Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ СССР
Разгром еврейской литературы
Документ №36

МГБ УССР - руководству Украины и МГБ СССР о высказываниях представителей интеллигенции Киева в связи с началом антиеврейской кадровой чистки

16.02.1949
Совершенно секретно

Экз. № 6

№ 554/с

ЦК КП(б) УКРАИНЫ — т. Хрущеву Н.С.

т. Мельникову

Совет Мин[истров] УССР — т. Коротченко

МГБ СССР — т. Абакумову

т. Волкову

СПЕЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ

О реагировании интеллигенции г. Киева в связи с роспуском Еврейского антифашистского комитета и арестами еврейских националистов

В связи с роспуском антифашистского еврейского комитета в Москве, закрытием кабинета еврейской культуры при Академии Наук УССР и арестами еврейских националистов продолжается обмен мнениями среди интеллигенции г. Киева.

Наиболее многочисленные реагирования отмечаются среди еврейской интеллигенции, в кругах которой по этому вопросу высказываются различные суждения.

Некоторая часть националистически настроенной еврейской интеллигенции проявляет растерянность и с враждебных позиций утверждает, что якобы имеет место «притеснение в отношении еврейских общественных и научных организаций».

С подобной точки зрения некоторыми еврейскими писателями были восприняты напечатанные в центральной прессе статьи об антипатриотической группе критиков.

Театральный критик ЖЕЛЮВСКИЙ, сотрудник редакции газеты «Киевская правда», считая, что статья «Об одной антипатриотической группе критиков» направлена специально против еврейской интеллигенции, сказал своим собеседникам:

«Вы обратили внимание, что 80% из упомянутых в статье критиков — евреи?»

Присутствовавший при этом корреспондент газеты «Советское искусство» МАРКУС заметил:

«Но почему же 80? Считайте 95%. Даже ХОЛОДОВ оказался МЕЕРОВИЧЕМ».

Писатель РАЙЦИН по этому поводу сказал:

«Рядом с фамилией ХОЛОДОВА в скобках написано “МЕЕРОВИЧ”. Это не случайно. Уже в постановлении о журнале “Знамя” было специально указано, что настоящая фамилия МЕЛЬНИКОВА — МЕЛЬМАН».

В таком же духе РАЙЦИН высказывается об арестах еврейских националистов считая, что аресты производятся несправедливо. В беседе со своим знакомым по этому вопросу он сказал:

«Говорят, что СТЕБУНА тоже арестовали».

На вопрос: «А за что СТЕБУНА?», РАЙЦИН раздраженно ответил: «А за что ФЕФЕРА? А за что КАГАНА? Если садят вообще, то не спрашивают за что».

Музыкант ШВАЙГЕР, находящийся в настоящее время без определенных занятий, в беседе по поводу арестов ФЕФЕРА, СПИВАКА и других пытается оправдать их националистическую деятельность, утверждая, что это делалось ими с целью борьбы против усилившегося антисемитизма в СССР. При этом он говорил:

«...Не думаю, что своим желанием выехать из России они делали преступление против Советской власти, ведь при ПЕТЛЮРЕ существовало нечто вроде еврейского отряда, который ставил себе целью защищать евреев от погромов, — и только с этой целью они боролись против Советской власти. И если у ФЕФЕРА и других было желание поговорить с Голдой МЕЕРСОН, то это нельзя ставить им в вину. Евреи ждали этого момента 2500 лет, когда будет свое государство, и вот, явился 1-й консул в Россию. Естественное стремление евреев увидеться и поговорить с еврейским консулом. Но это оказалось преступлением с точки зрения Советской власти, и очевидно, эти люди попали за это стремление».

Врач поликлиники ученых ФИШМАН, узнав об аресте ФЕФЕРА, СПИВАКА, ГОФШТЕЙНА и других еврейских националистов, заявила:

«Я потрясена тем, что происходит. Уничтожаются остатки еврейской интеллигенции».

Писатель ПИНЧЕВСКИЙ в разговоре со знакомыми говорит, что в связи с арестами СПИВАКА, ФЕФЕРА и других он находится в удрученном состоянии, что сейчас создалась неблагоприятная обстановка для деятельности представителей еврейской культуры. При этом он высказался:

«...Очень хорошо было бы сейчас уснуть на некоторое время и проснуться, когда уже все будет спокойно... Я как-то особенно переживаю все это. Главное, что нельзя работать, не знаешь, будут ли тебя печатать или нет?»

На вопрос собеседника, какое это имеет отношение к нему, ПИНЧЕВСКИЙ ответил:

«...Вы многого не знаете. Никто сейчас ничего не делает, все запуганы. Я теперь боюсь разговаривать. Сижу дома и не хочу ни с кем встречаться».

Директор Одесского государственного еврейского театра КОЙФМАН в беседе об арестах еврейских националистов сказал:

«В нашей труппе настроение страшно подавленное. Распространяются слухи, что будут закрыты все еврейские театры, что с еврейской интеллигенцией дело обстоит плохо.

Я беседовал с еврейским писателем ДРУКЕРОМ, он очень талантливый человек и настоящий еврейский патриот, много лет он связан с ФЕФЕРОМ, которого считает своим учителем и другом. Когда ДРУКЕР узнал об аресте ФЕФЕРА, он чуть с ума не сошел. По его словам, он начал страдать манией преследования...»

Продолжая этот разговор, КОЙФМАН стал передавать провокационные измышления, услышанные им от своих знакомых:

«Сейчас в органах МГБ организована специальная “тройка”, которая занимается вылавливанием еврейских националистов из среды еврейской интеллигенции».

Заведующий отделом кабинета еврейской культуры при Академии наук УССР БЕРЕГОВСКИЙ сказал:

«Я не знаю, как планировать дальше свою работу, так как не знаю, что меня ожидает. Заведующий кабинетом арестован, все помещения опечатаны, сотрудники в смятении, потому что не знают, за что арестован СПИВАК, и ожидают той же участи для себя».

Писатель КИПНИС, узнав об аресте ГОФШТЕЙНА, ФЕФЕРА и СПИВАКА и находясь в подавленном состоянии, своим знакомым заявил:

«Какой смысл работать, если меня могут так же арестовать, как и ГОФШТЕЙНА?!»

Член Союза советских писателей Украины СТЕБУН, в последнее время пытаясь отмежеваться от дружбы с националистами, после ареста СПИВАКА, КАГАНА и других высказывает осуждение их националистической деятельности. В прошлом году СТЕБУН давал рекомендацию для вступления в партию КАГАНУ, а после ареста последнего лицемерно заявил:

«...У меня уже давно были неясные подозрения о том, что КАГАН живет “нечисто”. Ничего не печатая и не имея литературных заработков, он всегда был вполне обеспеченным человеком. Это заставляло меня думать о том, что КАГАН получает деньги из какого-то подозрительного источника».

Отдельные лица высказывают мнение, что арест еврейских националистов и закрытие кабинета еврейской культуры вызовет усиление антисемитских выпадов со стороны определенной части населения.

Доцент Киевского госуниверситета ПЛИСЕЦКИЙ по этому поводу заявил:

«...Арест СПИВАКА дает большой козырь в руки антисемитов. Ко всем евреям, работающим на идеологическом фронте, будут относиться с подозрением, а откровенные антисемиты явно пользуются этим. Во всяком случае, с антисемитизмом будет труднее бороться».

Писатель ПОЛЯНКЕР высказал аналогичное мнение:

«...Найдутся, конечно, такие, которые будут радоваться. Скажут: вот ваших арестовывают...»

Писатель ТАЛАЛАЕВСКИЙ, считая, что закрытие еврейского альманаха «Дер Штерн» связано с общим недружелюбным отношением к еврейским писателям, высказывает возмущение якобы несправедливым решением президиума ССПУ:

«...Наш альманах только начал расти, как, придравшись к некоторым слабым произведениям, его закрыли. Теперь изображают дело так, словно он был гнездом, где собирались политические проходимцы. Нам надо было перевести несколько украинских произведений, а мы не могли найти — настолько все они слабы. Но этого не замечают, а раздувают ошибки у нас».

Среди украинской интеллигенции по вопросу ареста еврейских националистов наиболее характерные реагирования являются следующие. Ответственный редактор газеты «Сталинское племя» — АНДРИЕНКО в беседе о причинах арестов СПИВАКА, ДАНИШЕВСКОГО и других еврейских националистов среди своего окружения сказал:

«По поводу этих арестов имеется закрытое письмо ЦК ВКП(б), когда я узнаю его содержание, я расскажу Вам».

Поэт МАЛЫШКО, обсуждая вопрос об аресте СПИВАКА и других еврейских националистов, говорил:

«...Это все звенья ГОФШТЕЙНА. Его сейчас допрашивают, клубочек на следствии разматывается и дойдет до многих. ...В Москве расформирован весь антифашистский еврейский комитет, сразу 400 евреев остались без работы. Но этого мало! Их еще раскусят. Этот комитет занимался антисоветской работой. Все они были агентами капиталистической Америки и Израиля».

Продолжая этот разговор, МАЛЫШКО заявил, что эти аресты вызвали сильное волнение среди писателей-евреев. Он рассказал:

«...Соседи видели в окно, как поэт ПЕРВОМАЙСКИЙ, узнав об аресте ГОФШТЕЙНА и особенно ФЕФЕРА, хватался за голову и бился головой об стол в своей комнате. Затем наливал из бутылки водку и глушил ее стаканами: он, негодяй, боится за свою шкуру...»

Касаясь смерти МИХОЭЛСА, он высказал следующее мнение:

«...Вы думаете, МИХОЭЛСА убили так себе? Бандиты? Нет! Эта смерть весьма загадочна. Ведь с него не сняли даже золотых часов. Его надо было убить, чтобы замести следы. И убили его по заданию Нью-Йорка или Лондона, куда он ездил вместе с ФЕФЕРОМ. Очевидно, их там завербовали».

Министр государственной безопасности УССР, генерал- лейтенант САВЧЕНКО

ГАСБУ. Ф. З. Оп. 245. Д. 8. Л. 53—61. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация