Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГОЛОД В СССР. 1929–1934. Т. 2: Июль 1932 — июль 1933
Часть первая. Хлебозаготовительная кампания 1932 г. [Док. № 1–311]
Документ № 56

Из информационной сводки органов юстиции Западно-Сибирского края о реализации закона «Об охране социалистической собственности»

16.09.1932


Секретно

 


I. МЕРОПРИЯТИЯ КРАЙПРОКУРАТУРЫ И КРАЕВОГО СУДА

 

Крайпрокуратура и крайсуд своевременно спустили на места директивы НКЮ о порядке применения постановления правительства 7 августа.

Краевой прокурор 13 августа издал специальный приказ, дающий конкретные установки (приказ был опубликован в краевой газете). Срок рассмотрения таких дел был установлен трехдневный для органов расследования и трехдневный же для судов. В целях установления четкой системы оперативного руководства оперативной работой мест была установлена система телеграфной отчетности по пятидневкам, а также порядок посылки в край копий соответствующих обвинительных заключений и приговоров. Одновременно были приняты меры к усилению притока информаций с мест. Дав указание на места о том, что закон от 7 августа как правило обратной силы не имеет, крайсуд предложил по делам о хищениях, возникшим до 7 августа, обеспечить применение максимума предусмотренных соответствующими статьями УК репрессий.

Эти мероприятия дали возможность крайпрокуратуре и крайсуду 1 сентября на объединенном заседании камерного совещания и президиума крайсуда подвести предварительные итоги хода реализации закона о борьбе с хищениями (см. прот. № 4 от 1 сентября 1932 г.), причем было установлено, что эту работу как по ее количеству, так и особенно по качеству, нельзя признать удовлетворительной и в достаточной степени реализующей закон от 7 августа 1932г. Отметив целый ряд конкретных недостатков, заседание вынесло развернутое оперативное постановление с целым рядом мероприятий, направленных к их устранению. Из мероприятий организационного характера необходимо отметить выделение специального состава кассколлегии крайсуда для рассмотрения дел о хищениях под председательством члена президиума крайсуда т. Алифанова с возложением на эту кассколлегию обязанности ежедекадно подводить итоги своей деятельности и докладывать их камерному совещанию и президиуму крайсуда наряду с общими докладами оргинстра. Ввиду того что развертывание борьбы с хищениями тормозилось нахождением ряда прокуроров и нарсудей в отпуске, оргинстру было предложено немедленно вернуть их из отпусков.

8 сентября крайпрокурор издал приказ, направленный против проявлений оппортунистической мягкости и либерального подхода к врагам народа, расхищающим социалистическую собственность. 8 же сентября председатель крайсуда дал общее указание по ряду запросов с мест, касавшихся мелких хищений. Краевой прокурор т. Мерен 9 сентября поместил в краевой газете специальную статью «Не либеральничать с врагами народа». Краевой прокурор сделал доклад на бюро крайкома о работе органов юстиции края по борьбе с хищениями.

Объединенный оргинстр разослал свыше 50 индивидуальных писем прокурорам и нарсудьям районов по поводу конкретных недостатков и извращений в их работе по реализации закона от 7 августа.

Совокупность всех этих мероприятий позволила следующему объединенному заседанию камерного совещания и президиума крайсуда, собравшемуся 13 сентября 1932 г., констатировать значительный сдвиг в сторону усиления и улучшения этой работы органов юстиции.

 


II. ХАРАКТЕР ДЕЛ О ХИЩЕНИЯХ

 


А. Хищения в колхозах и совхозах

Подавляющая масса дел касается хищений колхозного и совхозного хлеба с полей. Этот вид хищений принял по краю массовый характер, причем наиболее часто хищения производятся путем стрижки колосьев на полях. По этим делам проходит значительное количество кулаков. Остатки ликвидированного как класс кулачества, уклоняясь от участия в производительном труде и не имея уже возможности жить за счет эксплуатации чужого труда, пытаются хищнически присвоить плоды социалистического труда, похищая колхозный и совхозный хлеб.

В дер. Каргаполовой Лушниковского р. кулачки Кондратьева и Чанова похитили путем срезания колосьев хлеб с полей совхоза «Артель» и «Победа», где 15 августа были задержаны с двумя кулями нарезанных колосьев проса. Нарсуд Лушниковского р. осудил их к 10 годам лишения свободы и конфискации всего имущества каждую.

Кулак Десятников и подкулачник Анилин похитили у колхоза им. Шевченко 45 ц хлеба. Нарсуд Исиль-Кульского р. приговорил их к 10 годам лишения свободы.

Бежавший из трудколонии кулак Мальцев совместно с женой своего брата Пиньжиной занялся хищением хлеба с полей Прокопьевского зерносовхоза. Взяв цепи, которыми можно было молотить рожь, а также палатку и мешки, Мальцев ночью на лошади поехал с сестрой на полосы совхоза и, оставив лошадь и телегу в березняке, начал жать рожь. На рассвете они всю выжатую рожь перенесли в кусты с целью молотьбы, но были обнаружены объездчиками и задержаны. Дело направлено в крайсуд для рассмотрения. Краевой прокурор требует применения высшей меры.

Характерно следующее дело, рассмотренное выездной сессией крайсуда в Коченевском р. Не выявленный до последнего времени кулак Принев систематически занимался спекуляцией и кражами. 12 августа, подъехав на лошади к лучшему колхозному хлебу, Принев нажал 22 снопа, подкосил 6 рядов, а также около 9 ц овса, и картофеля 10 ц. Выездная сессия крайсуда приговорила его к расстрелу с конфискацией всего имущества.

22 августа, по предварительному сговору, кулачки Продникова и Лаушкина совершили хищение хлеба, принадлежавшего колхозу «Завет Ильича». Обе были застигнуты на месте преступления, причем произведенным у них обыском на дому было выявлено еще значительное количество похищенного хлеба. Краевой суд приговорил каждую из них к 10 годам лишения свободы с конфискацией всего имущества.

Однако не всегда классовый враг — кулак выступает открыто. Наряду с открытыми хищениями, кулаки стараются остаться в тени, выдвигая в качестве непосредственных исполнителей попадающих под их влияние единоличников и даже колхозников. Характерно в этом отношении следующее дело.

В совхозе-артели «Победитель» Кемеровского р. систематически происходили кражи колхозного имущества, совершаемые исключенными из колхоза кулаками. Так, например, исключенные из колхоза кулаки Верещагин, Пономарев и Климов похитили с мельницы 114 пуд. хлеба, а также корову, барана-производителя и овцу. Наряду с этим кулаки понуждали неустойчивых колхозников совершать хищения колхозного хлеба и для этого спаивали их, давали им авансы деньгами под имеющий быть украденным колхозный хлеб. Эти же кулаки в целях организации массовых выходов из колхоза всячески угрожали колхозникам и запугивали.

По этому делу привлечено 7 человек. Дело передано в крайсуд с требованием краевого прокурора о применении ко всем обвиняемым высшей меры.

Зажиточная верхушка села тоже выступает в целом ряде случаев в качестве расхитителей колхозного хлеба. По инициативе зажиточного Чулкова последний вместе со своим соседом Фартышевым, взяв с собой серпы, поехали на поля совхоза-артели «Свобода» (Лушниковский р.) похищать хлеб. Приехав ночью на поле и увидев нажатый колхозниками хлеб, они из суслонов наложили на возы 40 снопов и повезли, но, заметив невдалеке колхозников, сложили похищенный хлеб с возов и спрятали его в кустах, а сами уехали. Через 3 дня Чулков и Фартышев вооружились ружьем, поехали за украденными снопами, но были задержаны засадой колхозников на месте преступления. Оба осуждены выездной сессией крайсуда к расстрелу.

В Доволенском р. группа зажиточных произвела кражу колосьев пшеницы, принадлежащих Озерскому сельККОВ. У обвиняемого Степанченко и других привлеченных при обыске были обнаружены на печке и в палатке под крышей отрезанные колосья похищенной пшеницы. Доволенский нарсуд приговорил каждого из них к 10 годам лишения свободы с конфискацией всего имущества.

Нередко проникшие в колхозы чуждые элементы соединяют хищения колхозного имущества с разлагательской работой изнутри с целью развала колхоза.

Так, вошедшие в колхоз зажиточные Детков и Шилов, будучи первый — бригадиром, а второй — рядовым колхозником, повели разлагательскую работу в колхозе им. Ворошилова (Верх-Назаровский р.). В результате этой работы из колхоза вышло 14 хозяйств во главе с Детковым. Выйдя из колхоза, Детков и Шилов стали растаскивать колхозное имущество. Так, Детков скосил колхозный покос в количестве 30 копен, а Шилов выжал 0,4 га колхозной ржи и косил колхозную траву. Верх-Назаровский нарсуд приговорил Деткова и Шилова к 10 годам лишения свободы каждого.

Характерно, что многие из производивших хищения колхозного хлеба сами не засеяли своих полей, надеясь, очевидно, с самого начала прожить за счет расхищения результатов труда колхозников.

Весьма откровенная эта «установка» нашла свое выражение в лице крепко зажиточного Анучина. Зимой 1932 г. Анучин был пойман два раза с краденым совхозным сеном, но почему-то остался несудимым. В хлебозаготовке прошлого года Анучин хлеб спрятал, и последний был изъят. Весной при доведении посевного плана Анучин заявил: «Довольно на вас сеять, сейчас будем ваш хлеб есть». 16 августа с поля колхоза «Призыв Сталина» Анучин похитил воз свежесжатой ржи, но был выслежен и опознан колхозным сторожем. При обыске у него было найдено спрятанных в постели срезанных пшеничных колосьев 10 кг, ржи свежего обмолота 4 кг, пшеницы 2 кг и ржаной муки свежего размола 40 кг. Нарсуд Ордынского р. приговорил Анучина к 10 годам лишения свободы с конфискацией всего имущества.

Не производил посевы и вернувшийся из ссылки раскулаченный Махонькин, которого сторожа колхоза «Красные борцы» (Чумышского р.) поймали в поле во время похищения 80 снопов ржи. После этого произведенным в доме Махонькина обыском было обнаружено в разных местах дома 5 кулей и 14 пуд. ржи, которые он систематически похищал с колхозных полей. Краевой прокурор требует применения по этому делу высшей меры. Дело направлено в краевой суд.

Одной из форм хищений колхозного хлеба является посылка взрослыми своих детей для производства хищений. Так, Березин Иван систематически занимался хищением хлеба с колхозных полей путем посылки для этой цели своих малолетних сыновей. При обыске у него было обнаружено 3 куля ворованных колосьев. Нарсуд Доволенского р. осудил Березина к 10 годам лишения свободы с конфискацией всего имущества.

Нередко хищения колхозного хлеба производятся целыми группами женщин.

Необходимо отметить, что нередко хищения колхозного хлеба приобретают характер открытого грабежа. Настигаемые во время совершения преступления расхитители нередко с большим упорством пытаются во что бы то ни стало, хотя бы открыто, довести это преступление до конца. 17 августа в с. Машланка Лушниковского р. единоличники Бурмистров, Чекалин и Гаврилин поехали на ток обмолоченного хлеба колхоза «Правда», где из оставшейся кучи ржи стали провеивать зерно. Заставший их за этой работой колхозный сторож предложил им прекратить ее, но Бурмистров и Чекалин не подчинились и продолжали провеивать хлеб, и Чекалин даже замахнулся на сторожа кулаком. Навеяв таким образом около 1,5 ц ржи и разделив ее между собой, оба скрылись. У обоих при обыске дома было обнаружено значительное количество похищенных колосьев и обмолоченного хлеба, причем во время изъятия этого хлеба у Бурмистрова последний, вооружившись березовым пнем, кричал: «Подбегай, я тебя угощу как следует». Выездная сессия крайсуда приговорила Бурмистрова и Гаврилина к расстрелу, а Чекалина к 10 годам лишения свободы.

Имеют место случаи, когда расхитители колхозного хлеба пытаются при задержании защитить похищенное с оружием в руках.

Так, например, 24 августа Панов и Тагильцев проездом в Барнаул на двух лошадях остановились недалеко от с. Н-Михайловки и накопали 55 кг картошки, принадлежащей колхозу. При задержании их сторожем они не подчинились, и на предложение идти в сельсовет, Тагильцев достал с телеги ружье и заявил, что будет стрелять. Задержать их удалось лишь благодаря вовремя подошедшему второму сторожу. Дело передано в Барнаульский нарсуд, еще не рассмотрено.

Попытки перехода на открытые формы хищения колхозного хлеба особенно ярко сказались на примере следующего дела. Твердозаданец Ярков вместе с группой других твердозаданцев вошли в колхоз «Ударник» Кемеровского р. После того как Ярков продал несколько возов колхозного сена, а деньги присвоил себе, Ярков был из колхоза исключен. Тогда Ярков вышел на колхозное поле вместе со своей семьей. Когда колхозники прогнали его с поля, он без разрешения сельсовета созвал собрание исключенных и выходцев из колхоза и внес на этом собрании предложение организованно и совместно жать колхозный хлеб, и тогда «они с нами ничего не сделают». Когда по настоянию сельуполномоченного собрание разошлось, Ярков и еще несколько человек совместно с ним через несколько дней снова вышли на поле и пытались жать колхозную рожь. Чтобы запугать правление колхоза, последнему была подброшена записка, содержащая угрозы председателю правления Попову о том, что «если не будешь нам давать жать рожь или давать покосы, все равно тебе не жить, все равно убьем». Краевой прокурор требует применения высшей меры ко всем 4 обвиняемым по этому делу. Дело передано в краевой суд.

Наряду с хищениями колхозного имущества кулаками, твердозаданцами и единоличниками имеют место хищения и со стороны чуждых, неустойчивых и попавших под влияние классового врага элементов из среды самих колхозников.

Так, члены колхоза «Краснофлотец» (Каменского р.) возили в г. Камень молоть для колхоза 10 ц хлеба, из которого они пропили 2 ц 12 кг, и вместо двух дней пробыли на мельнице целых 5 дней, а колхозники в течение этого времени оставались совершенно без хлеба. Каменский нарсуд осудил обоих по 10 лет лишения свободы каждому.

Правление колхоза поручило производить посев озимой ржи колхознику Тихонову. Последний умышленно с целью хищения хлеба посев производил редко и таким образом 24 августа похитил 32 кг, которые закопал в погреб на дворе, а 25 августа похитил 56 кг и спрятал их в подполье. Крапивинский нарсуд осудил его к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Огромную роль в деле борьбы с хищениями играет состояние охраны колхозного имущества, в частности, подбор лиц, которым доверяется эта охрана. Значительное количество преступлений против колхозного имущества было выявлено исключительно благодаря бдительности охраны. Тем большего внимания заслуживают факты прямого участия лиц, которым доверена эта охрана, в производимых хищениях.

Члены коммуны «Алтайский крестьянин», ответственные за охрану участков полей коммуны, похитили 150 снопов пшеницы и продали ее на сторону за 100 руб., из которых 15 руб. тут же пропили. Барнаульский нарсуд осудил их к 10 годам лишения свободы каждого с конфискацией всего имущества.

Рабочие Сосновского зерносовхоза (Ново-Омского р.) обнаружили хищения, совершаемые объездчиком Комиссаровым. Пользуясь своим служебным положением, он систематически выкапывал картофель, подрезал колосья ржи и пшеницы и увозил краденое к себе. При обыске похищенное обнаружили. Ново-Омский нарсуд осудил Комиссарова к 10 годам лишения свободы с конфискацией всего имущества.

Пользуясь своим служебным положением, колхозный бригадир Вапилов, сторож Тарасов и рядовой колхозник Бархатов, все по несколько раз судимые за кражи, договорившись между собой, похитили 7 ц колхозной пшеницы. Шипуновский нарсуд приговорил их к 10 годам лишения свободы каждого.

Наряду с хищениями хлеба имеют место, правда, значительно более редко, хищения и другого колхозного имущества, как то: меда с колхозных пасек, табака с колхозных посевов и т.д.

Значительно распространены кражи принадлежащих колхозу лошадей. Так, в пределах г. Барнаула и Барнаульского р. систематически производились кражи лошадей. Произведенным расследованием было установлено, что еще с весны 1931 г. оперирует банда под руководством Тушина, судимого 3 раза, Митникова, судимого 2 раза, и других с подобным же прошлым, а всего в количестве 15 чел. Эта группа занималась кражами лошадей учреждений, колхозов и частных лиц, причем часть группы занималась непосредственно кражами, а другая часть колола этих лошадей и продавала мясо. Установлено, что всего группой совершено не менее 100 случаев краж лошадей. Дело закончено расследованием и направлено в суд.

Не менее интересное дело рассмотрено в конце августа Ойротским облсудом. Во главе шайки конокрадов-бандитов стоял известный по области Пашков. Добываемое хищениями мясо конокрады сбывали на рынке в Ойрот-Туре и на вырученные деньги систематически пьянствовали. В дальнейшем они имели в виду изготовить печать и штамп Улалинского горсовета для составления фиктивных документов на краденых лошадей и отправлять их в соседние районы. Договорившись ограбить амбар с семенным материалом, принадлежащий Арасукскому ККОВ, Пашков и его банда, подъехав к амбару, повесили сторожа на веревке, а хлеб выгребли и поделили между собой, но в это время были пойманы. Облсуд приговорил Пашкова к расстрелу, остальных к лишению свободы...

 


III. ИТОГИ ОПЕРАТИВНОЙ РАБОТЫ ОРГАНОВ ЮСТИЦИИ


ПО БОРЬБЕ С ХИЩЕНИЯМИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СОБСТВЕННОСТИ

 

Перечисленные в предыдущем разделе факты говорят о значительном развороте работы органов юстиции нашего края по борьбе с хищениями, подведем некоторые предварительные итоги этой работы.

По сведениям, имеющимся в крайпрокуратуре и крайсуде на 14 сентября 1932 г., всего по краю было осуждено в порядке реализации закона от 7 августа 787 человек, из которых крайсудом — 12, линейными ж.д. судами — 35, и нарсудами — 3401.

Карательная политика крайсуда. Осуждено:

 

к расстрелу

11

к 10 годам лишения свободы

1

ниже 10 лет

к другим мерам

всего

12

 

Карательная политика линейных ж.д. судов:

 

к расстрелу

15

к 10 годам лишения свободы

16

ниже 10 лет

3

к принудработам

1

всего

35

 

Карательная политика нарсудов:

 

к расстрелу

6

0,8 %

к 10 годам лишения свободы

488

66 %

ниже 10 лет

197

26,9 %

к принудработам

33

4,2 %

к условным мерам

16

2,1 %

всего

740

100 %

 

Суммарные данные о карательной политике по крайсуду, линейному суду и нарсудам за хищения:

 

к расстрелу

32

к 10 годам

505

ниже 10 лет

200

к принудработам

34

к условным мерам

16

всего

787

 

Хотя приведенные общекраевые цифры свидетельствуют о проделанной значительной работе по борьбе с хищениями социалистической собственности, однако на фоне этой общей картины органы юстиции ряда районов не проявили должной политической поворотливости и совершенно не включились в борьбу с хищениями. Районы Абаканский, Мариинско-Тайгинский, Александровский, Ишимский, Родинский, Бирилюсский, Татарский, Верх-Назаровский, Усинский, Муромцевский, Чаинский, Седельниковский и Тарский до настоящего времени не судили ни одного человека за хищение общественной собственности. К ряду работников юстиции этих районов применены меры дисциплинарного воздействия.

 


IV. БОРЬБА С ЛИБЕРАЛЬНЫМ ПОДХОДОМ


К РАСХИТИТЕЛЯМ ОБЩЕСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ

 

64 % применения к расхитителям общественной собственности десятилетнего срока лишения свободы и 4,2 % применения расстрела свидетельствуют о том, что органы юстиции нашего края, в основном, обеспечили достаточно жесткий подход к врагам народа, расхищающим социалистическую собственность. Однако на фоне этой общей картины органы юстиции отдельных районов проявили недопустимую оппортунистическую мягкотелость и либеральный подход к таким делам.

В Завьяловском р. осуждено по декрету от 7 августа 10 чел., из них к 10 годам лишения свободы только 4, к лишению свободы на сроки ниже 10 лет — 2, принудработам — 2 и условно — 1. Алейский нарсуд осудил 19 чел., но только двух из них приговорил к 10 годам лишения свободы. Называевский, Кыштовский и Северо-Крутинский нарсуды осудили значительное количество людей, но ни одному из них не дали 10 лет лишения свободы, избирая более мягкие меры репрессии. Борисовский нарсуд осудил 19 чел., из них к 10 годам лишения свободы только 3.

Приведем некоторые конкретные примеры подобного либерального подхода.

Самойлов и Ананьев по обоюдному сговору ночью похитили более 4 кулей ячменя, принадлежащего колхозу. Кроме того, Самойлов похитил 6 снопов овса, а при обыске у него было на дому обнаружено 32 кг чистосортной пшеницы и 2,4 кг ячменя. Несмотря на то что материалами дела устанавливается систематический характер хищения, нарсуд Мамонтовского р. приговорил их к 5 годам лишения свободы каждого. Дело затребовано в порядке надзора.

Три твердозаданца 22 августа были задержаны на месте преступления во время кражи колхозного хлеба. При задержании они заявили: «Вы нас ограбили, забрали наше имущество, и мы не только будем собирать колосья, но и кучи будем брать». Нарсуд Полтавского р. приговорил двоих к 6 годам лишения свободы каждого, а третьего к 6 мес. принудработ. Дело затребовано для опротестования приговора.

На полях колхоза «Победа» (Полтавский р.) кулак Белущенко, кулачка Мурьянова и крепко зажиточный Носовцев были пойманы во время похищения хлеба с 11 мешками похищенного хлеба. Нарсуд Полтавского р. дал Белущенко и Мурьяновой по 8 лет лишения свободы, а Носовцеву — 3 года лишения свободы. Дело затребовано для опротестования приговора.

Дважды судимая за торговлю Калугина, у которой при обыске было обнаружено 34 четверти вина, воровала на полях колхозный хлеб. При обыске у нее было найдено 1,5 куля хлеба. Виновной себя признала, но заявила, что и в дальнейшем будет заниматься кражами. Нарсуд Полтавского р. приговорил ее к 1 году принудработ. Дело затребовано для опротестования приговора.

Объездчик Сартаков по договоренности с другим крестьянином после выпивки ночью наложил на колхозном поле хлеба, с которым оба и были задержаны. Нарсуд Полтавского р. приговорил обоих к 3 годам лишения свободы каждого. Дело затребовано для опротестования приговора.

Дочь кулака Ткаченко за хищение хлеба с колхозного поля осуждена тем же нарсудом только к 3 мес. принудработ и т.д.

Другой формой проявления либерального подхода к врагам народа, расхищающим социалистическую собственность, является мягкий подход к делам о хищениях, совершенным до опубликования закона от 7 августа, но рассматривающимся в нарсудах уже после этого опубликования.

По установке крайпрокурора и крайсуда по таким делам, хотя закон от 7 августа и не должен был как правило иметь обратную силу, однако, учитывая повышенную социальную опасность этого вида преступности, нарсуды должны были применять к виновникам максимально жесткие репрессии из числа предусмотренных соответствующими статьями УК. В практике же ряда районов имеет место иная картина.

Кулачка Курчеганова 27 июля была задержана во время стрижки колосьев на полях сельхозартели «Красный Октябрь». 10 августа Бийский районный суд приговорил ее к 2 мес. принудработ. Дело затребовано крайпрокурором для опротестования приговора.

Нарсуд Ленинск-Кузнецкого р. 20 августа рассмотрел дело о хищении колхозного хлеба с 0,5 га, а также лошадей бывшими колхозниками, исключенными из колхоза, и осудил одного из них к 2,5 годам лишения свободы, 3-х — к 1 году принудработ, и 2-х — к 100 руб. штрафа каждого. При этом нарсуд совершенно не учел, что хищение колхозных лошадей производилось этими лицами систематически и что, следовательно, такая мера социальной защиты не соответствует содеянному, особенно в отношении двух из осужденных, которые были вычищены из колхоза за разлагательскую работу и ранее облагались твердыми заданиями. Приговор опротестован Ленинск-Кузнецким прокурором.

Группа единоличников в числе 11 чел. в ночь с 29 на 30 июля по совместному сговору произвела хищение хлеба, принадлежащего колхозу «Красный ударник» Ленинского р. Ими было сжато серпами и обрезано колосьев около 3 га с общим количеством зерна 378 пуд. на сумму 5040 руб. Обысками у всех их обнаружено большое количество краденых снопов. Несмотря на это, рассматривавший дело нарсуд Ленинск-Кузнецкого р. 28 августа осудил этих лиц к принудработам и штрафам, не использовав максимальных санкций п. «Д» ст. 162 УК. Приговор опротестован Ленинск-Кузнецким прокурором. Нарсуд Ленинск-Кузнецкого р. рассмотрел еще ряд таких дел. Поставлен вопрос о наложении на нарсудей взыскания.

Мероприятия крайпрокуратуры и крайсуда по борьбе с либеральным подходом органов юстиции некоторых районов к делам о хищениях частично уже освещены в первом разделе этой сводки.

Необходимо еще добавить, что дела о хищениях социалистической собственности, по которым нарсудами применены меры социальной защиты ниже 10 лет, затребованы, независимо от их обжалования, для проверки в край. Равным образом подлежат обязательной посылке в край все дела, по которым нарсудами применена ст. 61 УК.

Ряд оппортунистически мягкотелых и либеральных приговоров уже опротестован краевым прокурором и председателем крайсуда.

Значительную работу по борьбе с либеральным подходом нарсудов проделала УКК крайсуда. За период до 4 сентября с.г. кассационная инстанция отменила за мягкостью приговоры в отношении 23 осужденных по делам о хищениях социалистической собственности, что составляет 64,2 % от общего количества прошедших через кассколлегию осужденных по этим делам. За период с 4 по 11 сентября с.г. УКК крайсуда отменила за мягкостью приговоры в отношении 36 чел. (27,5 % общего количества прошедших через крайсуд осужденных по этим делам). Соответствующая работа УКК крайсуда продолжается и в настоящее время.

 

Предкрайсуда Западной Сибири2

Краевой прокурор Западной Сибири Мерен

 

ГА Новосибирской обл. Ф. Р-47. Оп. 5. Д. 163. Л. 24–32. Подлинник.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация