Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ. ПЕРЕСТРОЙКА: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое.
1988 год [Док. №№ 29–56]
Документ № 42

Тезисы к выступлению А.Н. Яковлева на Политбюро ЦК КПСС о роли и месте партии в обществе

08.09.1988

1. В 1985 году партия перехватила инициативу у застойно-стихийного процесса, прочно удерживает ее, организовала борьбу за будущее, испытывая неимоверное давление прошлого.

Это прошлое, в концентрированном его понимании, как показывает трехлетний опыт, еще удерживает многие позиции, поскольку сохраняются изжившие [себя] политические структуры власти.

Пришло время сделать логичный переход от периода раскрепощения сознания к раскрепощению политической инициативы народа. Социально и на уровне сознания этот переход подготовлен.

2. Мы стоим перед самым серьезным испытанием в политической сфере за последние годы. Речь идет не только о том, чтобы переосмыслить роль и место партии в обществе, найти пути оптимальной реализации концепции политического авангарда.

Но и, без ущерба общественному развитию, осуществить переход к тому, чтобы государственно-исполнительная, административная власть, овладев обстановкой, нашла, почувствовала свою совершенно новую роль и уровень ответственности.

Это очень непросто, и, видимо, понадобится время, чтобы выработать новые взаимоотношения между механизмами народовластия, исполнительного аппарата и политического авангарда.

Причем всем понятно, что подлинного нового опыта у всех трех составных структур нет — ни теоретического, ни практического. Но его и не будет, если не встать на решительный путь, который предлагается в записке М.С. Горбачева1.

Такого опыта не было и у большевиков в 1917 году, но они, взяв власть, не оставили царя для преемственности. Так и нам надо отрешиться от системы, которая была в сущности навязана обществу и партии после Ленина.

Такое отрешение — не только в акте, который мы сегодня обсуждаем. Его надо брать в контексте идущих отчетов и выборов в партии, выборов на съезд народных депутатов СССР, формирования органов высшей власти и, наконец, формирования Советской власти на местах. Только тогда будет достигнута определенная завершенность надстройки.

Что именно перестраивается, почему и ради чего?

А) Из записки М.С. Горбачева вытекает, что суть перестройки аппарата — в выходе на такую его структуру и порядок работы, которые гарантировали бы партию против рецидивов прошлого. А главное, обеспечивали бы сохранение и укрепление роли партии в обществе через гарантированное и постоянное развитие самого общества его собственными усилиями.

Марксизм учит и история подтверждает: развитие есть форма существования общества. Все системы власти, которые в угоду интересам какого-либо класса, группы препятствовали развитию, тормозили его, ориентировались на сохранение статус-кво, в конечном итоге неизменно терпели историческое поражение.

Опыт мирового социализма, хотя и гораздо более короткий, учит тому же: внутренние кризисы возникали в странах социализма там и тогда, где и когда в политике правящих партий временно брало верх отставание от жизни, игнорировалась неизбежность постоянного обновления.

Застойные годы дали нам бесценный в своем роде опыт: они показали и доказали все масштабы угрозы для социализма, проистекающей из возможного превращения партии в защитницу статус-кво.

Вывод может быть только один: партия не просто должна отвечать на стимулы к обновлению и развитию, идущие из жизни, она должна эффективно лидировать в этих процессах.

В теории это все не вызывает возражений. Затруднения начинаются в практике, когда личные интересы людей оказываются переплетенными, связанными со сложными общественными процессами, когда конкретное социальное положение человека объективно может превратить его в защитника статус-кво, консерватора, ретрограда.

Такое социальное положение — следствие устоявшегося порядка вещей, устоявшихся организационных структур. Чтобы свести его к минимуму, необходимо, чтобы сами социальные структуры были бы изначально ориентированы на постоянный прогресс, конструировались и создавались бы на базе соответствующих показателей.

Б) Много уже сказано и написано о том, что истоки нынешней структуры аппарата восходят к 30-м годам, что аппарат создавался в специфических условиях и с весьма четко определенными целями: по сути, он призван был стать всесоюзным средством командования, прямого администрирования всеми сторонами общественной жизни.

И надо отдать должное — он стал таким средством. Было по существу возрождено самодержавие, но в исторически новых, «коллективистских» его формах. Произошло отрицание отрицания. Сегодняшние проблемы нашего общества — это расплата за подобную трансформацию роли партийного аппарата.

Вот первое, что предстоит менять. Ибо устарела сама модель командования жизнью общества во всех ее деталях из единого центра. Устарела исторически. Это значит, что в будущую структуру партаппарата и правила его функционирования должна быть встроена невозможность возврата к методам прямого командования и администрирования.

Второе — соотношение интересов личности и общества. Первенство общественных интересов, достигаемое через подавление, подчинение им личных на деле оборачивается попытками личности так или иначе манипулировать общественными интересами, ведет в конечном счете к торможению развития.

И третье. Закономерно, что аппарат командования начинает во все большей степени повторять, воспроизводить в своей структуре структуру объектов командования. Надо командовать промышленностью — появляются соответствующие подразделения. Растет, разнообразится экономика — растут и отраслевые отделы парткомов. Эта логика, эта взаимосвязь понятна. Но именно поэтому должно быть понятно и то, что проблема не решается простым закрытием, сокращением каких-то отделов. Потому что если сегодня мы их сократим, а методы работы оставим неизменными, сама жизнь завтра потребует открыть их вновь.

62. Суть данного перехода очерчена — вместо прямого администрирования аппарат партии должен заняться разработкой и проведением в жизнь стратегии общественного развития на всех уровнях: от центрального до местного.

Поэтому в структуре самого аппарата должна найти отражение прежде всего эта функция и все с ней связанное. Должно быть ясное представление именно о социальной стороне жизни общества, положении дел здесь. Должны быть развиты все подразделения, занимающиеся социальными вопросами, общественными настроениями и т.п. Вот почему, может быть, следует взвесить возможность создания отдела социальной политики.

Должно, далее, быть усилено научное начало в деятельности аппарата партии. В том, как организован3, как построена работа самого аппарата. Какова используемая им информационная база принимаемых решений. Поэтому я считаю совершенно правильным предложение М.С. Горбачева о создании института политических исследований.

Должны обрести новые формы все взаимосвязи партаппарата с широкой общественностью: как членами партии, так и беспартийными.

Но самое главное: партаппарат должен нащупать, привести в действие новые источники своего авторитета и влияния.

Где лежат эти источники? Прежде всего, в авторитетности и представительности «законодательных органов» партии: соответствующих конференций, собраний, избираемых ими партийных комитетов.

В политической и специальной компетентности самого аппарата как единого целого и его конкретных работников.

В новых отношениях со всеми «срезами» общественной жизни за пределами самого аппарата. Надо задуматься над тем, как сделать аппарат партии действительно нужным не только самой партии и ее органам, но и трудовым коллективам, конкретному человеку. Не предлагая сейчас никаких рецептов в этой области, хочу подчеркнуть только, что это направление нуждается в серьезнейшем, тщательном продумывании.

7. Вопрос о кадрах нового аппарата партии стоит особенно остро. С одной стороны, ясно, что новые функции аппарата потребуют и новых качеств от кадров этого аппарата.

Думаю, что к нашим аппаратчикам вообще нужно относиться гораздо более внимательно, чутко, чем это имеет место сегодня. Кадровый работник аппарата по существу бесправен, запуган всевозможными кампаниями. А отсюда — и все те негативные черты «аппаратчика», которые мы осуждаем, но которые порождены отношением к нему в сложившейся аппаратной практике: пассивность, безгласность, всеядность, привычка смотреть в рот руководству, боязнь нового, непривычного, нежелание идти на риск и т.д.

Первым крупным и принципиальным шагом перестройки аппарата должно стать изменение отношения к нашим кадрам. Возрождение у них чувства человеческого, профессионального достоинства. Спрос с них — самый требовательный. Но при этом и максимум уважения, разумные гарантии их прав.

Далее, нужно резко расширить источники привлечения кадрового пополнения в аппарат, разнообразить их, притом на всех уровнях — от райкома до ЦК. Сложилась практика, когда кадровый работник аппарата, по сути, проводит в нем всю свою жизнь, двигаясь с низовых уровней на вышестоящие.

Необходимо преодоление своеобразной «партийной кастовости», а она у нас начала складываться в последние десятилетия. У достойного, энергичного, ищущего человека, настоящего партийца должна всегда существовать принципиальная возможность прийти на работу в партаппарат — и с производства, из науки, из управленческой сферы, культуры, искусства — отовсюду. А потом, проработав какое-то время, отдав свои знания и силы партии и обогатившись опытом партработы, — перейти в свою прежнюю или какую-либо новую сферу.

Мобильность и динамизм общества возможны только при наличии мобильности и динамизма у его членов. И эти качества должны закладываться в кадровую политику.

8. В осуществлении перестройки партаппарата мы сталкиваемся сейчас с тем же противоречием, что присуще и перестройке в целом. А именно: утверждение нового должно произойти и происходит во многом еще через старые формы и методы, но на определенном этапе привести к полному и безвозвратному отказу от них.

9. И последнее. Мы вступаем в эпоху конструирования социальных структур. От века в управлении обществом боролись две тенденции, и социализм, похоже, унаследовал продолжение этой борьбы уже в условиях нового общества.

Одна тенденция — демократическая, самоуправленческая. В нашем обществе это тенденция социалистического самоуправления народа. Другая — авторитарная, деление общества на управляющее меньшинство и управляемое большинство. Она воплощена у нас в сохраняющейся еще командно-административной системе, в засилье бюрократизма.

Перестройка — движение к динамизму общества. А оно — производное от динамизма и мобильности составляющих общество частей, при оптимальном включении центрального, направляющего, дирижирующего начала.

Аппарат и формы работы, от которых мы сейчас отказываемся, — результат полувекового развития, шлифовки в очень целеустремленном направлении. Переломить эти традиции, убеждения, привычки будет, конечно же, непросто.

Что же касается новой структуры аппарата, полагаю, справедливо будет сказать, что мы пока лучше определили, от чего необходимо отказываться, чем то, как обеспечить желаемые, искомые характеристики и качества аппарата. Экспериментов предварительного плана в этой сфере проводилось мало, и они слишком непродолжительны, чтобы можно было делать далеко идущие выводы.

То есть, как и на других направлениях перестройки, мы и тут должны быть готовы вносить коррективы по ходу работы.

Кроме того, учитывая новизну дела и разнообразие существующих в стране условий, видимо, целесообразно испытать не одну, а несколько схем построения самого аппарата, особенно на местах, и принципов его работы. Поэтому следует поддержать предложения о новых правах парткомитетов.

34. Вот почему предстоит нелегкий год, но останавливаться нельзя, надо идти вперед и только вперед. Другого просто не дано.

Конечно, возникнут многие вопросы, появятся и издержки, все это потребует нервов, выдержки и терпения. Правда и то, что политическое руководство берет на себя большую коллективную ответственность. Но я уверен, что путь избран правильный.

4. Что представляется очень важным сейчас?

а) Надо всю силу политического, идеологического, психологического влияния сосредоточить на том, чтобы повышать роль и ответственность местной власти, чтобы люди привыкали спрашивать с себя, чтобы вытравлялось иждивенчество, чтобы демократическое мышление и принципы гласности пошли вглубь — в толщу масс, чтобы и сама исполнительная власть резко увеличила обороты в своей деятельности. Может быть, ближайшие сессии местных Советов надо посвятить этому вопросу.

б) Возможно, надо обмозговать вопрос о порядке, чтобы местные газеты издавались только партийными комитетами, чтобы уже сейчас партийные комитеты и средства массовой информации стали вместе помощниками и конструктивными оппонентами исполнительной власти, чтобы и здесь сказывалась новая структура взаимодействия. Этот мощный рычаг формирования общественного мнения надо оставить у партии. Думаю, что в этом случае средства массовой информации будут точнее отвечать требованиям времени, требованиям перестройки.

в) В контексте перестройки партаппарата острее встает вопрос об обновлении теоретической и идеологической деятельности партии. Партия начала перестройку, но практически идет процесс трудно. Почему? — Причин много, но одна из них в отсутствии опережающего практику задела в сфере теории и идеологии.

Историческая ценность ленинизма неоспорима, особенно в том плане, что это единственное учение, считающее своим источником жизнь. Но завалы догматизма мешают и реалистическому восприятию фактов жизни, и их верному, творческому истолкованию.

Надо поставить дело так, чтобы партия постоянно имела в своем распоряжении хороший теоретический и идеологический задел, чтобы была налажена качественная прогностика в этих вопросах, чтобы сама теория резко повысила свой качественный уровень.

 

ГА РФ. Ф. 10063. Оп. 1. Д. 187. Машинописная копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация