Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ. ПЕРЕСТРОЙКА: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое.
1990 год [Док. №№ 77–120]
Документ № 89

Запись беседы А.Н. Яковлева с послом США в СССР Дж. Мэтлоком

30.03.1990

ЦК КПСС


 

Представляю запись беседы с послом США Дж. Мэтлоком, состоявшейся 30 марта 1990 года.

 

«   » марта 1990 года

 

А. Яковлев

 


* * *

 

Принял посла США в СССР Дж. Мэтлока по его срочной и настойчивой просьбе, переданной через МИД СССР.

Дж. МЭТЛОК. Начал беседу с того, что подчеркнул неофициальный и конфиденциальный характер своего поручения. Затем он зачитал следующее заявление (английский вариант прилагается)1:

«Мне было поручено встретиться с вами и обсудить некоторые наши идеи.

— Политика перестройки оказала огромное воздействие на сам Советский Союз и на весь мир.

— Она непосредственно способствовала беспрецедентному снижению международной напряженности и создала возможность установления нового международного порядка, основанного не на разделении и соперничестве, но на общих ценностях и сотрудничестве.

— Для народов Советского Союза и всех его республик перестройка открыла новые возможности демократии и более свободной, более процветающей жизни.

— Мы надеемся, что эти обретения не окажутся под угрозой вследствие растущей конфронтации в Литве.

— Использование силы или запугивание, несомненно, вызвали бы серьезные сомнения в искренности часто заявляемой приверженности Советского Союза идеям самоопределения и демократизации.

— Использование силы в Литве фактически оказало бы крайне негативное воздействие на наши взаимоотношения.

— Ясно, что в настоящее время правительства Советского Союза и Литвы зашли в тупик по вопросу принципиального значения.

— Советское Правительство настаивает, что Республика Литва является составной частью СССР и потому должна полностью подчиняться Конституции СССР и его законодательству.

— С другой стороны, недавно избранное Правительство Литвы считает, что включение независимого государства Литва в состав СССР в 1940 году было результатом применения силы и потому незаконно.

— Литовское Правительство считает, что Государство Литва никогда не утрачивало свою независимость. Это мнение разделяется многими западными странами, включая Соединенные Штаты, что на протяжении длительного времени выражается в их политике «непризнания» советского суверенитета над Литвой, Латвией и Эстонией.

— Мы озабочены тем, что конфликт между Советским Союзом и Литвой подходит к опасной стадии. Происходит ужесточение позиций, растет опасность насилия.

— Мы призываем вас сделать шаг назад, чтобы успокоить эмоции и воздержаться от любых дальнейших действий, которые могли бы осложнить и без того сложное положение.

— Мы надеемся, что Советский Союз и Литва смогут начать концентрировать свои усилия на создании такого заслуживающего доверия процесса, который приведет к подлинному диалогу и содержательным переговорам.

— Одной из таких возможностей для Литовского Правительства могло бы быть проведение общенародного референдума, который позволил бы народу Литвы сделать выбор между полной независимостью или включением в состав СССР.

— Такой референдум, если бы он проводился открыто и в обстановке свободного выбора, мог бы стать средством бесспорного выражения воли литовского народа.

— Такой референдум создал бы новую основу для переговоров между двумя правительствами и позволил бы таким образом избежать споров относительно статуса и суверенитета.

— Вместо продолжения споров о прошлом вы и литовцы могли бы тогда перейти к разрешению своих разногласий и установить отношения друг с другом, твердо зная, чего хочет литовский народ сейчас и на будущее.

— Референдум, однако, может быть только началом заслуживающего доверия процесса, ведущего к разрешению этого конфликта.

— В ожидании исхода референдума и результатов переговоров, которые должны за ним последовать, для обоих правительств важно проявлять сдержанность.

— Еще более важно, чтобы обе стороны с самого начала этого процесса обязались бы уважать результаты референдума и, на основе этих результатов, вести переговоры энергично и с доброй волей.

— Если в результате референдума люди проголосуют за независимость, обоим правительствам придется следовать комплексу упорядоченных процедур для решения вопросов безопасности, экономических отношений, межгосударственных границ, взаимного признания и обмена дипломатическими представительствами, прав бывших граждан СССР, проживающих в Литве, и других вопросов.

— И если эти процедуры в глазах одной или обеих сторон показались бы трудными или односторонне направленными, процесс переговоров мог бы прерваться, а риск конфронтации и насилия — снова возрасти.

— Но если мы признаем принцип, что межгосударственные отношения должны основываться на интересах и мнениях всех заинтересованных сторон, то тогда только народ Литвы, и никто другой, имеет право определять статус и будущее литовского государства.

— Мы выражаем свою точку зрения по этому вопросу доверительно и с полным уважением к Советскому Союзу и его правительству.

— Наше единственное желание при этом — быть полезными в разрешении конфронтации, которая, если оставить ее без внимания, может привести к серьезным последствиям для интересов и безопасности народов Америки, Советского Союза, Литвы и многих других стран во всем мире».

А.Н. ЯКОВЛЕВ. Хочу со всей определенностью подчеркнуть, что вопрос, который вы затронули, — сугубо внутреннее дело Советского Союза. Это первое.

Второе: могу лишь повторить и подтвердить все сказанное на этот счет М.С. Горбачевым в телефонном разговоре с М. Тэтчер2. Ваше правительство, насколько я знаю, информировано об этом разговоре.

Дж. МЭТЛОК. Да, мы о нем знаем.

А.Н. ЯКОВЛЕВ. Третье: свою позицию мы строим на решениях Съезда народных депутатов СССР. Решения Съезда имеют законодательный статус. И кто бы ни пытался сбить нас с пути к правовому государству и как бы это ни делалось, мы будем твердо двигаться в этом направлении.

Литва, повторяю, вопрос внутренний. Право на самоопределение вплоть до отделения у литовского народа есть. Литовские руководители много говорят о незаконности решений 1940 года, забывая, что может быть денонсирован и Брестский мир 1920 года3, мир, заключавшийся, кстати, в совершенно ненормальных условиях. Но зачем уходить от реальностей?

Нам трудно понять, зачем за одну ночь поспешно принимаются многочисленные антиконституционные решения4, хотя в это же время Верховный Совет СССР обсуждает закон о порядке вступления в СССР и выхода из него5? С какими целями все это делается, а главное — с такой поспешностью? Разве возможно за одну ночь порвать с реальной жизнью последних 50 лет, с общей экономикой, с единой политической структурой, с интересами других наций, проживающих в Литве?

Неверно, будто решающее значение имеют события 1940 года. После этого была великая освободительная война, сложились новые, послевоенные границы и т.д. После этого состоялся всенародный референдум по Конституции СССР, и Литва в ходе него проголосовала «за». По этой Конституции Литва входит в состав СССР.

Все решения по этому очень деликатному внутреннему вопросу должны приниматься в цивилизованных формах. И нам трудно понять цели спонтанных, провокационных действий литовского руководства. Невозможно и недопустимо решать обрубающими действиями серьезные вопросы.

От союзного правительства нельзя ожидать действий, не основанных на законе, на решениях Съезда народных депутатов СССР. Лучше всего для литовских руководителей было бы вернуться к исходному положению, которое было до ночного переворота, начать консультации по союзному договору. Такие консультации начнутся сейчас с другими республиками, при этом Президентом СССР уже было сказано, что договоры могут быть дифференцированными. Конституционно возможен и выход из состава СССР, но по закону, а не явочным порядком за одну ночь. Подобная политика — это политика катастрофы.

Сейчас, например, идет Совет Федерации СССР. Участвуют Председатели Верховных Советов всех союзных республик — кроме Литвы, глава которой отказался приехать. Это — Совет равных. Почему не высказать свою позицию, не послушать мнение других республик? Значит, снова линия на обострение.

Серьезные дела не делаются по-дилетантски. Не думаю, что избранный литовскими руководителями стиль приведет к тому результату, который они провозгласили. Подобные действия глубоко ошибочны с точки зрения даже объявленных целей и являются откровенным подарком всем противникам перестройки: у нас, в Европе и у вас — в США. Выиграет ли мир от подобной безответственности — уверен, что нет.

Литовское руководство не идет на серьезный разговор. Во время своей поездки в республику М.С. Горбачев6 начал очень содержательный диалог — почему не продолжить его? В ответ на призыв к законности мы видим только пренебрежение действительно законными интересами и требованиями, ультимативность тона и поведения. Что положительного принесло или может принести все это перестройке, СССР, Литве, Соединенным Штатам?

В Москве хорошо знают ситуацию в Литве. Прошу передать в Вашингтон, что любая неосторожность только усугубила бы ситуацию. Необходимы сдержанность, терпение и понимание того, что независимость может быть достигнута только на основе закона.

Мы хотели бы, чтобы американское правительство рассматривало ситуацию в контексте всех событий и процессов в нашей стране и в мире за последние пять лет. Призываю проявить тут большее понимание и бóльшую сдержанность.

Дж. МЭТЛОК. Нам кажется, что США поступают сдержанно и взвешенно. Но в основе конфликта лежат две разные точки зрения на закон. И если вести отсчет от незаконности самого присоединения, то многое видится по-иному. Именно тут не совпадают взгляды. Однако если настаивать только на юридической стороне дела, пренебрегая политической, то можно помешать достижению решения.

Весь мир считает, что литовский народ ищет свою независимость. И всем ясно, что Советский Союз имеет силу для навязывания своего решения. Ясно и то, что нет страны, способной оказать в этой ситуации помощь Литве. Тем более необходимы сдержанность и неодностороннее толкование истории. Мнения Литвы и Советского Союза на этот счет, как и взгляды на закон, разные. Тем нужнее определить волю народа Литвы — при защите, конечно, прав меньшинств.

Но сейчас, еще до начала диалога, требовать, чтобы Литва поступилась какими-то своими представлениями, позициями, — это не вселяет надежду на возможность конечного позитивного разрешения. Именно поэтому решение о проведении референдума могло бы быть хорошим началом.

А.Н. ЯКОВЛЕВ. Может быть, с этого и надо было начинать. Почему же все оказалось перевернутым с ног на голову?

Дж. МЭТЛОК. Мы не защищаем действия литовского руководства. И не побуждаем их ни к каким действиям. Я даже старался в разговорах с некоторыми из литовцев — косвенно, оговариваясь, что я не даю никаких советов, — убедить их действовать иначе. Говорил им, что в США доверяют политике советского руководства7. Главное, чтобы не было сейчас запугивания, чтобы были сдержанность и понимание. Мы к этому и призываем. В конце концов, литовцы — не азербайджанцы и до сих пор действовали, не допуская беспорядков и насилия.

Но если бы сейчас литовская сторона предложила референдум, дало бы это основу для диалога и решения?

А.Н. ЯКОВЛЕВ. Надо вернуться к исходному положению, с которого они начали. Если их цель — действительно независимость, то средства ее достижения избраны самые негодные. Повторяю, мы задаемся вопросом: действительно ли нынешние литовские руководители хотят независимости? Или же ими поставлена цель сорвать перестройку внутри страны, сорвать политику нового мышления? Если бы хотели независимости, нормальной жизни и развития, здоровой политической перспективы, то и средства избирались бы иные, рациональные.

Дж. МЭТЛОК. Но политически очень важно, чтобы не было насилия и явного запугивания; чтобы не возникало сомнений в приверженности Советского Союза процессам демократизации, праву народов на независимость.

В результате перестройки международная напряженность очень сильно понизилась. Стало возможным думать о европейском содружестве государств не друг против друга, но всех против бедствий человека. Мы понимаем это и хотели бы быть участниками такого сотрудничества. Но нужно честно, спокойно, в атмосфере доброй воли узнать мнение народа Литвы и действовать соответственно. В этом суть.

И если политика Советского Союза оказалась бы чрезмерно жесткой, основанной на законах, которые не все признают, — это могло бы подорвать достижения перестройки, которые очень велики. Требовать от другой стороны отказа от их убеждений в качестве условия для начала диалога вряд ли продуктивно.

А.Н. ЯКОВЛЕВ. Их решения до сих пор — это скорее ультиматумы Москве. С таким подходом согласиться нельзя. Нужно вернуться к исходному положению, отозвать ультиматумы.

Что касается искренности политики — то здесь нас трудно упрекнуть. Но и в ответ мы тоже ждем от всех искренности. Думаю, вопрос о Литве, его развитие покажут действительную меру искренности всех сторон.

И не надо пугать нас перспективами ухудшения советско-американских отношений. Если это произойдет, то не по нашей вине. Мы в свое время высказывали свое ясное отношение к действиям США в Панаме, на Филиппинах, однако не связывали это отношение с состоянием советско-американских дел.

Дж. МЭТЛОК. Я стремился всего лишь объяснить наше мышление и нашу позицию. Если будет применение силы, мы объективно не сможем продолжать развитие отношений с СССР так, как хотели бы. Мы всего лишь объясняем свою позицию. Не делать этого было бы ошибкой.

А.Н. ЯКОВЛЕВ. В этой ситуации особенно необходимо проявлять благоразумие и сдержанность.

 

ГА РФ. Ф. 10063. Оп. 1. Д. 268. Авторизованная машинопись. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация