Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ СССР
Раздел I. ПЕРВЫЕ ПОЯВЛЕНИЯ ГОСАНТИСЕМИТИЗМА (1938-1941)
Документ №5

Показания П.Д. Маркиша о довоенной деятельности еврейских литераторов на территории Украины и Белоруссии

18.06.1949
ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

арестованного МАРКИША Переца Давидовича

<...> ВОПРОС. Вам придется признаться также и в том, что вы, кроме того, успевали поддерживать преступную связь с националистическим подпольем Белоруссии, возглавлявшимся еврейским поэтом АКСЕЛЬРОДОМ.

ОТВЕТ. АКСЕЛЬРОД являлся секретарем еврейской секции Союза советских писателей БССР и одновременно был редактором журнала «Штерн». Об антисоветских делах АКСЕЛЬРОДА я ничего не знал.

ВОПРОС. АКСЕЛЬРОД, признавшись в своей националистической деятельности, показал, что еще в 1935 году вы установили с ним преступную связь. Прекратите запирательство и рассказывайте, что вас связывало с АКСЕЛЬРОДОМ?

ОТВЕТ. АКСЕЛЬРОД что-то путает. Мне лично неоднократно приходилось встречаться с АКСЕЛЬРОДОМ как в Москве, так и в Минске, однако еще раз заявляю, что преступной связи с ним я не устанавливал.

ВОПРОС. Учтите, что в преступной связи с АКСЕЛЬРОДОМ вы изобличаетесь показаниями другого вашего сообщника по вражеской работе — националиста из Минска КАГАНА. Есть ли смысл предъявлять вам другие улики?

ОТВЕТ. Нет, этого прошу не делать. Я знал, что в Минске существовала националистическая группировка, возглавлявшаяся поэтами ХАРИКОМ, КУЛЬБАКОМ и АКСЕЛЬРОДОМ, которые, силясь затормозить происходивший естественный процесс ассимиляции евреев, проводили активную борьбу против национальной политики партии и советского правительства. В конце 1935 или уже в I936 г. мне довелось быть на Всесоюзном пленуме Союза советских писателей, проводившемся в Минске, и, воспользовавшись этим, я встречался там с ХАРИКОМ, КУЛЬБАКОМ, АКСЕЛЬРОДОМ и другими окружавшими их националистами, в том числе с редактором еврейской газеты ДУНЦОМ и еврейским писателем КАГАНОМ. Тогда ХАРИК, КУЛЬБАК и АКСЕЛЬРОД информировали меня, что в Белоруссии происходит усиленный процесс ассимиляции евреев и что местные власти, руководствуясь указаниями якобы свыше, закрывают еврейские культурно-просветительные учреждения и тем самым наносят чувствительные удары по еврейской культуре. Естественно, что я, как националист, принял активное участие при обсуждении создавшегося положения в Белоруссии, тем более что процесс ассимиляции евреев происходил также в других республиках и областях Советского Союза. В Минске мы договорились, что необходимо прежде всего овладевать еврейскими массами и создать общественное мнение о том, что национальная политика ВКП(б) и советского правительства не отражает интересов еврейского народа и направлена на разрушение еврейской самобытности. Я лично заверил своих коллег, что еврейские националисты, проживающие в Москве, тоже не намерены отступать от своих националистических позиций и сделают все для того, чтобы оказать сопротивление национальной политике советского правительства, направленной к ассимиляции евреев.

ВОПРОС. Покажите, как вы выполнили свои обязательства?

ОТВЕТ. B Москве я был связан с НУСИНОВЫМ, ДОБРУШИНЫМ, БЕРГЕЛЬСОНОМ, КВИТКО и поэтом ГАЛКИНЫМ, перебравшимся с Украины. Все они, еще раньше меня, поддерживали личный контакт с националистами Белоруссии, и поэтому мне пришлось лишь сообщить им о своих встречах с ХАРИКОМ, КУЛЬБАКОМ и АКСЕЛЬРОДОМ. Через некоторое время АКСЕЛЬРОД сам приезжал в Москву, где неоднократно встречался со мной, ДОБРУШИНЫМ, НУСИНОВЫМ, ГАЛКИНЫМ, и мы рекомендовали ему помимо проведения скрытой националистической деятельности использовать легальные возможности, добиваясь решений местных советских органов об открытии еврейских школ и других культурно-просветительных учреждений.

Руководствуясь нашими указаниями, АКСЕЛЬРОД писал несколько писем в правительственные органы с требованием открыть еврейские школы, мотивируя это тем, что в Белоруссии многие евреи не желают отдавать своих детей в белорусские и русские школы. На самом же деле это был вымысел АКСЕЛЬРОДА, так как большинство еврейского населения стремилось к тому, чтобы их дети получали образование на русском языке. Поэтому наша попытка задержать естественный процесс ассимиляции евреев не имела успеха. Но мы все жe продолжали воевать за сохранение обособленной еврейской культуры. Проводимая нами в этом направлении националистическая работа после 1939 года еще больше усилилась.

ВОПРОС. Чем это было вызвано?

ОTBET. Известно, что в 1939 году к Советскому Союзу присоединились западные области Украины и Белоруссии, где было много еврейского населения, зараженного национализмом и сохранившего местечковые традиции. Учтя все это, в западные области Украины и Белоруссии потянулись националисты из Киева, Харькова, Минска и Москвы со всякого рода докладами о еврейской культуре, а поэты и писатели выступали перед еврейским населением со своими националистическими произведениями.

ВОПРОС. В этом отношении и вы себя проявили довольно активно?

ОТВЕТ. Не отрицаю. В начале 1940 года, по командировке Союза советских писателей, я, ДОБРУШИН, НУСИНОВ, ГАЛКИН и КВИТКО выезжали в Белосток, где нам удалось организовать большой еврейский вечер. Затем мы облазили все еврейские школы, учреждения и, таким образом, наглядно убедились, что в Западной Белоруссии мы будем иметь реальную базу для развертывания националистической деятельности.

ВOПPOC. Что практически вы сделали в этом направлении?

ОТВЕТ. По пути в Белосток мы останавливались на два дня в Минске и, встретившись там с АКСЕЛЬРОДОМ, дали ему указание, чтобы он, не теряя времени, энергично добивался разрешения местных властей на открытие еврейских культурно-просветительских учреждений, выдвигая в качестве мотива то, что евреи западных областей нуждаются в идеологическом воспитании и что эта работа может быть проведена более успешно лишь через еврейские культурно-просветительные очаги,

АКСЕЛЬРОД нас понял, что судьбу евреев западных областей необходимо взять в свои руки, и в этом направлении ему удалось кое-что сделать. В 1940 году АКСЕЛЬРОД добился открытия нескольких культурно-просветительных учреждений в Западной Белоруссии, и по его инициативе была учреждена еврейская секция при Институте литературы и языка в Минске. Мы, в свою очередь, в Москве обратились к генеральному секретарю Союза советских писателей ФАДЕЕВУ с просьбой, чтобы он поставил вопрос в соответствующих инстанциях о необходимости издания еврейских газет в западных областях и чтобы там идеологическую работу среди евреев передали в руки еврейской секции Союза советских писателей. Несколько позднее по этому вопросу НУСИНОВ написал письмо в ЦК ВКП(б), но его не отправил, поскольку к тому времени, видимо, по информации ФАДЕЕВА, уже было принято решение об издании еврейских газет в Белостоке и Львове. В 1940—1941 гг. еврейскую секцию Союза советских писателей постоянно посещали ходоки-евреи из Западной Белоруссии, которые рассказывали нам о проводившемся административном выселении прибывших из Польши евреев в северные районы Советского Союза. Хотя нам было хорошо известно, что административное выселение применялось лишь по отношению к враждебному элементу, но мы решили оказать свое сопротивление такому мероприятию. Инициатива в этом отношении исходила от НУСИHOBA. Он написал письмо в правительство с ходатайством приостановить выселение евреев.

ВОПРОС. НУСИНОВ писал письма от своего имени?

ОТВЕТ. Нет. Проводя националистическую деятельность, мы нередко использовали легальные возможности и в этих случаях выступали от имени еврейской секции Союза советских писателей. <...>

Протокол с моих слов записан правильно и мною прочитан.

МАРКИШ

Допросили:

Старший следователь следчасти по особо важным делам

МГБ СССР, подполковник РЮМИН

Следователь следчасти по особо важным делам МГБ СССР,

капитан ЖИРУХИН

ЦАФСБ РФ. Архивная коллекция составителя. Подлинник.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация