Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКИЙ — ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ВЧК—ОГПУ. 1917–1926
1921 год [Док. №№ 367–594]
Документ № 378

Письмо в Политбюро ЦК РКП(б) о карательной политике ВЧК на хозяйственном фронте

14.01.1921

[Не ранее 13.01.1921]



Секретно

К письму Фатова на имя В.И. Ленина


В Центральный Комитет


Российской Коммунистической партии


 

После прекращения боевых действий на внешних фронтах ВЧК сама поставила в порядок дня вопросы о применении высшей меры наказания, о сокращении судебных функций ЧК, вообще о регулировании карательной деятельности всех судебных органов, о согласовании ее со всей организационной системой карательных и судебных органов. Что касается применения высшей меры наказания, ВЧК 24 декабря прошлого года дала телеграмму всем губчека, запрещающую приводить в исполнение приговоры к высшей мере наказания без санкции на то ВЧК, за исключением приговоров по делам об открытых вооруженных выступлениях. По вопросу о возможности отмены высшей меры наказания ВЧК полагает, что ее можно отменить по всем политическим преступлениям, за исключением террористических актов и открытых восстаний. В области уголовных преступлений ВЧК считает необходимым принять высшую меру наказания к бандитам и шпионам, но в особенности настаивает на сохранении высшей меры наказания для тех должностных преступлений, которые резким образом препятствуют Советской власти восстановить производительные силы РСФСР.

В то время, когда хозяйственный фронт требует крайнего напряжения всех сил пролетариата, для которого победа на этом фронте является вопросом жизни и смерти, преступления всех должностных лиц, кто бы они ни были, стоящих пролетариату поперек дороги на пути к восстановлению, должны пресекаться самым беспощадным образом.

Но чтобы применение высшей меры наказания на хозяйственном фронте дало такие же результаты в смысле устрашения преступников, какие были достигнуты на фронте контрреволюционном, необходимо согласование деятельности всех карательных органов и единое руководство ими хотя бы в области принципиальных решений.

ВЧК полагает, что в настоящее время все ее органы, за исключением тех местностей, которые входят в сферу военных действий с бандами или внешним врагом, могли бы передать свои функции в трибунал, как это предусмотрено декретом 29 марта 1920 года1. Но ВЧК считала бы целесообразным сделать это путем ведомственного соглашения, снятия военного положения в большинстве местностей, где оно объявлено, и т.д., а не путем формального приведения действий упомянутого декрета. Международная и внутренняя обстановка весьма сложна, и необходима известная гибкость при переходе на мирное положение.

Но необходимой предпосылкой отказа органов ЧК от судебных функций является упрощение и укрепление судебных органов. ВЧК полагает, что необходимо уничтожить ведомственные трибуналы, как железнодорожные, [так] и военные, передать имеющиеся там коммунистические силы в обычные ревтрибуналы и народные суды. Для дел, передаваемых в последние из ЧК, создать специальные камеры2, как это уже практикуется в Москве, и, наконец, усилить единый Верховный трибунал при ВЦИК для объединения всей судебной деятельности.

Относительно тюремной политики ВЧК издала приказ № 10 от 8 января с.г. В основу его лег принцип создания специального режима буржуазии и передача рабочих на поруки заводских комитетов. Причем особенное внимание обращено на то, чтобы ЧK прибегали к арестам лишь в случаях действительной необходимости. Кроме того, приказом № 186 от 30 декабря п.г. ВЧК указывает, что арестованные по политическим делам члены разных антисоветских партий должны рассматриваться не как наказуемые, а как временно в интересах революции изолируемые от общества, и условия их содержания не должны иметь карательного характера. Наконец, 13 января с.г. ВЧК созвала комиссию об изменении тюремной и карательной политики в составе т. Дзержинского, т. Ягоды, т. Ихновского, т. Мессинга, т. Апетера, т. Зангвиля от ВЧК, МЧК и Наркомвнудела, т. Крыленко от Кассационного трибунала, Саврасова от Наркомюста, Данишевского от Реввоентрибунала и Куйбышева от ВЦСПС.

Совещание это предложило образование комиссии в центре при ВЦСПС, а на местах при губернских профсоюзах. Эти комиссии, не имея судебных функций, ставят своей задачей пересмотр дел осужденных лиц пролетарского и крестьянского происхождения, а также вовлечение широких пролетарских масс в борьбу с преступностью в пролетарской среде. Проект соответствующего законопроекта будет скоро внесен на утверждение во ВЦИК.

Опираясь на эти широкие массы, и в первую очередь на профессиональные союзы, ВЧК надеется достичь того, что деятельность карательных органов будет восприниматься пролетариатом как осуществление его собственной диктатуры.

ВЧК просит ЦК РКП одобрить занятую позицию относительно ограничений отмены высшей меры наказания в области политических преступлений и усиления репрессии против должностных преступлений на хозяйственном фронте.

 

Председатель ВЧК ДЗЕРЖИНСКИЙ

 

Резолюция: «В архив. Ленин».

 

РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 3. Д. 149. Л. 11–13. Подлинник. Машинопись.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация