Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1949-1952
Документ №83

Запись беседы первого заместителя министра иностранных дел СССР А.А. Громыко с послом США в СССР А. Кэрком по вопросу об американском католическом священнике Дж. Брассарде1

13.09.1950
Секретно

Сегодня принял посла Кэрка по его просьбе.

Кэрк заявил, что на основании соглашения между Литвиновым и Рузвельтом от 16 ноября 1933 года2 американское посольство имело в Москве католического священника, отправлявшего религиозную службу в церкви Св. Людовика на Малой Лубянке, 12. После того как в середине февраля 1949 года было отказано в визе на возвращение в Москву американскому священнику Лабержу, американские граждане-католики обслуживались французским священником Тома3.

Ввиду того, что 1 сентября 1950 года священник Тома выехал из Москвы, американские граждане-католики в Москве хотели бы, чтобы религиозную службу в церкви Св. Людовика в Москве отправлял американский священник Джон Брассард, который находится в Москве. На это, по мнению Кэрка, потребуется всего 1 час в день.

Я ответил Кэрку, что при выдаче визы Джону Брассарду на въезд в СССР Госдепартаменту США было сообщено, что в функции Брассарда в Москве будет входить обслуживание религиозных потребностей штата американского посольства и что со стороны Госдепартамента по этому поводу не последовало никаких возражений. Находясь в Москве, Брассард имеет полную возможность отправлять религиозную службу для штата американского посольства. Что же касается его службы в церкви Св. Людовика, то, как уже известно Кэрку, религиозная община этой церкви избрала для себя другого священника, который и ведет службу в этой церкви. Поскольку в Советском Союзе церковь отделена от государства, советские власти не имеют оснований для какого-либо вмешательства в действия религиозной общины церкви Св. Людовика.

Из сказанного ясно, что заявление Кэрка о том, будто бы тот факт, что община упомянутой церкви избрала себе священника и Брассард не может вести службу в упомянутой церкви, представляет собой нарушение соглашения Рузвельта — Литвинова, лишено всякого основания.

Кэрк повторил свою просьбу о замене священника Тома Брассардом и передал памятную записку, в которой воспроизведено его заявление, сделанное устно4.

Прочитав бегло памятную записку, я заявил Кэрку, что соглашение Литвинов — Рузвельт 1933 года, как я уже указал, не имеет отношения к вопросу о службе Брассарда в церкви Св. Людовика, поскольку этот вопрос целиком относится к компетенции общины верующих этой церкви, и что все сказанное мной Кэрку по существу является ответом и на его памятную записку.

Беседа продолжалась 15 минут. На беседе присутствовал первый секретарь Отдела США т. Моляков Н.И.

А. ГРОМЫКО

АВП РФ. Ф. 07. Оп. 23. П. 32. Д. 27. Л. 45—46.

Приложение 1

ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА

(вручена послом США в СССР А. Кэрком первому заместителю министра иностранных дел СССР А.А. Громыко)

15 сентября 1950 г.

Американский посол хочет обратить внимание министра иностранных дел на тот факт, что отец Джон О.А. Брассард, американский римско-католический священник, прибывший в Москву 20 января 1950 года для удовлетворения духовных потребностей его единоверцев американской национальности, проживающих в СССР, не имеет возможности с момента своего прибытия отправлять службу в церкви Св. Людовика на Малой Лубянке, 12, в Москве, как это делалось его предшественниками в течение 16 лет.

В действительности это значит, что с тех пор, как в середине февраля 1949 г. была аннулирована обратная виза отцу Джорджу Антонио Лабержу, которая бы позволила ему возвратиться в Москву после окончания его отпуска в Соединенных Штатах, американские граждане в Москве, которые желают посещать службу, отправляемую американскими священниками, были лишены этого права вопреки соглашению, достигнутому в результате обмена нотами между президентом Рузвельтом и министром Литвиновым 16 ноября 1933 г.

Со времени приезда отца Леопольда Брауна 1 марта 1934 года американские граждане римско-католического вероисповедания, проживающие в Советском Союзе, регулярно посещали религиозную службу в церкви Св. Людовика, отправляемую американскими священниками в соответствии с условиями вышеупомянутого соглашения.

С 1937 года церковь Св. Людовика была фактически единственной римско-католической церковью в Москве.

Впоследствии, когда прибыл отец Брассард в качестве заместителя отца Лабержа, он, естественно, ожидал, что он будет, как и его предшественник, продолжать без изменений отправление религиозной службы в церкви Св. Людовика для американских граждан, проживающих в Москве.

Но его первая попытка сделать это, предпринятая им на следующий день после приезда в Москву, натолкнулась на отказ признать его священником этой церкви со стороны церковного комитета, представляющего русскую общину верующих.

Выполняя свои обязанности от имени Правительства Соединенных Штатов и в соответствии с положениями соглашения Рузвельт — Литвинов 1933 года, заключенного с Советским Правительством, Посольство, основываясь на этом соглашении и на существующих традициях, 26 января 1950 года сделало устное представление министру с просьбой о содействии отцу Брассарду в допуске его к отправлению религиозной службы для американских граждан в церкви Св. Людовика.

Однако это представление, как и несколько последующих устных представлений, сделанных министерству в последующее время, оказались безуспешными и не могли склонить Советское Правительство к принятию благоприятного решения по этому вопросу. Следует указать, что просьба отца Брассарда об отправлении религиозной службы в церкви Св. Людовика не содержит дополнительных требований расширения деятельности этой церкви.

В течение периода времени, когда американские граждане римско-католического вероисповедания были лишены возможности посещения службы, совершаемой американским священником, т.е. с середины февраля 1949 года, эти американские граждане вместе с другими членами иностранной колонии в Москве должны были посещать службу в церкви Св. Людовика, отправляемую французским священником отцом Жаном де Марта Тома, который 1 сентября 1950 года выехал из Советского Союза по требованию Советского Правительства.

Ввиду отъезда отца Тома ограниченное время, составляющее около 1 часа в день, тогда, когда церковь Св. Людовика является свободной от службы, могло бы быть легко предоставлено отцу Брассарду для совершения религиозной службы и явилось бы продолжением традиционной практики отправления службы в этой церкви.

Правительство Соединенных Штатов ожидает, что соответствующие советские власти предпримут необходимые меры для разрешения трудностей, стоящих на пути к выполнению условий вышеупомянутого соглашения Рузвельт — Литвинов 1933 года.

А.Г.К.

АВП РФ. Ф. 0129. Оп. 34. П. 226. Д. 12. Л. 87—89.

Приложение 2

Перевод с английского

ТЕЛЕГРАММА ПОСЛА США В СССР А. КЭРКА ГОСУДАРСТВЕННОМУ СЕКРЕТАРЮ5

Москва, 18.00, 15 сентября 1950 г.

Секретно

713. В дополнение к телеграмме посольства 712 от 15 сентября. Сегодня в 14.30 встретился по договоренности с заместителем министра иностранных дел Громыко по вопросу об отце Брассарде; я начал беседу, заявив, что я хотел обратить внимание советского правительства на тот аспект обмена письмами между покойным президентом Рузвельтом и Литвиновым, бывшим тогда министром иностранных дел, который касается признания права наших граждан в Советском Союзе на свободу отправления религиозных культов, и в особенности относительно возможностей для отца Брассарда совершать богослужения для американских граждан-католиков, находящихся в настоящее время в Москве. Я добавил, что с момента его прибытия сюда в январе 1950 г. отцу Брассарду не были предоставлены возможности, совместимые с основными межправительственными договоренностями 1933 г. и соответствующие традиционному использованию церкви Св. Людовика в течение почти 16 лет. Кроме того, с отъездом 1 сентября французского священника отца Тома представлялось разумным предоставить американскому священнику (которого его церковные власти должным образом аккредитовали и снабдили документами) такое же использование церкви Св. Людовика, а именно в течение одного часа в день, и целью моего визита является просить советские власти о вмешательстве в соответствии с соглашением Рузвельт — Литвинов, чтобы обеспечить предоставление таких же возможностей отцу Брассарду.

Громыко ответил, что даже при первоначальном обращении отца Брассарда за визой она была предоставлена ему на том основании, что он будет обслуживать американское посольство в Москве6, что в Советском Союзе нет государственной религии, что русская община церкви Св. Людовика по собственному желанию избрала для себя нового священника и он не в состоянии вмешиваться; он предложил, чтобы я предоставил возможности на территории посольства.

Мой ответ заключался в том, что отец Брассард ни в коей мере не является священником посольства, что в США государственной религии нет (как это хорошо известно Громыко) и что в соответствии с условиями обмена нотами 1933 г. советская сторона несет обязательство по предоставлению разрешения на получение возможностей, необходимых для свободы отправления религиозных культов. Я сказал, что мы всего лишь просим о том, чтобы американскому священнику были предоставлены такие же возможности, как уехавшему французскому священнику, совершать богослужения для американских граждан в Москве в отправлении ими религиозных обрядов, и что на деле это не повлечет каких-либо расходов.

Громыко настаивал на том, что решения по вопросам использования церкви Св. Людовика должны приниматься прихожанами, что община «избрала» собственного священника и что советское правительство никогда не вмешивается в религиозные дела.

Я повторил, что в соответствии с условиями договоренности 1933 г. советская сторона обязана оказывать содействие свободе практиковать религию и защищать граждан США от помех и вмешательства в осуществление религиозной свободы. Я заметил, что, внимательно прочитав ноты, которыми обменялись президент Рузвельт и господин Литвинов в 1933 году, я был поражен присущим им духом взаимопонимания и особенно осознания проблемы свободы отправления религиозных культов, но что я не мог воздержаться от замечания о том, что нынешняя атмосфера в этих важных аспектах, как представляется, является гораздо менее благоприятной.

Громыко ответил, что его правительство ничего не может сделать в этом вопросе о церкви Св. Людовика. Затем я упомянул, что в Москве есть также и другие иностранные граждане, некоторые из них в других дипломатических учреждениях, которые также являются католиками, и предоставление отцу Брассарду тех же возможностей в церкви Св. Людовика, какими пользовался отец Тома, дает возможность также обслуживать и иностранную католическую общину.

Громыко заметил, что советское государство не занимается вопросами религии и что он ничего не может сделать, что иностранцы свободны использовать помещения своих миссий для удовлетворения любых своих религиозных потребностей.

Я вновь стал настаивать на том, что в США нет государственной религии, но что наша Конституция гарантирует свободу отправления религиозных культов, и, сказал я, таково же положение в Советском Союзе, как об этом фактически заявил г-н Литвинов; и мы ожидаем, что в соответствии с условиями обмена письмами между президентом Рузвельтом и г-ном Литвиновым советские власти поддержат просьбу моего правительства в этом случае. Сказав это, я передал памятную записку с кратким изложением позиции правительства США.

Громыко прочитал памятную записку и сказал, что этот вопрос уже обсуждался другими людьми, на что я ответил, что да, но беседа посланника Барбура и г-на Соболева7 ни к чему не привела, но в настоящее время вопрос приобрел такое значение, что я явился к нему сам. На что он сказал, что «больше по этому вопросу сказать нечего, я сообщил Вам взгляды Советского Правительства».

Тон нашего разговора был вежливым и спокойным, но я считаю, что вопрос использования церкви Св. Людовика теперь закрыт и я не стал бы ожидать дальнейших комментариев со стороны министра иностранных дел8.

КЭРК

FRUS. 1950. Vol. IV. P. 1248—1250.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация