Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ. ИЗБРАННЫЕ ИНТЕРВЬЮ: 1992–2005
1994–1999 годы [Документы №№ 25–72]
Документ № 42

Скорпиончики


Утро Россiи, 19–25 октября 1995 г. Беседу вел Ю. Белявский.

 

На вопросы «Утра Россiи» отвечает председатель Совета директоров ОРТ Александр Яковлев1.

 

Александр Николаевич, по мнению многих информированных наблюдателей, история с проверкой финансово-хозяйственной деятельности «Останкино», активно сейчас раскручиваемая Думой2, носит исключительно политический характер и направлена конкретно против Вас как политического деятеля. Что Вы думаете на этот счет?

— Похоже на правду. Во всяком случае, претензии, предъявляемые лично мне, настолько нелепы и легко опровержимы, что невольно задаешься вопросом: а зачем их было предъявлять? Видимо, по известному геббельсовскому принципу — чем нелепей обвинение, тем скорее ему поверят. Такие методы обычно применяются именно в целях политической дискредитации. Впрочем, я, не собираясь тратить дорогое для меня время на публичные оправдания, направил подробное письмо И. Рыбкину3 — этим и ограничусь.

Вы — политик опытный, не раз подвергавшийся жестоким нападкам своих противников. Ожидали ли Вы удара на этот раз?

— Когда в конце 1993 г. я согласился на предложение президента Ельцина возглавить «Останкино»4, то понимал, что этот шаг один из кратчайших путей к потере репутации. И все-таки счел необходимым принять предложение. Так или иначе я был причастен к деятельности электронных СМИ более тридцати лет. Защитил в свое время от уничтожения «Взгляд», да и вообще, как мне казалось, в достаточной степени понимал ситуацию, сложившуюся на телевидении. «Останкино» все еще продолжало оставаться Госкомитетом со всеми атрибутами, присущими управленческой конторе. Отсюда и беда — кадровое истощение. То есть так называемых «штатных единиц» было предостаточно, но людей со свежими идеями, конструктивно мыслящих катастрофически мало. Каждодневная практика убеждала, что разговоры о цветущей в «Останкино» коррупции вполне обоснованны. Ясно было, что «Останкино» в том виде, в котором оно существовало, должно было умереть. К тому же результаты выборов 1993 г.5 сделали очевидным для меня — демократия недооценила степень большевистской зараженности страны. Дебольшевизации страны не произошло. В этом процессе телевидение просто обязано сыграть свою роль. Я уверен, что это дело для молодых, и первым генеральным директором ОРТ стал Владислав Листьев. Предполагалось, что ликвидация «Останкино» будет происходить эволюционным путем. Мы собирались за счет акционеров ввести для ветеранов пожизненные пенсии, для увольняемых создать фонд социальной адаптации. В общем, много чего предполагалось, и, пока был жив Влад, все развивалось более или менее поступательно. После его убийства6 произошло нечто почти невообразимое. Некоторые безответственные люди из «Останкино» повели за собой наивных, а те поверили обещаниям мелких политиканов, разных калашниковых и яковенко7, а потому и попали в беду. Коммунистам и элдэпээровцам удалось спровоцировать меня уйти в отставку8, чего они давно добивались, но, к сожалению, оставшийся коллектив «Останкино» был брошен на произвол судьбы. Начались все эти митинги, попытки перехватить инициативу, потом это вредное, на мой взгляд, решение Думы9.

Со стороны тогдашнее поведение Думы выглядело как очередная, на этот раз бескровная, попытка захвата телевидения.

— Я, помнится, тогда, выступая в Думе, пытался объяснить депутатам, что без акционирования денег, выделяемых государством, хватит от силы на шесть часов вещания в день. Депутатскую позицию абсолютно точно сформулировал Жириновский: «Пусть будет шесть часов телевидения, но нашего». А вот насчет этого извините. Я в достаточной степени ощущаю свою ответственность перед народом и страной, чтобы защитить их от такого «нашего» телевидения.

Раздаются обвинения, что в результате ликвидации «Останкино» тысячи людей остаются без работы...

— Это неправда. По моим сведениям, тяжело трудоустраиваемых около 400 человек. Боюсь, что эти люди оказались в таком положении исключительно в результате своих крайне низких профессиональных качеств. На НТВ работают 500 человек, на ТВ-6 — 400. Почему же, позвольте узнать, на 1-м канале счет должен идти на тысячи?

Как Вы относитесь к шуму, поднятому СМИ вокруг останкинской проверки?

— Что же, телевидение — штука общественно значимая, следовательно, по поводу всего, что с ним связано, шуму всегда будет предостаточно. А вот другие телеканалы, как мне кажется, напрасно пытаются обострить ситуацию. У телевизионщиков вполне достаточно общецеховых интересов, чтобы искать единства, а не конфронтации.

Вообще, я думаю, что господа, старательно раскручивающие эту историю и нагнетающие вокруг нее страсти, совершенно зря забывают известную притчу о черепахе и скорпионе, уговорившем черепаху перевезти его через реку и в самом конце пути ужалившем свою перевозчицу. Черепаха погибла, но ведь и скорпион утонул. Что-то уж больно много развелось таких живущих одной минутой амбициозных скорпиончиков.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация