Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ СССР
Сопротивление
Документ №185

М.Ф. Шкирятов - Г.М. Маленкову о "деле" В.А. Эдельштейна

10.04.1950
Товарищу МАЛЕНКОВУ Г.М.

Партколлегия КПК при ЦК ВКП(б) рассмотрела дело Эдельштейна В.А. (член ВКП(б) с июля 1945 г.), бывшего студента 5 курса механико-математического факультета Московского государственного университета, апеллировавшего на решение Московского горкома ВКП(б) об исключении его из партии за антипартийное поведение.

После предварительной проверки апелляции помощником члена Партколлегии т. Герасимовой (записка ее прилагается) дело рассмотрено Партколлегией с вызовом Эдельштейна, секретаря парткома МГУ т. Прокофьева и члена парткома т. Владимирской, секретаря парторганизации факультета т. Горбунова, комсорга ЦК ВЛКСМ в МГУ т. Рачинского и секретаря комитета комсомола факультета т. Ломакина.

На заседании Партколлегии присутствовали секретарь ЦК ВЛКСМ т. Михайлов, представители МГК ВКП(б) т. Родионов и МГК ВЛКСМ т. Киселев, от Краснопресненского райкома партии — т. Жукова и районного комитета ВЛКСМ — т. Карелин.

На основании проверки и разбора апелляции установлено, что Эдельштейном В.А. в 1948 г. была организована нелегальная группа студентов в количестве 11 человек, из них два коммуниста, семь комсомольцев и два беспартийных.

Вначале, как видно из материалов дела, для придания «невинного характера» этой группе ставилась задача — укрепление дружбы и помощи в культурном и материальном отношении, сбор средств на проведение коллективных вечеринок по случаю именин, на посещение театров и т.д. Участники группы, которая называлась ими «Тесное содружество», проводили свои собрания вне стен университета, на квартире того или иного члена группы.

Потом эта группа, состоявшая из нескольких лиц, привлекла в свой состав еще ряд студентов, в ней установилась своя, групповая дисциплина. Например, если член группы не мог явиться на вечер или собрание, он обязан был представить письменное объяснение. Расходы на проведение вечеров и просмотр спектаклей покрывались взносами, собираемыми ежемесячно с членов группы по 10 рублей.

На собраниях группы велись политически недостойные разговоры, рассказывались пошлые и чуждые анекдоты, читались стихи националистического содержания. Как видно из объяснения участников группы, студент Лифшиц распространил среди членов группы — евреев стихи, напечатанные на машинке, националистического содержания («О судьбе евреев», «Беда евреев, что они умны» и т.д.). Эти по существу антисоветские стихи показывались другим лицам, в семьях, где устраивались вечеринки, собрания группы.

Для группы Эдельштейн сочинил «гимн», именовавшийся «Песнь тесного содружества», который участники группы пели в начале и конце вечера или собрания. Следует отметить, что эта песня содержала политически сомнительные места, проповедующие групповщину и круговую поруку участников организации (вроде: «если даже беда на друзей обрушится, то с бедой вступит в бой тесное содружество»).

Эдельштейном был написан устав группы. По показаниям отдельных студентов, этот устав как будто формально ими не был принят, но по существу он действовал.

Возглавляли группу националистически настроенные студенты — Эдельштейн, Гиндина, Акивис, Лифшиц. Вот некоторые биографические сведения о них: отец Эдельштейна в 1923—1928 гг. имел частное предприятие с применением наемного труда и привлекался к уголовной ответственности; у Гиндиной — родители и сестра ее арестованы по политическим обвинениям; студент Акивис, находясь в армии, за дезертирство был осужден Военным трибуналом к 10 годам лишения свободы с заменой отбытия наказания в штрафной команде.

При рассмотрении дела Эдельштейна в парторганизации университета, когда была вскрыта эта группа, участники ее всячески скрывали существование группы, не давали правдивых показаний, в особенности лгал Эдельштейн, скрывая свое антипартийное поведение. После разбора дела основные руководители группы были уволены из университета. Кроме Эдельштейна исключен из партии кандидат в члены ВКП(б) Акивис, исключены из ВЛКСМ Гиндина и Лифшиц.

Что показала проверка материалов по делу Эдельштейна? Руководство парторганизации университета в лице секретаря партийного комитета т. Прокофьева плохо руководило партийными и комсомольскими организациями факультетов и курсов, не уделяло должного внимания политико-воспитательной и культурно-массовой работе среди студенчества.

Культурно-массовая работа была в запущенном состоянии, студенты не вовлекались в работу клуба, и на протяжении ряда лет установилась такая практика, что группы студентов одного курса в дни праздников собирались на частных квартирах. Все это способствовало насаждению групповщины, обособленности многих студентов от общественных организаций, и в этих условиях стал возможным такой факт, как существование почти в течение года антипартийной группы.

Партком не имел должной связи со студентами, не наблюдал за их поведением и бытом, что дало возможность отдельным антисоветски настроенным студентам оказывать политически вредное влияние.

Серьезные недостатки в работе общественных организаций МГУ говорят также и о том, что Краснопресненский райком ВКП(б) был далек от работы парткома МГУ, его представители почти не бывали в этой организации, ограничиваясь разве только торжественными заседаниями. Московский горком комсомола и ЦК ВЛКСМ не вникали в деятельность студенческих организаций МГУ, не заслушивали отчетов комсомольских организаций, не оказывали им помощи в улучшении политико-воспитательной работы.

Решение Партколлегии КПК вносим на утверждение Секретариата ЦК ВКП(б).

ШКИРЯТОВ

РГАСПИ Ф. 17. Оп. 118. Д. 828. Л. 28—30. Подлинник.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация