Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ СССР
"Дело" еврейского антифашистского комитета
Документ №16

Из показаний И.С. Фефера о деятельности ЕАК и его руководства

26.03.1949
ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

арестованного ФЕФЕРА Исаака Соломоновича

ФЕФЕР И.С., 1900 года рождения, уроженец м. Шпола Киевской области, из семьи сельского учителя, еврей, с незаконченным высшим образованием, член ВКП(б) с 1919 года.

До ареста — ответственный секретарь Еврейского антифашистского комитета, еврейский поэт, член Союза советских писателей.

ВОПРОС. На прошлых допросах вы показывали о том, что еврейские националисты до последнего времени вынашивали надежды на получение для евреев Крыма. Что практически вами предпринималось в этом направлении?

ОТВЕТ. Незадолго до смерти МИХОЭЛСА я беседовал с ним о ближайших перспективах работы Еврейского антифашистского комитета. Несмотря на то, что прошел ряд лет с того момента, как было написано письмо о передаче евреям Крыма, мы не потеряли веру в «крымский проект». Во-первых, нас утешал тот факт, что никакого официального решения по этому вопросу не было. Во-вторых, переменив после пребывания ГОЛЬДБЕРГА в СССР нашу тактику в отношении Биробиджана, мы все же сомневались в концентрации там больших еврейских масс. Мы полагали, что придет время, когда советское правительство займется еврейским вопросом и в интересах оздоровления настроений еврейского населения, положит конец его рассеянности по территории СССР и соберет его в одно место. В связи с этим, как мы думали, Крым есть единственное место, которое сможет привлечь евреев.

ВОПРОС. И уже намечали кандидатуры в состав правительства еврейской республики?

ОТВЕТ. Вопрос о будущем «правительстве» еврейской республики неофициально, но весьма оживленно обсуждался членами президиума Еврейского антифашистского комитета. Это было вскоре после посылки нами письма в правительство с просьбой отдать Крым евреям. Возомнив себя чуть ли не государственными деятелями, мы уже заранее распределяли «министерские портфели» между наиболее активными националистами.

Разговоры о «правительстве» еврейской республики в Крыму обычно начинал ЭПШТЕЙН при появлении в комитете МИХОЭЛСА.

«Наш президент», — говорил ЭПШТЕЙН, указывая на MИХОЭЛСА и выдавая этими репликами свои сокровенные чаяния.

ВОПРОС. …Которые гнездились не только у ЭПШТЕЙНА, но и у вас?

ОТВЕТ. Не скрою, что такие разговоры отвечали моим настроениям и желаниям. Импонировали они и другим членам президиума Еврейского антифашистского комитета: МИХОЭЛСУ, ШИМЕЛИОВИЧУ, КВИТКО, МАРКИШУ.

ВОПРОС. Как же предполагалось распределить портфели в этом «правительстве»?

ОТВЕТ. По единодушному мнению членов президиума комитета МИХОЭЛС намечался на пост президента еврейской республики в Крыму. В качестве премьер-министра ЭПШТЕЙН намечал себя. Это, однако, не вызывало восторга у других членов президиума, так как ЭПШТЕЙН и в Еврейском антифашистском комитете не проявил себя как хороший организатор. Тем не менее, он никому не хотел «уступить» этот пост и при разных обстоятельствах, в особенности в 1944 году — году наибольших надежд на положительное разрешение крымской проблемы, ЭПШТЕЙН продолжал «формирование» еврейского правительства.

Главному врачу Боткинской больницы ШИМЕЛИОВИЧУ был обещан пост министра здравоохранения, при полном его удовлетворении. Заведующему кафедрой института права при Академии Наук СССР ТРАЙНИНУ Арону Наумовичу — министра юстиции, еврейскому поэту КВИТКО — министра народного просвещения, ГАЛКИНУ — заместителя министра просвещения, ЮЗЕФОВИЧУ — руководителя еврейских профсоюзов, МАРКИШУ — председателя союза еврейских писателей.

ВОПРОС. А вы на какой пост прочились?

ОТВЕТ. Меня ЭПШТЕЙН прочил председателем комитета по делам искусств.

ВОПРОС. Не скромничайте, ФЕФЕР. Известно, что вам, как «отличившемуся» во время пребывания в Америке, был обещан пост министра иностранных дел.

ОТВЕТ. Я не помню, чтобы меня прочили на пост министра иностранных дел еврейской республики. Возможно, что ЭПШТЕЙН и говорил кому-нибудь из членов президиума комитета об этом, но лично со мной такого разговора не было.

ВОПРОС. При распределении этих «государственных постов» не был забыт, конечно, и ваш киевских единомышленник СПИВАК?

ОТВЕТ. Нет, СПИВАКА мы тоже не забыли. Когда в 1944 году СПИВАК возвращался из Уфы в Киев и, будучи проездом в Москве, заходил в Еврейский антифашистский комитет, я и ЭПШТЕЙН посвятили и его в сущность «крымской проблемы». Мы сказали ему, поскольку «опыт Биробиджана» не дал положительных результатов, нами предприняты меры, чтобы создать еврейскую республику в другом месте и что наиболее подходящей территорией этого является Крым. При этом ЭПШТЕЙН в моем присутствии заявил СПИВАКУ, что скоро его кабинет еврейской культуры станет еврейской академией в Крыму и предложил ему готовиться к этому.

В положительное разрешение «крымской проблемы» мы верили еще и потому, что ГОЛЬДБЕРГ, как я уже показывал ранее, обещал оказать нам содействие путем соответствующего влияния на советское правительство через правительство США. В связи с этим мы решили, что необходимо напомнить американцам о Крыме, и в 1948 году направили в Крым еврейского писателя Самуила ГОРДОНА, чтобы послать в Америку новые сведения. ГОРДОН привез ряд очерков, из которых было видно, что в Крыму уже нет национальных еврейских колхозов и евреи работают совместно с русскими. Но на отдельных примерах и фактах ГОРДОН в своих очерках показал, что, несмотря на этот процесс ассимиляции, захвативший еврейские колхозы, в Крыму все же есть сила, на которую можно опереться при реализации «крымского проекта». Очерки ГОРДОНА были отправлены в Америку.

Наряду с этим мы также решили усилить помощь Биробиджану, сделав все, чтобы собрать там побольше евреев. Имея несколько сот тысяч евреев в Биробиджане, мы были бы силой, с которой бы считались.

ВОПРОС. В чем выражалась ваша «помощь» Биробиджану?

ОТВЕТ. Через газету «Эйникайт» и Бюро объединения еврейских писателей мы начали вести широкую агитационную работу по привлечению евреев в Биробиджан. Бюро объединения еврейских писателей специально обсуждало этот вопрос и вынесло решение о посылке на Украину группы писателей для вербовки евреев, желающих выехать на жительство в Еврейскую автономную область. Я помню, что в 1947 году на Украину поехали писатели Э. ГОРДОН, ГАЛМШТЕЙН и другие. С этой же целью Еврейский антифашистский комитет устроил ряд встреч ответственных партийно-советских работников Биробиджана с представителями еврейского населения Москвы и других городов. Одновременно мы усилили поток информации о Биробиджане в США.

Уже после смерти МИХОЭЛСА редактор газеты «Эйникайт» ЖИЦ и писатель МАЛАМУД написали брошюру о Биробиджане «Биробиджан сегодня», которая также была отправлена в Америку. Американцы высоко оценили присланные материалы, и «Амбиджан» даже прислал комитету в качестве подарка автомашину «Линкольн». Это надо было понимать, что мы на правильном пути. Но в 1948 году, в связи с образованием еврейского государства Израиль, перед Еврейским антифашистским комитетом встали новые проблемы. Началась «осада» комитета: беспрерывные звонки по телефону и посещения. Несколько раз мне звонил ЛОЗОВСКИЙ, желая уточнить события. В комитет приходил полковник ДРАГУНСКИЙ, просивший нас оказать ему содействие в выезде «на фронт» в Палестину. Приходил профессор ЭТИНГЕР и выражал недовольство тем, что мы молчим. Мой старый знакомый РОГАЧЕВСКИЙ подал в комитет официальное заявление о создании еврейской дивизии. Приходили десятки евреев и просили содействовать им в выезде в Палестину для защиты своей древней родины.

ВОПРОС. Какую позицию занял Еврейский антифашистский комитет в связи с образованием государства Израиль?

ОТВЕТ. Для меня создание еврейского государства было крупным радостным событием, но я считал, что реального значения для нас — евреев СССР — это не имеет. Я знал, что у нас ничего не изменится, и не может измениться под влиянием этого, небольшого для СССР, внешнеполитического события. Меня интересовал этот вопрос больше с точки зрения внутренней, то есть, с точки зрения использования этого события для усиления и роста националистических настроений внутри страны. Поэтому мы не только [не] старались затормозить поток этих настроений, но всячески содействовали этому. Мы создавали впечатление у желающих добровольно выехать «на фронт» в Палестину, что это не исключается, то есть фактически поощряли эти тенденции путем занесения в списки добровольцев, обещая им поставить этот вопрос перед правительством, что нами и было сделано. В газете «Эйникайт» был опубликован ряд статей о еврейском государстве, призванных усилить националистические настроения. Эти статьи были написаны мною, БЕРГЕЛЬСОНОМ и работником комитета ГОЛЬДБЕРГОМ. Но это нас не удовлетворяло. Мы искали встреч с работниками дипломатической миссии государства Израиль, прибывшей в СССР в сентябре 1948 года, чтобы с их помощью связаться с Америкой по поводу «крымского проекта».

ВОПРОС. Вам это удалось?

ОТВЕТ. Нет, связь с миссией государства Израиль мы не установили. Я стремился сделать это официально и разговаривал по этому поводу с заместителем министра иностранных дел СССР ЗОРИНЫМ, ставя вопрос о приеме. Однако положительных результатов не добился. Тем временем заволновались некоторые члены президиума комитета. Они порицали пассивность комитета в такой момент и настаивали на активизации нашей работы. «Нам никогда не простят нашу трусость в такой момент», — говорил ШИМЕЛИОВИЧ, являвшийся претендентом на роль председателя комитета. Он же настаивал на срочном обсуждении палестинского вопроса на президиуме Еврейского антифашистского комитета. Надо сказать, что в это время все внимание еврейской массы было переключено на миссию государства Израиль в Москве, и мы почувствовали, что теряем связь с еврейским населением. Об этом свидетельствовала и большая еврейская демонстрация, устроенная в октябре 1948 года в Москве в Спасо-Голенищевском переулке, когда руководительница миссии государства Израиль МЕЕРСОН посетила синагогу.

Эти две еврейские демонстрации: на похоронах МИХОЭЛСА и в честь миссии представляли собой важнейший итог нашей деятельности за 6 лет существования комитета.

ВОПРОС. Вы присутствовали на демонстрации у синагоги?

ОТВЕТ. Нет, никто из членов президиума комитета на демонстрации у синагоги не присутствовал. На другой день мне звонили по телефону С. ГОРДОН, РОГАЧЕВСКИЙ и КУШНИРОВ и порицали меня за то, что я «не был в этот день с народом».

ВОПРОС. Кроме попытки установить связь с миссией государства Израиль, что еще вы предпринимали в целях использования палестинских событий для вашей подрывной работы?

ОТВЕТ. В начале ноября 1948 года мы провели заседание президиума комитета, посвященное палестинской проблеме. На этом заседании было решено организовать митинг, посвященный еврейскому государству, который предполагалось транслировать по радио. По нашему мнению, этот митинг должен был поднять престиж комитета среди еврейского населения СССР и за рубежом. Мы рассчитывали выступить на митинге так, чтобы еврейские организации США поняли, что создание еврейского государства не только снимает «крымскую проблему», а наоборот, делает ее более актуальной, вследствие близости Крыма к Палестине. При наличии еврейской республики в Крыму мы бы легче установили «общееврейский фронт». Палестинские события лили воду на нашу мельницу. Мы видели бурный рост националистических настроений среди евреев и были уверены в том, что после отпадения Палестины как реальной возможности разрешить их национальные интересы эти настроения могут быть пущены в ход для нашей конечной цели, заключавшейся в концентрации евреев на территории СССР в Крыму или Биробиджане с привлечением американского капитала. Мы планировали, благодаря дипломатическим отношениям с Палестиной, послать туда делегацию и где-нибудь в нейтральной зоне встретиться с ГОЛЬДБЕРГОМ и РОЗЕНБЕРГОМ для обсуждения ситуации и принятия новых решений. Но как раз в момент открытия этих возможностей был ликвидирован Еврейский антифашистский комитет, окончательно перешедший на вражеский путь, ставший послушным исполнителем воли американских буржуазных националистов и нанесший огромный вред советскому государству.

Протокол с моих слов записан верно, мною прочитан.

ФЕФЕР

ДОПРОСИЛ:

Ст. следователь следчасти по особо важным делам МГБ СССР, майор КУЗЬМИН

ЦАФСБ РФ. Архивная коллекция составителя. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация