состояние.

Численность гарнизона на территории губернии — двадцать четыре тысячи (24 000) красноармейцев и пять тысяч пятьсот (5500) лошадей. Настроение частей гарнизона в губернии среднее. <...>

Большинство красноармейцев на территории губернии являются местными жителями. В связи с посылкой некоторых отрядов для проведения госразверсток таковые оказывали тяжелое впечатление на красноармейцев. Сталкиваясь с товарищами непосредственно в частях и делясь с ними вопросами произведенной разверстки, крестьяне неумышленно, но подчас злостно вызывали массовое недовольство и ропот в среде красноармейцев — местных крестьян губернии. Во всех частях очень скрытое брожение на почве разверстки.

В связи с демобилизацией армии, уходом в бессрочный отпуск увольняемых красноармейцев, от них отбирается казенное обмундирование и выдается худшее, что и вызывает недовольство среди красноармейцев.

<...>

10. Недостаток советской работы.

Недостаток совработы наблюдается в основном в отсутствии политических и технических работников, а затем в неправильном понимании возложенных на руководителей обязанностей. Тормозом укреплению среди населения идей соввласти являются, главным образом, преступления по должности, превышение власти отдельными советскими работниками, а также халатное и небрежное отношение к распоряжениям соввласти, в особенности в уездах и волостях.

Эти явления наблюдались среди ответственных работников продорганов, выражающихся в несогласованной распорядительности1, неумении подойти ближе к крестьянской массе. Факты:

а) Приказ уполгубпродкома по Боровской волости Ишимского уезда и целому ряду других волостей следующего содержания: «Весь излишек сдать на ссыппункт, оставить семь пудов пш[еницы] на едока до нового урожая, семенной же оставить на месте».

б) Телеграфное распоряжение губпродкомиссара Инденбаума: семенной хлеб должен остаться на местах.

в) Вслед за этим — второй приказ Фролова: весь хлеб изъять, не исключая и семенного. Причем первый приказ не аннулируется. Дается срок — [за] девятнадцать часов нагрести триста возов зерна. На заявление крестьян, что у них нет мешков, пологов, да и хлеба часть не обмолочена, ответ продработника: «Для меня безразлично, хотя бы в бабьих рубахах. Или вытрясите перины и сделайте мешки, а хлеб должен быть вывезен». В результате приказ не был исполнен к сроку. Сельсовет был арестован на трое суток и у членов [его] конфисковано 16 скотин.

г) Уполномоченный губпродкома т. Абабков [И.П.] со своим отрядом, работая в волостях Уктузской, Пегановской, Дубынской, Ильинской по проведению госразверстки, производил над крестьянами издевательства: грабеж, избиение кулаками, нагайками, прикладами ружей без всякого основания. Лично Абабков сам избивал и, в довершение всего, пострадавшие крестьяне были арестованы и отправлены в Ишим. Уполномоченный Ишимского политбюро тов. Калинин сам лично видел у пострадавших на лице и на теле синяки. По приказу Абабкова продотрядом были избиты четырнадцать крестьян, у многих сняты полушубки, шапки, тулупы.

В результате таких выходок продработников и их разнородных распоряжений были столкновения с жертвами. <...>

Освобождены продзаложники: числящиеся за губчека и политбюро 194 человека (числящиеся за губпродкомом освобождены последними).

Общие явления.

За истекший период на территории губернии крупного бандитизма не замечалось, а есть случаи мелких краж, ограбления.

Предгубчека Студитов

Зав. секрет[ным] отделом Бойко

 

ТОЦДНИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 269. Лл. 19–23. Машинописная копия.

ТОЦДНИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 277. Лл. 24–28. Машинописная копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация