Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ. ПЕРЕСТРОЙКА: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое.
1988 год [Док. №№ 29–56]
Документ № 41

Тезисы к выступлению А.Н. Яковлева на Политбюро ЦК КПСС «О поездке в Латвийскую и Литовскую ССР 8–13 августа 1988 г.»

18.08.1988


О поездке в Латвийскую и Литовскую ССР 8–13 августа 1988 года1

 

1. Обстановка в обеих республиках сложная; и там и тут явная взбудораженность страстей, хотя причины ее не во всем одинаковы и формы проявления не одни и те же.

В то же время информация о происходящем в республиках идет из разных источников, очень часто не совпадает по фактам, их интерпретации, оценкам конкретных моментов и положения в целом. Сама эта информация нередко носит, я бы сказал, конфронтационный характер по отношению к различным группам, явлениям на местах.

Партийные работники на местах нервничают, а некоторые — паникуют. Особенно это относится к Литве, что ухудшает обстановку.

2. В чем реально проявляется бурление страстей? И в Латвии, и в Литве есть десятки крикунов, которые занимают действительно неприемлемые позиции, нарочито гипертрофируют имеющиеся проблемы.

Однако к их идеологии и под их лозунги, судя по существующим в республиках настроениям, пытаются присоединить и взгляды значительной части интеллигенции этих республик. Тем самым интеллигенция фактически награждается ярлыком «националистов» и загоняется на позиции, где она должна будет либо замолчать, либо рисковать отождествлением себя с этими крикунами. Такой обобщающий подход непродуктивен, хотя для разговоров на эту тему основания определенные есть.

Информация «накаливания» используется для того, чтобы оправдать принятие каких-то мер жесткого административного, правоохранительного характера. На бюро ЦК КП Литвы прямо звучали высказывания, что, дескать, «пора сажать».

И это, в свою очередь, порождает ответную волну. Люди оправдываются или фрондируют, отстаивают свою точку зрения, горячатся. В результате возникают бессмысленные дискуссии, образуется мутная эмоционально-политическая «вода», в которой силы действительно нам враждебные, те самые крикуны и кто пытается их использовать, перетягивают на свою сторону какую-то часть общественного мнения.

Ни на одной из встреч, которые у меня состоялись, не было ни одного выступления националистического, антисоветского, антирусского, антиперестроечного. Была боль, обида за сложившееся положение, запальчивость, преобладание эмоций над рассудком, неумение разобраться в сути и сформулировать свою позицию. Но ничего неприемлемого политически не было.

3. Чем питаются эти возмущенные и возбужденные настроения? Объективные основания для них есть, и в решающей мере эти основания дает непродуманная политика центральных ведомств и ее последствия. Хотя и на местах к ней немало «добавляют». Основные вопросы здесь:

Во-первых, в республиках «посажены» производства, для них во многом чужеродные, размещенные там под влиянием сугубо ведомственных интересов, идет ничем не сдерживаемое экстенсивное развитие. И это проблема для Пленума по национальному вопросу2!

Могут сказать — разместили давно. Но и сейчас эта практика продолжается. Более того, решения о размещении, расширении производств, изменении их профиля и т.д. принимаются вопреки мнению республик и даже вообще без согласования с ними. В Латвии мне говорили, что последние 10–12 постановлений Совмина и ЦК в части, касающейся республик, с ними не согласовывались.

В этой связи предлагаю принять решение Политбюро, осуждающее факты несогласования с республиками в общесоюзных постановлениях того, что их непосредственно касается; и считать недействительными те решения и пункты постановлений в этой их части, которые не согласованы с соответствующими республиками. Эта проблема очень серьезная, она оскорбляет людей, руководство республик, снижает их авторитет, является поводом для разжигания страстей.

Во-вторых, она порождает две другие проблемы, трудно решаемые и очень болезненно воспринимаемые.

Первая — миграция, которая имеет очень чувствительные для республик масштабы. И в значительной мере бессмысленная: едут перекати-поле. В той же Латвии ежегодно приезжают более 100–130 тысяч человек, оседают из них в республике около 18 тысяч. Объявления о наборе рабочих в других республиках.

Что задевает людей? Прежде всего, противоречие происходящего здравому смыслу. Этот ведомственный произвол необъясним и, что хуже всего, позволяет истолковывать происходящее как намеренную политику, направленную на размывание коренной национальности. Коль скоро такой политики на деле нет и она не нужна, надо всерьез позаботиться, чтобы не создавалось подобного впечатления. В той же части, где без миграции действительно не обойтись, решение об этом и о размерах должно приниматься вместе с республикой.

Далее, задевает то, что новоприбывшие в первую очередь получают жилье, а коренные жители любой национальности ждут подчас десятилетиями. Здесь надо крепко подзадуматься. У нас вообще сложилась как-то стихийно такая система предоставления жилья, некоторых других благ, которая стимулирует человека к бродяжничеству. Может быть, попросить изучить эту сторону дела Бюро по социальным вопросам, отделы ЦК?

Задевает людей возмутительное, не найду другого слова, поведение лиц некоренной национальности по отношению к коренному населению. Десятки жалоб на высокомерие, на то, что называют латышей, литовцев «фашистами» и т.д. Надо серьезно заняться этим вопросом в нашей воспитательной, идеологической работе. Это архиважно, с некоренным населением надо работать так же, как с коренным, если не интенсивнее.

Другое следствие непродуманного хозяйничания центра — это проблема экологии. Республики маленькие, плотно населенные, там никакой экологический вред не пройдет незамеченным. Коренное население — как русское, так и национальное — относится к экологическим вопросам весьма чувствительно. Дела запущены, а у республик возможностей для исправления крайне мало.

Для литовца Неман — символ национальной гордости. Загрязнение его, по словам тов. Сонгайла и Бразаускаса, многократно превышает допустимые нормы. Его бассейн охватывает 80 процентов территории республики. Для приведения его в экологический порядок надо не менее полумиллиарда рублей; выделяется же в год не более 50 млн. Крупные города — Каунас с 400 тыс. жителей — не имеют очистных сооружений. А отсчет-то население ведет по европейским стандартам. В общем, экологическая проблема объективно имеет в Прибалтике политическое значение.

В-третьих, сказывается фактическое бесправие республики в отношениях с центром. Игналинская АЭС, реактор Чернобыльского типа, но в 1,5 раза мощнее, третий блок на протяжении трех лет строится без технического проекта. Республика ничего сделать не может, да ее никто и не слушает.

Союзные предприятия, работающие на территории Литвы, дают в год 450 млн рублей прибыли. Из них в республике остаются 14 млн, или чуть более 3 процентов.

В Литве ГКНТ при СМ СССР регламентирует всю науку до последнего рубля. Даже Верховный Совет республики не может выделить республиканской же Академии наук что-либо без согласия ГКНТ. Реорганизация структуры научных подразделений, вплоть до отдела в институте, решается только на уровне Совета Министров СССР. Даже не в АН СССР.

Даже букварь, издание которого является прерогативой республики, требует согласования от корки до корки в центральных инстанциях, что расценивается на местах как недоверие к республиканским органам.

В Латвии, когда сократился импорт какао-бобов, разработали новую рецептуру выпечки торта на основе местного сырья, которого в достатке. Согласовывать эту рецептуру пришлось в Москве, на что ушла уйма времени. История получила огласку и дала повод для разговоров: на что же пригодно правительство республики, о каком суверенитете Латвии можно говорить?

Чтобы помыть окна в современном высотном здании, надо спрашивать Москву. Да что же это такое, товарищи!

Таких примеров уйма.

И можно ли считать, объявлять «националистом» того, кто протестует против всего перечисленного?!

В-четвертых, действует и специфический фактор, над которым мы пока еще мало задумывались. Идет объективный процесс растворения национального языка в окружающей культурной среде. Установки на русско-национальное двуязычие, на расширение прав на местах в вопросах языка, культуры, на добровольность всего этого решают проблему в принципе.

Надо подумать над возможностью более широкого выхода республик во внешний мир. Шире представительствовать в наших загранучреждениях на всех уровнях, иметь своих корреспондентов за рубежом. В общем, тут есть над чем подумать и есть практические возможности.

4. Таковы некоторые объективные — подчеркиваю это, именно объективные — источники, питающие бурление страстей.

Разумеется, с национализмом надо бороться, надо давать ему твердый и принципиальный отпор. Но для этого нужно точно знать, что это такое, в чем он заключается.

Но не менее решительно надо бороться против оскорбительной практики пренебрежения местной Советской властью, мнением партийных органов.

Но едва ли не важнее всего на этом этапе быть бдительными относительно попыток спекуляций на теме национализма. Потому что перестройка делает совершенно ясным, что на протяжении долгого времени манипулирование ярлыком национализма по существу использовалось для маскировки нежелания или неспособности решать действительные вопросы жизни республики. Именно это манипулирование, уход от проблем и породили в значительной мере нынешнее беспокойство, дают почву крикунам для разжигания розни.

5. По этому критерию практической работы не все благополучно. В обеих республиках, в Литве — в несколько большей степени, в Латвии — в меньшей, недостает боевитости партийных организаций и комитетов. Не хотят работать в массе живых людей, выходить на улицу, к людям. Только-только сейчас начинают все это делать, и положительные результаты уже есть, — а боязнь все равно пока не проходит.

У одних партработников это получается лучше, у других — хуже. Но на этой основе возникают личные трения, антипатии, обвинения по разным адресам в «заигрывании», партработников и других товарищей начинают делить на «твердых» и «хлипких», а порой твердые приносят куда больше вреда своей прямолинейностью.

Нет терпимости и готовности разобраться, в ходу понятия «враги», «сажать» (Бюро ЦК КП Литвы). Есть и элементарная неграмотность отдельных товарищей в теоретических вопросах, и недобросовестность в интерпретации отдельных фактов, событий (министр внутренних дел Литвы о «крови…!»).

Заметно недостает тонкости, деликатности в подходах к чувствительным вопросам и некоторым категориям населения, особенно к интеллигенции.

Сейчас неприемлема позиция, сводящаяся по существу к конфронтации партии, ее отдельных органов и организаций практически со всеми. Причина такой позиции одна: «эхо» прежних времен, когда парткомы давали распоряжения и указания, а все остальные — выполняли. Сегодня это уже не просто анахронизм. Фактически конфронтационная линия, там, где она существует, плодит оппозицию, создает предпосылки для образования гнезд чуждых нам политических и идейных влияний.

Несомненно, что объединения типа «Саотис»3 («Движение за перестройку в Литве»)4 многослойны, есть в них и элементы национализма, и левачества. Столь же несомненно, что Запад пробовал раньше, будет пытаться и впредь создавать для нас в Прибалтике максимум неприятных моментов.

Но противодействие всему этому одно: перестройка, демократизация, гласность на деле. А товарищей тянет к старым методам5.

Слабость позиций партийного актива в том, что многие руководители не ощущают себя политработниками, не мыслят идеологически и в демократических категориях. Они продолжают действовать в административных и технократических традициях. Это их беда, но объективных требований времени это не отменяет.

6. Общие выводы: ситуация действительно непростая. Но и отнюдь не критическая. Она поддается исправлению во многих ее аспектах сейчас и на перспективу.

Можно говорить о том, что это и ситуация-предупреждение, ситуация-школа. Нужно только работать, брать уроки у жизни.

1. Поездка Н.И. Рыжкова или Ю.Д. Маслюкова в Прибалтику.

2. Ликвидация уже сейчас всяких «раздражителей», ущемляющих достоинство суверенитета.

3. Надо, видимо, нам подумать о какой-то программе ТВ, состоящей из республиканских программ.

4. Потребовать от всех более точной и глубокой информации.

5. Немедленно вникнуть в проблемы миграции.

6. Найти пути работы с населением некоренной национальности.

7. Не по всем вопросам ждать Пленума.

8. Надо создать совместную программу по каждой республике, в которой предусмотреть конкретные политические и идеологические меры.

9. И обязательно согласовывать с властями республик все вопросы, их касающиеся.

 

ГА РФ. Ф. 10063. Оп. 1. Д. 220. Машинописная копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация