Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГОЛОД В СССР. 1929–1934. Т. 1: 1929 – июль 1932: В 2 кн.
Часть третья. 1931 год. Трагедия приближается [Док. №№ 204–436]
Документ № 266

Информационное письмо Юкаменского ероскома секретарям Вотского обкома ВКП(б) Темкину и Ельцову о тяжелом положении кантона

18.04.1931


Секретно

 

Положение в еросе остается очень тяжелым. За последние дни начали поступать целыми пачками заявления о выходе из колхоза. По Дебинскому сельсовету в течение 2–3 дней поступило 88 заявлений из 5 колхозов. В Жувамском сельсовете поступило 18 заявлений из одного колхоза. В этом же сельсовете очень шаткое положение в другом колхозе, этот колхоз в стадии развала. В Кемковском сельсовете поступило заявление за подписью правления о том, что они свой колхоз распускают. В Селеговском колхозе вышло 14 хозяйств. О шатком положении колхозов сигнализирует еще ряд сельсоветов.

В подаваемых заявлениях не приводят никаких мотивов, побуждающих к выходу, в основном мотивы сводятся: «Добровольно входим и добровольно выходим». Правда, ряд колхозников, подающих заявления, мотивирует свой выход тем, что нет семян, колхознику жить тяжелее, чем единоличнику. Плохо дело с семенами зерновых. Последняя декада дала прирост на 1 %. Колхозы обеспечены семенами зерновых на 77 %, считая в этом числе и страхфонды. Сигналы о том, что в ряде колхозов собираются разгромить семенные амбары и семена растащить на руки. Есть уже один случай: в Святогорском сельсовете «Малая Игра» колхозники уже разгромили семенной амбар. Приблизительно 10 колхозов дали большое снижение семян. В Шамардане демонстративно развели коров из МТФ. В Бадеринском сельсовете в 3 колхозах хлеб едят с примесью на 70 %. Колхозники, приходя в ерос за хлебом, форменно плачут. В Камковском сельсовете в дер. Зяглуд пришли в ерос единоличники во главе с членом сельсовета. Говорят, что уже 5 дней не ели хлеба. Продают лошадей и покупают хлеба по 4–5 пуд. за лошадь. Положение более усугубляется тем, что все учительство, медработники, агрономы и служащие со снабжения сняты. Настроение у учительства отвратительное, если бы мы идеально в сроки выплачивали зарплату, и то бы не помогло, т.к. купить хлеб можно только в Глазове рублей за 40 пуд. Учительство просто не смогло бы приобрести хлеба.

Контрактация началась неплохо. Тут колхозники и единоличники были соблазнены получением хлеба. Получение очень мизерное, но и оно успокаивало и давало стимул к контрактации. Одно дело меняет свой оборот. Законтрактовавшие узнают, что у нас наряды есть, а хлеба нет. А это в самом деле так. Говорят, опять обман. Нужно сказать, что мы предвидели неизбежность некоторых затруднений. Поэтому, имея наряд на 145 т, хлеб в наличии на выдачу льносдатчикам — этот хлеб пасли на...1 А сейчас хлеба нет. Хлеб отобрали. Воронин тут знает, в чем дело, у нас с ним на эту тему был разговор по телефону. Еще хуже нагадили тем, что у нас были установлены колхозы, которым мы выдаем этот хлеб, подобраны единоличники, и все извещены о том, чтобы являлись за получением хлеба. Надо было уже приступать к выдаче, все было наготове, и хлеб опечатали. Колхозы и единоличники приезжают за хлебом, а у нас хлеба нет.

Так же с хлебом на нынешнюю контрактацию. Наряд на 175 т есть, а хлеба нет. Из решения Бюро крайкома о хлебофуражном балансе на II кв. видно, что никаких расчетов на получение хлеба по этим нарядам иметь нельзя. Нет надежды и на получение хлеба для снабжения, т.к. мы план не выполнили, и га собрали только 54–55 %. Мы тут очень основательно думали, несколько раз собирали закрытое Бюро. Пришли к тому выводу, что у нас нет сил для того, чтобы дозаготовить хлеб и суметь реализировать эти наряды. Было бы глупо утверждать, что ерос уже исчерпал все возможности. Мы знаем, что кое-где наши мужики, преимущественно единоличники, продают хлеб в Глазове, даже в Ижевске, но для того, что[бы] этот хлеб ушел не на частный рынок, а к нам, нужна большая работа. Мы не имеем сил сейчас развернуть эту работу. Мы тут в полном смысле беспомощны. Одним словом, положение очень тяжелое. Мы вынуждены закрыть все еросные учреждения на декаду и всех бросить в деревню. В еросном центре остался один секретарь ероскома, буквально один. Очевидно, мы не сумели организовать соответствующую кооперативную отчетность перед областными организациями. Поэтому не усматривайте в этом проявление недисциплинированности.

Для себя мы наметили приблизительно следующий план действий. 1. Во что бы [то] ни стало изыскать средства на удовлетворение учительства, будем проводить отчаянную работу со сброской хлеба на частный рынок и обеспечим тонн 20–25 хлеба на снабжение учительства. Не снабжать учительство нельзя — оно наша опора очень серьезная, иначе оно, пожалуй, разбежится.

2. Еще раз нажмем на гарнец. Основательно проверим (проревизируем) все мельницы. Все, что соберем, используем на реализацию на ... 145 т, для выдачи сдатчикам льна. Однако, хотя за нами долг по гарнцу около 400 т, едва ли мы соберем еще 100 т. Если бы это собрали, было бы неплохо. Из мельниц сообщают, что мужики категорически отказываются производить плату за помол гарнцем.

3. Еще усилим работу в колхозах, где идет массовая подача заявлений о выходе. Одновременно усилим репрессии по отношению к кулаку, ведущему отчаянную работу за развал колхозов. Своими силами несколько укрепим органы, ведущие эту работу.

4. Примем исчерпывающие меры для мобилизации до полных семенных источников и организации межколхозной взаимопомощи. Кроме того, мы настаиваем во что бы то ни стало разрешить нам получить хлеб 175 т на контрактацию посева льна, иначе нам невозможно будет выполнить план контрактации, и это нанесет ... по всему плану сева, и, в частности, по зерновым культурам.

Настаиваем помочь нам, работникам, у нас нет прокурора, мы не возражали против перевода прокурора (нашего) в Глазов, т.к. ему требовалось специальное лечение и очень серьезно длительное. Прокурора взяли, а взамен не дали. Судьи — шляпы. Прокурорский глаз нужен, если уж никаких нельзя дать настоящих ... Кроме того, нужно послать серьезных людей для использования их по нашему усмотрению человек 4–5. Нам нужна связь систематическая. Как-то нужно организовать регулярные переговоры с членами Бюро ОК.

Мы часто пытаемся соединиться, не удается. Через Сивко — это было бы легче. Надо серьезно подумать, нельзя ли кое-что сейчас с повестки дня снять. Имею в виду о картофеле. Все требуем, ведем работу вхолостую. Дают нам право контракта на зерновые, отказываемся от этого права. Предлагают контракты на сено, считаем, что сейчас это неуместно. Это мероприятие очень хорошее, но при таких условиях оно нам не помогает делу. Однако к контрактации сена приступаем. Не дурно было бы прощупать нас основательно. Право, текущая работа не дает возможности все основательно изучить и избегать случайных решений, ошибок в планировании. Юкаменский ерос еще не подвергался серьезному обследованию — пора обследовать. У нас есть неразрешенный вопрос. Он может не иметь практического значения. Дело в том, что в связи с массовыми подачами заявлений о выходе из колхоза встал вопрос, как поступать с выходящими. Мы, конечно, принимаем все меры, чтобы оставить их в колхозе. Однако, если все это не поможет, надо будет решать. У нас есть в Бюро взгляд, представленный одним из членов Бюро, что выходы принимают массовый характер и применять требования устава к выходящим нельзя. По этому вопросу просим срочно дать нам указания.

 

В. Торнин

 

Центр документации новейшей истории Удмуртской Республики. Ф. 16. Д. 1315. Оп. 1. Л. 50–52. Заверенная копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация