Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1949-1952
Документ №115

Запись беседы заместителя министра иностранных дел СССР В.А. Зорина с послом США в СССР А.Г. Кэрком по поводу американского проекта мирного договора с Японией

08.06.1951
Секретно

Сегодня, 10 июня, в 12.00 пригласил к себе посла Соединенных Штатов Америки А.Г. Кэрка. Кэрк пришел в сопровождении советника посольства США в Москве Фриирса.

Я передал Кэрку ноту правительства СССР правительству США о мирном договоре с Японией (прилагается), содержащую ответ Советского правительства на Меморандум правительства США от 19 мая с.г.1 по поводу американского проекта мирного договора с Японией.

Кэрк заявил, что текст ноты будет переведен и передан правительству CШA для изучения.

В конце беседы Кэрк осведомился о здоровье А.Я. Вышинского.

Я ответил Кэрку, что А.Я. Вышинский чувствует себя хорошо и в настоящее время находится на отдыхе.

Беседа продолжалась 5 минут.

Присутствовал и переводил Моляков Н.И.

Заместитель министра иностранных дел СССР

В. ЗОРИН

Приложение I

НОТА ПРАВИТЕЛЬСТВА СССР ПРАВИТЕЛЬСТВУ США ПО ПОВОДУ АМЕРИКАНСКОГО ПРОЕКТА МИРНОГО ДОГОВОРА С ЯПОНИЕЙ

10 июня 1951 года

Правительство СССР получило 19 мая с.г. от правительства США Меморандум, представляющий собой ответ на «Замечания правительства СССР по поводу проекта США мирного договора с Японией» от 7 мая с.г.

Советское правительство принимает к сведению заявление правительства Соединенных Штатов о том, что оно, рассмотрев замечания правительства Советского Союза на Меморандум правительства США от 29 марта 1951 года, считает, что разногласия, которые имеются между взглядами правительства СССР и мирными условиями, изложенными в мартовском американском проекте, не настолько велики, чтобы помешать достижению согласованного мирного договора.

Поскольку, однако, наряду с указанным заявлением в американском Меморандуме от 19 мая излагаются соображения относительно «Замечаний правительства СССР по поводу проекта CШA мирного договора с Японией» от 7 мая, дающие неправильное и в ряде случаев извращающее смысл этих замечаний толкование, Советское правительство в целях внесения полной ясности считает необходимым заявить следующее.

1. Об основных положениях американского проекта мирного договора с Японией.

а) Как для Советского Союза, так и для других стран, заинтересованных в обеспечении прочного мира на Дальнем Востоке, важнейшее значение имеет вопрос о том, чтобы Япония не стала снова агрессивным государством, чтобы предупредить возрождение японского милитаризма.

Как известно, немногим более 10 лет тому назад милитаристская Япония напала на Советский Союз в районе Владивостока. В течение 15 лет японский империализм, вторгшийся в Китай, терзал китайский народ, причиняя ему огромные бедствия. Японские империалисты не остановились и перед нападением на Соединенные Штаты, а затем и на целый ряд государств Азии, в том числе и на Индию, что развязало войну на всем Дальнем Востоке.

Имеются ли в американском проекте мирного договора с Японией гарантии против возрождения Японии как агрессивного государства? Ознакомление с этим проектом показывает, что в нем никаких гарантий на этот счет не имеется.

В связи с этим в «Замечаниях Советского правительства по поводу проекта США мирного договора с Японией» было сказано, что «американский проект не только не содержит гарантий против восстановления японского милитаризма, но и вообще не выдвигает никаких ограничений в отношении размеров вооруженных сил Японии», как это сделано, например, в мирном договоре с Италией, хотя для такого привилегированного положения, по сравнению с Италией, у Японии нет никаких оснований.

Не имея возможности опровергнуть это утверждение Советского правительства, правительство США в своих заявлениях по этому вопросу в Меморандуме от 19 мая впадает в явное противоречие. С одной стороны, в этом Меморандуме оно заявляет, что будто бы по вопросу о демилитаризации Японии никаких соглашений между державами «фактически не существует, кроме решений, касающихся периода оккупации». Однако, с другой стороны, правительство США тут же ссылается на Потсдамскую декларацию четырех держав о капитуляции Японии, где в качестве основной цели оккупации Японии выдвинута задача получить «убедительное доказательство, что способность Японии вести войну уничтожена», что относится, как это очевидно, не только к периоду оккупации, но и к последующему времени.

Кроме того, существуют постановления Дальневосточной комиссии, которая еще 19 июня 1947 года приняла важное решение, содержащееся в ее документе «Основная политика в отношении Японии после капитуляции». В этом основном документе Дальневосточной комиссии, принятом при участии представителей Австралии, Канады, Китая, Франции, Индии, Голландии, Новой Зеландии, Филиппин, СССР, Англии и CШA, на первый план поставлена задача: «Завершить дело физической и духовной демилитаризации Японии путем проведения ряда мероприятий, требующих установления периода сурового контроля, включая полное разоружение, проведение экономической реформы, цель которой заключается в том, чтобы лишить Японию возможности вести войну, уничтожение милитаристских влияний и осуществление сурового правосудия в отношении военных преступников».

Конечно, и это решение касается не только периода оккупации.

После приведенных фактов становится ясным, насколько далеко от действительности утверждение правительства США, что будто бы в отношении демилитаризации Японии никаких соглашений между державами «фактически не существует, кроме решений, касающихся периода оккупации».

После приведенных фактов нельзя отрицать того, что, поскольку в американском проекте не содержится никаких ограничений вооруженных сил Японии, то там нет никаких гарантий против восстановления японского милитаризма и возможности повторения японской агрессии. Понятно, что с таким положением не может согласиться ни одно государство, испытавшее агрессивное нападение Японии и заинтересованное в обеспечении прочного мира на Дальнем Востоке.

Вместе с тем правительство США фактически уже осуществляет при помощи своих оккупационных властей политику восстановления японского милитаризма. Это видно из того, что американские оккупационные власти не только не проводят мер по ликвидации военных баз в Японии, но, наоборот, стремятся значительно их расширить, модернизировать и использовать для агрессивных целей. В Японии уже приступили к воссозданию сухопутной армии, военно-морского и военно-воздушного флотов; восстанавливают и расширяют работу бывших японских военных арсеналов и предприятий военного назначения; освобождают японских военных преступников; восстанавливают милитаристские организации и все больше поощряют пропаганду войны; поднимают роль и влияние сторонников возрождения милитаризма в правительственном аппарате. Более того, Соединенные Штаты, как это в основном признает само правительство США в своем Меморандуме от 19 мая, уже приступили к использованию промышленных и людских ресурсов Японии для своей военной интервенции в Корее, незаконно проводимой под флагом Организации Объединенных Наций.

Как проект США мирного договора, так и проводимая американскими оккупационными властями политика в Японии свидетельствуют о том, что правительство США не считается с взятыми на себя по международным соглашениям обязательствами не допустить возрождения японского милитаризма. По сути дела, американский проект мирного договора с Японией, равно как и Меморандум США от 19 мая, преследуют не мирные цели предупреждения повторения японской агрессии, а агрессивные цели восстановления японского милитаризма.

В американском проекте мирного договора с Японией не содержится никаких гарантий обеспечения будущей безопасности стран, пострадавших от агрессии милитаристской Японии, хотя всякому понятно, что это должно быть одной из главных задач мирного договора. Вместо этого в проекте особо оговаривается предоставление Японии возможности сделать «вклад в обеспечение своей безопасности», что якобы соответствует «праву на индивидуальную или коллективную самооборону», предусмотренному для стран — членов ООН в Уставе Объединенных Наций.

В Меморандуме США от 19 мая уже более откровенно говорится по этому вопросу. В этом Меморандуме сказано о том, что правительство США намерено «вступить в соглашение о безопасности с Японией на период после заключения договора», то есть предусматривается заключение военного соглашения между США и Японией2.

Из этого следует, что задача недопущения возрождения японского милитаризма и обеспечения в будущем безопасности стран, пострадавших от японской агрессии, подменяется правительством США заключением военного соглашения с Японией, что будет еще больше толкать Японию к восстановлению милитаризма. Поскольку совершенно очевидно, что в этом военном соглашении США с Японией исключается участие таких стран, как Китайская Народная Республика и Советский Союз, то не подлежит сомнению, что это военное соглашение США с Японией направлено, прежде всего, именно против этих государств и имеет явно агрессивный характер.

После этого становится ясным, что все ссылки на Устав ООН, на «право индивидуальной и коллективной самообороны», в данном случае явно несостоятельны и насквозь фальшивы.

Не приходится также доказывать, что и ссылки американского Меморандума на заявление И.В. Сталина, сделанное 10 марта 1939 года, по вопросу о борьбе с агрессией и коллективной безопасности миролюбивых стран3 здесь не только совершенно неуместны, но и лицемерны.

Таким образом, Меморандум США от 19 мая показывает, что американский проект мирного договора с Японией не только не дает гарантий против возрождения японского милитаризма, причинившего столько бедствий миролюбивым народам, но, наоборот, толкает Японию на путь агрессии, приведший уже японское государство на край пропасти, и, следовательно, в корне противоречит как интересам обеспечения прочного мира на Дальнем Востоке, так и национальным интересам самой Японии.

б) Об окончании оккупации Японии и выводе иностранных войск с японской территории.

В своих Замечаниях от 7 мая Советское правительство предложило точно указать в договоре, что «после заключения мирного договора с Японией в течение не более одного года выводятся все оккупационные войска с японской территории и ни одно иностранное государство не будет иметь войск или военных баз в Японии».

Как известно, в мирном договоре с Италией, равно как и в других мирных договорах с европейскими странами, точно указано, что оккупация должна заканчиваться в возможно короткий срок и, во всяком случае, не более чем в 90 дней со дня вступления в силу мирного договора. Однако в американском проекте мирного договора с Японией не указывается никакого срока для вывода оккупационных войск из Японии. Содержащееся же в Меморандуме США от 19 мая неопределенное заявление, что «оккупация прекратится по вступлении договора в силу» без указания какого-либо срока вывода оккупационных войск, может только ввести в заблуждение; тем более что из того же Меморандума видно, что фактически США и после заключения мирного договора не собираются выводить свои войска, а намерены оставить в Японии свои вооруженные силы будто бы «не в качестве оккупационных войск».

Отказываясь установить срок вывода оккупационных войск с японской территории, правительство США нарушает одно из важных своих обязательств по международным соглашениям. Оставление иностранных войск в Японии после заключения мирного договора, под каким бы предлогом это ни проводилось, противоречит Потсдамской декларации от 26 июля 1945 года, предусматривающей вывод иностранных войск из Японии, и означает замаскированное продление оккупации Японии на неопределенно длительный срок.

Намереваясь продлить оккупацию и после заключения мирного договора, правительство США стремится таким образом остаться фактическим хозяином в Японии на долгое время. При таком положении правительство США может рассчитывать на сохранение тех привилегий, которые оно обеспечило для себя за годы оккупации, может рассчитывать на продление политической и экономической зависимости Японии от США, может рассчитывать не только на сохранение, но и на дальнейшее увеличение своих военных баз в Японии. Понятно, что все это может лишь подорвать дело мирного урегулирования с Японией и укрепления мира на Дальнем Востоке.

Поэтому необходимо, чтобы в мирном договоре с Японией был точно установлен срок вывода оккупационных войск с японской территории и чтобы в этом договоре было установлено, что ни одно иностранное государство не будет иметь войск или военных баз в Японии.

в) О недопустимости участия Японии в коалиции против государств, заинтересованных в подписании мирного договора с ней.

В связи с изложенным становится понятным, почему правительство CШA в своем Меморандуме не соглашается с предложением Советского Союза обязать Японию не вступать в коалицию, направленную против какого-либо государства, заинтересованного в подписании мирного договора с Японией. Ссылка правительства США на то, что Япония должна будет в соответствии со статьей 2 Устава ООН воздержаться от агрессии или от применения силы против территориальной целостности или политической независимости какого-либо государства, является явно несостоятельной. Опыт показал, что правительство Соединенных Штатов использует политическую и экономическую зависимость от них ряда стран — членов ООН (прежде всего — участников Североатлантического союза и Латиноамериканских Республик) для того, чтобы превратить ООН в орудие развязывания агрессивной войны на Дальнем Востоке. Ссылка на статью 2 Устава ООН в Меморандуме правительства США, а также в статье 6 американского проекта мирного договора рассчитана на то, чтобы использовать в тех же целях и Японию.

Кроме того, нетрудно понять, что предложение Советского правительства о неучастии Японии в коалиции приобретает важное актуальное значение в силу возможного военного соглашения США с Японией.

г) О снятии ограничений с мирной экономики Японии и с торговли Японии с другими странами.

Меморандум США от 19 мая обходит вопрос о том, что вследствие всяких ограничений в отношении японской мирной экономики и установления привилегий для американских фирм, проведенных американскими оккупационными властями, мирная экономика Японии поставлена в кабальную зависимость от США. Япония лишена возможности вести нормальную торговлю с соседними государствами, что еще больше подрывает перспективы подъема японского народного хозяйства.

Советское правительство считает, что без действительного устранения этих ограничений, навязанных извне, невозможно создать условия для подъема мирной экономики, для улучшения жизни японского народа.

д) Об обеспечении демократических прав японскому народу.

Если судить по Меморандуму США от 19 мая, то в отношении демократизации Японии все необходимое уже достигнуто. Но это совершенно неверно. На самом деле в Японии полностью возрождаются, при содействии оккупационных властей, полицейские расправы с органами демократической печати, репрессии против профсоюзов и других демократических организаций, преследования за политические убеждения, и имеет место возврат к довоенным фашистским порядкам в Японии, когда существовал позорный закон о борьбе с «опасными мыслями».

Все это подтверждает необходимость принятия тех предложений о демократизации Японии, которые были выдвинуты в Замечаниях Советского правительства.

е) О выполнении Каирской декларации, Потсдамской декларации и Ялтинского соглашения по территориальным вопросам.

Что касается территориальных вопросов, то Советское правительство предлагает только одно — обеспечить честное выполнение указанных выше международных соглашений, под которыми стоит и подпись Соединенных Штатов Америки.

Как известно, в Каирской декларации говорится, что остров Тайвань и Пескадорские острова должны быть возвращены Китайской Республике. Поскольку Китайская Республика превратилась в Китайскую Народную Республику и только Китайская Народная Республика выражает волю китайского народа, — совершенно очевидно, что Тайвань и Пескадорские острова должны быть переданы Китайской Народной Республике. В противном случае Каирское соглашение не будет выполнено, и вся ответственность за это падет на правительство США.

Что же касается островов Рюкю, Бонин, Розарио, Волкано, Парес Вела и Маркус, то в Меморандуме США от 19 мая не содержится ничего, что требовало бы со стороны Советского правительства новых подтверждений изложенного в Замечаниях Советского правительства от 7 мая.

ж) О клеветнических выпадах против СССР.

В Меморандуме правительства США от 19 мая сказано: «Ввиду известного факта приобретения Союзом ССР зон интересов в Маньчжурии правительство США спешит спросить о значении стремления Советского правительства избежать ссылки на возвращение Маньчжурии»4, Советское правительство считает нужным заявить по этому поводу, что СССР не имеет никаких зон интересов в Маньчжурии и, как всем известно, рассматривает Маньчжурию как неотъемлемую часть Китайской Народной Республики. Ввиду этого вышеуказанное заявление американского Меморандума следует рассматривать как жалкие измышления досужих людей и злостную клевету на СССР.

Правительству США не может не быть известно, что Советская Армия, разгромив японскую Квантунскую армию, освободила Маньчжурию и вернула ее под законную власть китайского народа. Что же касается прав на военно-морскую базу Порт-Артур и на Китайско-Чанчунскую железную дорогу, которые были предоставлены Советскому Союзу согласно Ялтинскому соглашению и советско-китайскому соглашению от 14 августа 1945 г.5, то Советское правительство добровольно и безвозмездно отказалось от этих прав в пользу Китайской Народной Республики. Соответствующие соглашения, заключенные в Москве 14 февраля 1950 г., были в свое время опубликованы и, разумеется, известны правительству США6.

Согласно этому договору, Советский Союз, как известно, ликвидирует не позже 1952 года свою военно-морскую базу в Порт-Артуре и выводит оттуда свои войска.

По мнению Советского правительства, было бы гораздо лучше, если бы правительство США отказалось от клеветы на СССР по поводу Маньчжурии и позаботилось о том, чтобы вывести свои вооруженные силы с Тайваня и Пескадорских островов и вернуть эти незаконно захваченные территории их законному владельцу — Китайской Народной Республике.

В Меморандуме правительства США от 19 мая говорится также, будто Советское правительство «в нарушение условий капитуляции задерживает возвращение примерно 200 тысяч японских солдат к их очагам и к мирной жизни».

Не может быть сомнений, что и само правительство США не придает никакой веры этому заявлению. Советское правительство считает нужным напомнить, что еще 22 апреля 1950 года было опубликовано официальное сообщение об окончании репатриации из Советского Союза японских военнопленных, которое, как и последующие сообщения по этому вопросу, было доведено до сведения держав7. В упомянутом выше сообщении указывалось, что нерепатриированными остаются только 1487 японских военнопленных, осужденных и находящихся под следствием за совершенные ими военные преступления, 9 японских военнопленных, подлежащих репатриации после окончания лечения, и 971 человек японских военнопленных, совершивших тяжкие преступления против китайского народа, которые передаются в распоряжение Китайской Народной Республики.

Следовательно, утверждение Меморандума США о том, что Советское правительство задерживает возвращение на родину примерно 200 тысяч японских солдат, является мелким клеветническим выпадом и бьет только по клеветникам.

Что касается замечания Меморандума США о том, что Советский Союз участвовал только шесть дней в войне с Японией и что роль военных усилий Советского Союза в этой войне была будто бы незначительна, то Советское правительство считает нужным заявить следующее. Во-первых, Советский Союз вступил в войну с Японией точно в срок, как это было условлено на Ялтинской конференции, без какой бы то ни было просрочки. Во-вторых, Советская Армия вела кровопролитные бои с японскими войсками не шесть дней, а в течение месяца, так как Квантунская армия долго еще продолжала сопротивление вопреки императорской декларации о капитуляции. В-третьих, Советская Армия разбила в Маньчжурии 22 японских дивизии — главные силы японской Квантунской армии и взяла в плен около 600 тысяч японских солдат и офицеров. В-четвертых, Япония пошла на капитуляцию только после первого решающего удара советских войск по Квантунской армии. В-пятых, еще до вступления СССР в войну с Японией, в течение 1941—1945 годов, СССР держал на границах с Маньчжурией до 40 дивизий и приковывал к себе всю Квантунскую армию, облегчая тем самым операции Китая и США в войне против японских милитаристов.

Правительству США, конечно, известны все эти факты, и если, несмотря на эти факты, правительство США позволяет себе умалить выдающуюся роль Советского Союза в деле разгрома японского милитаризма, то это можно объяснить лишь тем, что правительство США не имеет каких-либо убедительных аргументов, ввиду чего оно вынуждено и в данном случае обратиться к клеветническим извращениям против СССР.

2. О подготовке всестороннего мирного договора с Японией вместо сепаратного договора.

Кроме сделанных выше замечаний по поводу проекта договора, Советское правительство имеет в виду высказать и другие замечания по существу этого проекта, когда состоится совещание заинтересованных стран.

Что же касается порядка подготовки договора, то Советское правительство настаивает на соблюдении Потсдамского соглашения по этому вопросу.

а) В своем Меморандуме от 19 мая правительство США уклонилось от ответа на Замечания Советского правительства, где был приведен текст Потсдамского соглашения, из которого видно, что Совет министров иностранных дел учреждается в составе пяти держав — США, СССР, Китая, Великобритании и Франции, прежде всего, для «подготовительной работы по мирному урегулированию» и что при составлении соответствующих мирных договоров «Совет будет состоять из членов, представляющих те государства, которые подписали условия капитуляции, продиктованные тому вражескому государству, которого касается данная задача».

Между тем приведенные ссылки на Потсдамское соглашение дают основание сделать следующие неоспоримые выводы:

Во-первых, при учреждении Совета министров иностранных дел в составе пяти держав было прямо указано, в качестве его главной задачи, — «подготовительная работа по мирному урегулированию», причем мирное урегулирование не ограничивалось Европой;

Во-вторых, свою подготовительную работу по мирному урегулированию Совет министров иностранных дел должен вести в составе членов, «представляющих те государства, которые подписали условия капитуляции», из чего следует, что подготовка мирного договора с Японией возложена на четыре страны — США, СССР, Великобританию и Китай, которые подписали акт капитуляции Японии.

Следовательно, выполнение Потсдамского соглашения в отношении подготовки мирного договора с Японией требует созыва Совета министров иностранных дел в составе представителей США, СССР, Великобритании и Китая, и возражения против этого со стороны Правительства США не имеют под собой почвы.

Неосновательность возражений против созыва Совета министров иностранных дел по такого рода мотивам, будто это может задержать подготовку мирного договора с Японией, также совершенно очевидна. Эти возражения выдвигаются уже в течение нескольких последних лет, и они привели только к оттяжке дела. Между тем за это время подготовка договора могла быть уже закончена и договор мог быть подписан, как это в свое время имело место с мирными договорами пяти других государств — Италии, Болгарии, Румынии, Венгрии, Финляндии, которые были подготовлены Советом министров иностранных дел.

Заявление о том, что процедура Совета предоставляла бы «второстепенную роль» некоторым союзным государствам, также несостоятельно. Достаточно указать на то, что при навязываемом правительством США порядке фактически отстранены от подготовки договора все союзные государства, так как правительство США пошло по пути захвата этого дела исключительно в свои руки.

б) В своих Замечаниях от 7 мая Советское правительство подчеркнуло недопустимость отстранения Китая от подготовки мирного договора с Японией. Китайский народ вынужден был вести многолетнюю и тяжелую войну с вторгшейся на его территорию милитаристской Японией, понес исключительно большие жертвы в этой борьбе, и поэтому правительство Китайской Народной Республики как единственный законный выразитель воли китайского народа не может быть отстранено от подготовки договора, который должен служить установлению прочного мира на Дальнем Востоке. Заявление правительства Китайской Народной Республики от 22 мая сего года подтверждает его законные права и исключительную заинтересованность в подготовке договора, с чем не могут не считаться другие государства.

Между тем американский проект договора и Меморандум США от 19 мая свидетельствуют о том, что правительство США идет как на прямое нарушение национальных прав Китая в отношении его территории, отказываясь выполнить Каирское соглашение о возвращении Китаю острова Тайвань и Пескадорских островов, так и на отстранение Китая от подготовки мирного договора с Японией.

Отказываясь от установленного порядка подготовки мирных договоров, правительство США стремится отстранить от подготовки договора и Китайскую Народную Республику и Советский Союз, а также другие заинтересованные страны и, не считаясь с их законными правами и интересами, намерено по своему усмотрению продиктовать Японии условия договора, поскольку зависимое от американских оккупационных властей японское правительство готово вступить в такой сговор с США.

Все это говорит за то, что правительство США не хочет, чтобы Япония имела мирный договор со всеми государствами, находившимися в состоянии войны с нею. Вместо всестороннего мирного договора Соединенные Штаты хотят навязать Японии сепаратный договор с правительством США и его сателлитами.

Нельзя считать случайным, что правительство США не хочет всестороннего мирного договора с Японией, а стремится к сепаратному договору. Только заключением сепаратного договора Соединенные Штаты могут закрепить зависимость Японии на ряд лет вперед, а поскольку проектом договора предусматривается также заключение военного соглашения между США и Японией, становится ясным, что целью сепаратного договора является превращение Японии в покорное орудие по осуществлению агрессивных планов США на Дальнем Востоке.

Если правительство США не откажется от намерения отстранить Советский Союз и Китайскую Народную Республику от подготовки мирного договора с Японией и навяжет Японии сепаратный мирный договор, это будет означать, во-первых, что Соединенные Штаты встали на путь грубых нарушений своих международных обязательств, в том числе Декларации Объединенных Наций от 1 января 1942 года8, обязывающей не заключать сепаратного мира, и, во-вторых, что теперешняя политика США ведет не к восстановлению и укреплению мира на Дальнем Востоке, а к созданию новой агрессивной группировке на Тихом океане9.

Ответственность за последствия такой политики ляжет целиком на правительство США.

в) Что касается повторного заявления правительства США, что имели место между представителями СССР и США переговоры о проекте мирного договора с Японией, то Советское правительство вынуждено вновь подчеркнуть, что никаких переговоров о выработке проекта мирного договора не было и не могло быть, ибо правительство СССР стояло и стоит против любой формы сепаратных переговоров по этому вопросу. Конечно, личные встречи между Я.А. Маликом и Даллесом по личной просьбе Даллеса имели место, так же как и передача Даллесом своих соображений о мирном договоре с Японией и постановка вопросов Маликом для выяснения мнения Даллеса. Однако было бы абсолютно неправильно рассматривать такие личные встречи как переговоры между СССР и США о выработке мирного договора с Японией.

3. Полностью подтверждая свои предложения от 7 мая, Советское правительство настаивает на cлeдyющиx основных принципах в отношении мирного договора с Японией:

Первое. Мирный договор с Японией должен быть всесторонним, а не сепаратным, для чего ни одна страна, участвовавшая в войне с Японией, не должна быть отстранена от подготовки и подписания договора.

Второе. Мирный договор с Японией должен быть разработан на основе Каирской декларации, Потсдамской декларации, Ялтинского соглашения.

Третье. Для рассмотрения имеющихся проектов мирного договора с Японией должна быть созвана в июле или в августе 1951 года Мирная конференция из представителей всех государств, участвовавших своими вооруженными силами в войне с Японией.

АВП РФ. Ф. 07. Оп. 24. П. 32. Д. 371. Л. 47—65. Копия.

Правда. 1951. 11 июня

Приложение ІІ

МЕМОРАНДУМ ГОСУДАРСТВЕННОГО ДЕПАРТАМЕНТА США

ПОСОЛЬСТВУ СССР В США В СВЯЗИ С ПОДГОТОВКОЙ

ПРОЕКТА ЯПОНСКОГО МИРНОГО ДОГОВОРА

19 мая 1951 г.

Правительство Соединенных Штатов тщательно рассмотрело Замечания правительства Советского Союза от 7 мая 1951 года по проекту японского мирного договора, который правительство Соединенных Штатов представило 29 марта 1951 года. Эти Замечания свидетельствуют о наличии основных расхождений в отношении процедуры. Однако что касается существа, то правительство Советского Союза выдвигает возражения лишь в отношении предложений, касающихся: а) Формозы и Пескадорских островов; b) островов Рюкю и Бонин; с) безопасности Японии в будущем; и даже в этих вопросах разногласия носят лишь частичный, а не полный характер. Анализ Советского правительства отдает, по-видимому, искреннюю, если не преднамеренную дань тому уважению чувства справедливости, с которым подготавливался настоящий проект договора.

I

Разделы Замечаний Советского правительства, обозначенные цифрой 1, касаются процедуры.

Советское правительство утверждает, что, согласно Потсдамскому соглашению от 2 августа 1945 года, «подготовка мирного договора с Японией возложена на Соединенные Штаты, Советский Союз, Китай и Великобританию», составляющих для этой цели Совет министров иностранных дел.

Это мнение Советского правительства выдвигалось в нескольких случаях и каждый раз отвергалось правительством Соединенных Штатов.

Потсдамское соглашение от 2 августа 1945 года предусматривает, что создаваемый им Совет министров иностранных дел будет «в качестве немедленной и важной задачи» составлять «мирные договоры для Италии, Румынии, Болгарии и Финляндии» и будет вырабатывать предложения «по урегулированию неразрешенных территориальных вопросов, встающих в связи с окончанием войны в Европе». Оно далее предусматривает, что Совет «будет использован для подготовки мирного урегулирования для Германии». Оно наконец предусматривает, что «другие дела будут время от времени передаваться Совету по соглашению между правительствами, являющимися его членами».

Таким образом, Потсдамское соглашение между правительствами Советского Союза, Соединенного Королевства и Соединенных Штатов не упоминает мирного договора с Японией. Это было вполне естественным, ибо война с Японией была тогда в полном разгаре, а Советский Союз был в то время в этой войне нейтральным.

Совет министров иностранных дел может, конечно, заниматься и «другими делами», отличными от перечисленных европейских дел, но лишь «по соглашению между правительствами, являющимися его членами».

Соединенные Штаты не соглашались и не соглашаются на передачу дела подготовки мирного договора с Японией Совету министров иностранных дел. Причиной этого, кроме прочего, является тот факт, что систематическое злоупотребление в Совете правом вето препятствует быстрой подготовке через Совет мирного договора. Более того, процедура Совета предоставляла бы второстепенную роль тем Союзным Державам, которые несли на себе большее бремя войны на Тихом океане, чем Советский Союз.

Правительство Советского Союза утверждает, что процедура подготовки мирного договора должна полностью учитывать интересы Китая в мирном договоре с Японией. Нынешняя процедура делает это. Справедливо, что Соединенные Штаты не стремятся получать руководящие указания от осужденного агрессора, однако действительные интересы Китая полностью отражены в настоящем проекте договора. Например, согласно Статье 11, «Япония отказывается от всех специальных прав и интересов в Китае», а Статья 19 делает этот отказ автоматически вступающим в силу. Следует отметить, что Советское правительство, которое в разделах ІІ и ІІІ своих Замечаний касается лишь вопросов существа, не предлагает каких-либо изменений или дополнений в пользу Китая, за исключением вопросов о Формозе и Пескадорских островах, относительно которых предлагается, что Япония должна сделать больше, чем ликвидировать свои права. Тот факт, что правительство Советского Союза в значительной мере принимает положения существа, касающиеся Китая, свидетельствует о скрупулезном учете интересов Китая, с которым подготавливался проект договора.

II

Разделы Замечаний Советского правительства, обозначенные цифрой ІІ, касаются существа проекта договора.

а) Что касается территориальных вопросов, правительство Советского Союза утверждает, что проект договора не отражает с должной точностью Условий капитуляции, поскольку он не предусматривает, что «остров Тайвань и Пескадорские острова должны быть возвращены Китаю».

Территориальная статья Условий капитуляции предусматривала, что «условия Каирской декларации будут выполнены, и японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем». Настоящий проект договора ограничит фактически суверенитет Японии в соответствии с этим.

Каирская декларация предусматривала, что «Маньчжурия, Формоза и Пескадорские острова будут возвращены Китайской Республике».

Правительство Соединенных Штатов отмечает, что Замечания Советского правительства цитируют Каирскую декларацию неточно. Слово «Маньчжурия» зачеркнуто, и «Китай» поставлено на место «Китайской Республики».

Ввиду известного факта приобретения Союзом ССР зон интересов в Маньчжурии правительство Соединенных Штатов спешит спросить о значении стремления Советского правительства избежать ссылки на возвращение Маньчжурии.

Ввиду того факта, далее, что правительство Советского Союза само во многих случаях указывало, что «Китайская Республика» не является тем, на что Советское правительство в настоящее время ссылается как на «Китайскую Народную Республику», правительство Соединенных Штатов спрашивает правительство Советского Союза, действительно ли оно желает в настоящее время, чтобы Маньчжурия, Формоза и Пескадорские острова были возвращены «Китайской Республике».

Проект договора исходит из того предположения, что суверенитет Японии «будет ограничен» с тем, чтобы исключить суверенитет над Формозой и Пескадорскими островами в соответствии с условиями капитуляции, и что если Япония это сделает, то Япония сделает все, что можно требовать от нее, и что японскому народу не должно быть отказано в состоянии мира из-за расхождений во мнениях среди Союзных Держав относительно последующего распоряжения Формозой и Пескадорскими островами.

Правительство Советского Союза критикует положение о том, что острова Рюкю, Бонин и некоторые другие могут быть переданы под опеку Объединенных Наций с Соединенными Штатами в качестве управляющей власти.

Справедливо, что ни сами Условия капитуляции, ни включенная в них ссылка на Каирскую декларацию не упоминают Южного Сахалина или Курильских островов, оккупированных в настоящее время Советским Союзом, как не упоминают островов Рюкю, Бонин и других, упомянутых в Замечаниях Советского правительства. Поскольку, однако, Условия капитуляции предусматривали, как это указано, что суверенитет Японии должен быть ограничен четырьмя главными островами и теми менее крупными островами, которые могут быть указаны, Союзные Державы имеют право в соответствии с Условиями капитуляции разрешать вопросы, касающиеся японских островов, отличных от упомянутых четырех главных островов.

b) Что касается демилитаризации, Советское правительство жалуется, что настоящий проект не содержит гарантий против восстановления японского милитаризма и не ограничивает размеров вооруженных сил в Японии. Утверждается, что это нельзя совместить с «известными соглашениями держав о демилитаризации Японии».

Советское правительство не делает попытки определить так называемые «известные соглашения». Фактически таковых не существует, кроме решений, касающихся периода оккупации.

Из соглашений, упомянутых в Замечаниях Советского правительства, ни Каирское, ни Ялтинское соглашения не касаются этого вопроса. Потсдамские условия капитуляции предусматривают, что «до тех пор, пока не будет существовать убедительного доказательства, что военно-промышленный потенциал Японии уничтожен, пункты на японской территории, которые будут указаны союзниками, будут оккупированы», и что «японским вооруженным силам будет разрешено после того, как они будут разоружены, вернуться к своим очагам с возможностью вести мирную и трудовую жизнь».

Правительство Соединенных Штатов удовлетворено тем, что «способность Японии вести войну уничтожена». Советское правительство разделяет, по-видимому, это убеждение, поскольку оно заявляет, что оккупация Японии «недопустимо затянулась». Кроме того, что касается самих Соединенных Штатов, то они фактически полностью разоружили японские вооруженные силы, находящиеся под их контролем, и обеспечили такое положение, что они в настоящее время ведут мирную и трудовую жизнь. Из воюющих сторон лишь Советское правительство не выполнило этого положения и в нарушение Условий капитуляции задерживает возвращение примерно 200 тыс. японских солдат к их очагам и к мирной жизни. Народ Японии с нетерпением ожидает возвращения к мирной жизни этих тысяч японских солдат, как это обещано Условиями капитуляции.

Что касается устранения какой-либо военной угрозы со стороны Японии в будущем, то этот вопрос является предметом глубокой озабоченности Соединенных Штатов, которые несли бремя войны с японской агрессией в течение почти 4-х лет, тогда как Советский Союз участвовал в военных действиях лишь 6 дней. Правительство Соединенных Штатов полагает, что наиболее эффективным способом достижения желаемой цели является сделать в будущем безопасность района Японии предметом коллективной международной заботы, что практически обеспечивало бы, что меры, которые японцы могут предпринять для своей собственной безопасности, будут предприниматься на основе сотрудничества, а не чисто на национальной основе.

Президент Соединенных Штатов указал в своем заявлении от 18 апреля 1951 года, что правительство Соединенных Штатов готово в настоящее время предпринять, как сказал президент, «естественные первоначальные мероприятия в деле упрочения мира» в районе Тихого океана, и, в качестве одного из таких мероприятий, вступить в соглашение о безопасности с Японией на период после заключения договора. Правительство Соединенных Штатов предполагает, что это соглашение примет тот принцип, что Япония не должна иметь вооруженных сил, которые могли бы стать угрозой нападения.

Правительство Соединенных Штатов не намерено полагаться на надежность договорных ограничений на вооружение, которые были наложены на Румынию, Болгарию и Венгрию мирными договорами и которые уже были в сильной степени превышены.

с) Что касается окончания оккупации, Советское правительство утверждает, что настоящий проект не устанавливает какого-либо периода для вывода оккупационных войск из Японии. Напротив, согласно проекту договора, оккупация прекратится по вступлении договора в силу. Если после вступления договора в силу какие-либо союзные войска и будут находиться в Японии, они будут находиться там не в качестве оккупационных войск, а в соответствии с таким соглашением о коллективной безопасности, которое Япония может заключить добровольно. Подобное соглашение не будет представлять собой угрозы нападения.

Правительство Советского Союза ссылается на тот факт, что территория Японии и ее естественные и людские ресурсы уже в настоящее время используются в связи, как говорится в Замечаниях, с «вооруженной интервенцией в Корее», под чем, по-видимому, подразумеваются усилия Объединенных Наций, направленные на отражение вооруженной агрессии в Корее.

Та помощь, которую японцы действительно оказывают действиям Объединенных Наций в Корее, ограничена рамками демилитаризации, установленными решениями Дальневосточной комиссии, является невоенной по своему характеру и находится в соответствии с Уставом и рекомендацией Объединенных Наций.

Согласно Параграфам 5 и 6 Статьи 2 Устава, даже «государства, которые не являются членами Объединенных Наций», должны «оказывать Объединенным Нациям всемерную помощь», которая может оказаться необходимой для поддержания международного мира и безопасности, а резолюция Генеральной ассамблеи № А/1771, принятая 1 февраля 1951 г., призывает «все государства и правительства продолжать предоставлять всемерную помощь действиям Объединенных Наций в Корее».

d) Что касается мирной экономики Японии, Советское правительство утверждает, что проект договора «игнорирует необходимость снятия ограничений в отношении свободного развития мирной экономики Японии». В действительности проект договора полностью обеспечивает путем восстановления полного суверенитета Японии без каких-либо ограничений в отношении развития ее мирной экономики и без наложения обременительных обязательств, связанных с репарациями из текущей продукции, достижение того результата, которого якобы желает правительство Советского Союза.

III

Разделы Замечаний Советского правительства, обозначенные номером III, содержат некоторые предложения, направленные, по словам Советского правительства, на достижение «скорейшего заключения мирного договора с Японией».

1) Правительство Советского Союза предлагает в отношении процедуры созвать сессию Совета министров иностранных дел в июне или июле 1951 года в составе представителей Соединенных Штатов, Китая, Великобритании и Советского Союза, чтобы приступить к подготовке мирного договора с Японией. По причинам, которые были указаны ранее, и потому, что весь опыт показывает, что такая процедура не достигнет в действительности «скорейшего заключения мирного договора с Японией», правительство Соединенных Штатов не может согласиться с этим предложением в отношении процедуры.

2) Советское правительство предлагает, чтобы при выработке японского мирного договора заинтересованные державы руководствовались некоторыми основными целями. За одним исключением эти основные цели фактически отражены в настоящем проекте договора, а именно:

а. «Япония должна стать миролюбивым, демократическим, независимым государством».

Япония уже является миролюбивым и демократическим государством, а договор дал бы ей независимость.

b. «Должны быть обеспечены демократические права», и «не должно быть допущено...» существование организаций, «целью которых является лишение народа его демократических прав...».

Эти положения обеспечиваются японской конституцией и Декларацией, предусматриваемой настоящим проектом договора, о том, что Япония будет стремиться к проведению в жизнь целей Всеобщей декларации Объединенных Наций о правах человека и к созданию внутри страны условий стабильности и благосостояния, как это предусматривается Статьями 55 и 56 Устава Организации Объединенных Наций, осуществление чего уже начато послевоенным законодательством Японии.

с. «В качестве гарантии против возрождения японского милитаризма в договоре должны быть установлены ограничения размеров японских вооруженных сил с тем, чтобы они не превышали требований самообороны».

Это предложение Советского правительства, очевидно, предполагает, что Япония должна будет зависеть в отношении обороны исключительно от своих собственных вооруженных сил и что ее потребности в этом отношении могут быть определены сейчас окончательно и на все время. Однако Устав Объединенных Наций признает неотъемлемое право как на коллективную, так и на индивидуальную самооборону. Генералиссимус Сталин в своем памятном обращении 10 марта 1939 года указал, что «надлежащая защита против агрессии требует коллективной безопасности, политики коллективного отпора агрессорам», и, сказал он, политика «пусть каждая страна сама защищается от агрессоров» означает «попустительство агрессии».

Настоящие предложения Советского правительства о том, что Япония должна иметь вооруженные силы, потребные для ее самообороны, вместе с другим советским предложением (4) о том, что не должно быть каких-либо других войск в Японии, представляют собой переход к принципу «пусть Япония защищается сама» и, следовательно, как сказал генералиссимус Сталин, «попустительствует агрессии».

Кроме того, определять «размеры вооруженных сил Японии», «необходимых для требований самообороны», как это предлагает теперь правительство Советского Союза, было бы не только затруднительным, но могло бы быть и опасным. Японские наземные, морские и воздушные вооруженные силы, достаточные для самообороны при нынешней беспокойной обстановке, могли бы оказаться при других обстоятельствах достаточными и для нападения.

Правительство Соединенных Штатов надеется и рассчитывает, что применение политики коллективной безопасности, предусматриваемой Статьей 7 проекта договора, обеспечит Японии эффективную безопасность при значительно меньшем японском вооружении, чем это потребовалось бы, если бы договор отражал политику «пусть каждая страна сама защищается».

d. «На Японию не накладывается никаких ограничений в деле развития ее мирной экономики».

Настоящий проект не содержит таких ограничений.

е. «Будут сняты всякие ограничения в отношении торговли Японии с другими государствами».

Настоящий проект договора не налагает каких-либо ограничений на право Японии торговать с другими государствами.

3) Правительство Советского Союза предлагает предусмотреть в договоре, что «Япония не вступит ни в какие коалиции, направленные против одного из государств, принимавших участие своими вооруженными силами в войне против милитаристской Японии».

Точка зрения правительства Соединенных Штатов в том и состоит, что Япония не должна вступать ни в какую коалицию, направленную против какого-либо государства, независимо от того, принимало ли оно участие в войне против Японии. Это предусматривается статьей 6 проекта договора, согласно которой Япония должна согласиться, в соответствии со Статьей 2 Устава Объединенных Наций, воздерживаться от угрозы или применения силы против территориальной целостности или политической независимости какого-либо государства.

4) Правительство Советского Союза предлагает, чтобы мирный договор предусматривал, что «в течение не более одного года выводятся все оккупационные войска с японской территории и ни одно иностранное государство не будет иметь войск или военных баз в Японии».

Проектом договора предусматривается, что оккупация прекратится немедленно по вступлении в силу мирного договора. Она не будет продлена после этого даже на год.

Что касается нахождения в Японии войск какого-либо другого государства, то правительство Соединенных Штатов не хотело бы отказывать Японии в том, что Устав Организации Объединенных Наций называет «неотъемлемым правом... на коллективную самооборону».

5) Правительство Советского Союза предлагает, чтобы «государства, подписывающие мирный договор с Японией, поддержали вступление Японии в Организацию Объединенных Наций».

Настоящий проект договора предусматривает, что Япония незамедлительно подаст заявление о принятии ее в Организацию Объединенных Наций, и правительство Соединенных Штатов приветствует признание правительством Советского Союза того факта, что Япония имеет все основания для членства.

IV

Правительство Соединенных Штатов искренне настаивает на том, чтобы правительство Советского Союза продолжало сотрудничать в выработке мирного договора для Японии, которая уже происходит и которая к настоящему времени значительно продвинулась. Правительство Соединенных Штатов не стремится, как это безосновательно утверждают, заключить «сепаратный» мирный договор с Японией. Наоборот, оно стремится к участию всех заинтересованных государств.

Советское правительство выражает недовольство тем, что правительство Соединенных Штатов взяло на себя инициативу на начальной стадии формулирования Условий мирного договора. Это недовольство представляется неуместным для государства, которое в час победы присоединилось к другим в деле признания особой роли Соединенных Штатов в отношении Японии и в деле возложения на Соединенные Штаты исключительной ответственности за подготовку и издание директив Главнокомандующему Союзных Держав, имеющих целью подготовить Японию для «нового мирного порядка безопасности и справедливости». Правительство Соединенных Штатов приняло на себя эту ответственность и отдало делу оккупации не только громадные ресурсы и усилия, но и надежды и чаяния о такой Японии, которая впредь будет жить с другими как добрый сосед. Правительство Соединенных Штатов не выполнило бы своей ответственности за оккупацию, которую правительство Советского Союза, в числе прочих, возложило на него, если бы оно не проявило своевременно инициативы в деле превращения оккупации в мир, который будет справедливым и продолжительным.

Точки зрения основных заинтересованных правительств уже были тщательно рассмотрены в ходе переговоров, которые были начаты в сентябре прошлого года и которые с тех пор проводятся непрерывно. Проект, представленный 29 марта правительству Советского Союза, как об этом говорится в сопроводительном меморандуме, в значительной степени отражает взгляды, почерпнутые правительством Соединенных Штатов в результате сотрудничества, проявленного другими правительствами. Среди взглядов, принятых во внимание, были и взгляды Советского правительства.

Советское правительство теперь заявляет, что «неправда», что имел место «обмен мнениями между представителями правительства Соединенных Штатов Америки и представителями правительства Советского Союза».

Неоспоримым фактом является то, что 6 октября 1950 года, 20 ноября 1950 года и 13 января 1951 года имели место личные переговоры относительно предлагаемого японского мирного договора между заместителем министра иностранных дел Советского Союза Я. Маликом и г-ном Джоном Фостером Даллесом. Кроме того, 20 ноября 1950 года г-н Малик вручил г-ну Даллесу от имени Советского правительства Памятную записку, касающуюся принципов, изложенных в предложенном договоре, и 26 ноября 1950 года г-н Даллес направил г-ну Малику ответный Меморандум.

Правительство Соединенных Штатов поэтому не может понять, что теперь имеет в виду Советское правительство, когда оно заявляет, что это «неправда», будто был «обмен мнениями» между представителями правительств Соединенных Штатов и Советского Союза.

Настоящие Замечания правительства Советского Союза в ответ на Меморандум правительства Соединенных Штатов от 29 марта 1951 г. и в дальнейшее развитие его мнений, которые были представлены в письменной и устной форме, показывают, что разногласия, которые имеются между взглядами правительства Советского Союза и мирными условиями, изложенными в мартовском проекте, не настолько велики, чтобы помешать достижению согласованного мирного договора при условии, что у Советского Союза имеется искреннее желание как можно скорее дать мир Японии. Правительство Соединенных Штатов, верит поэтому, что правительство Советского Союза будет продолжать придерживаться до успешного завершения этого вопроса процедуры, которая используется в настоящее время, а не стремиться перейти к процедуре, которая, как оно должно это откровенно признать, не привела бы в действительности к «скорейшему заключению» договора, к чему стремится, по его словам, Советское правительство.

Соединенные Штаты готовы немедленно возобновить энергичные дипломатические переговоры с правительством Советского Союза при условиях, рассчитанных на доведение справедливого договора до скорейшего заключения.

АВП РФ. Ф. 192. Оп. 18б. П. 177. Д. 1. Л. 167—182. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация