Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГЕОРГИЙ ЖУКОВ
РАЗДЕЛ V. ХРУЩЕВСКАЯ ОПАЛА
Документ №19.2

Пленум Центрального Комитета КПСС — октябрь 1957 года. Стенограмма. Заседание второе



ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ

Вечернее. 28 октября


Председательствующий тов. БРЕЖНЕВ. Позвольте товарищи продолжить работу Пленума. Слово имеет тов. Фурцева, подготовиться тов. Лучинскому.

ФУРЦЕВА. Товарищи, за последние годы наша партия, Центральный Комитет провели огромную работу по устранению и преодолению культа личности1 и развязыванию широкой инициативы в нашем народе2, партии3. Нет необходимости приводить цифры4, все присутствующие очень хорошо знают, какие серьезные произошли изменения в промышленности, в сельском хозяйстве, в нашем культурном строительстве. И вся эта замечательная5 линия, особенно после XX съезда нашей партии, единодушно поддерживается всем нашим6 народом. Тем досаднее, что все эти замечательные достижения партии и народа не в полной мере были использованы в армии7 в силу сложившихся объективных условий, возвеличивающих культ личности министра обороны, и иначе быть не может, что-то поднимается непременно за счет каких-то других сил — принижения партийно-политической работы.

Обсуждение в ЦК и принятие решения 19 октября о партийно-политической работе в армии8, настоящее обсуждение на Пленуме ЦК я понимаю так, что это есть линия XX съезда партии о проведении курса на дальнейшее расширение в нашей стране инициативы и вовлечение во всей нашей деятельности9 и решение грандиозной программы всего нашего народа10.

Мне было особенно неприятно, когда11 Жуков сегодня в своем выступлении, на12 обсуждении в Президиуме ЦК вопрос свел к тому, что как бы неожиданностью явилось для него13, что факты и материалы, которые были названы14, являются каким-то неподготовленным материалом.

Это глубоко ошибочное, товарищи, утверждение и неправильное с точки зрения оценки тех событий и решений, которые Пленум обсуждает. Если в различных отраслях народного хозяйства были приняты решения, были15 намечены меры, то в армии, как об этом говорили на активах, в округах и в16 Москве, где на активе было две с половиной тысячи человек, к сожалению, вместо развязывания и подъема17 среди офицеров и солдат были18 меры, которые принижали в ряде случаев их возможности19 в партийной жизни и помощи20 в разрешении поставленных задач перед армией.

Как можно, я опять-таки ссылаюсь на выступление товарища Жукова, сказать, что армия сильна, сомнений нет, боеспособность высокая — нет никакого возражения, активы прошли по решению ЦК, а решение ЦК очень спокойное, даже об ошибках и фамилиях не напоминает, а говорит только о серьезных провалах, что надо поднимать партийно-политическую работу. Это решение вызвало волну в выступлениях в поддержку решения, в правильное вмешательство в армии21. В армии было принижение партийно-политической работы, неправильное отношение к кадрам22.

Сколько было фактов и примеров, подтверждающих то, что нужно сейчас коренным образом изменить отношение и23 приблизить армию, что нельзя ее держать на расстоянии, а тем более недопустимо противопоставлять ее Центральному Комитету.

И вот все это, казалось бы такое серьезное, об этом было в субботу сказано на Президиуме, и24 сегодня в докладе, товарищ Жуков представил как факты, которые для него являются не ясными, и что он не совсем понимает, в чем его обвиняют.

Мне кажется, решение актива, выступления на активах свидетельствуют о том, что очень крупные недостатки и ошибки, которые привели к определенной линии в нашей армии руководителя, министра, недопустимы не только25 как для члена ЦК, а тем более как для члена Президиума ЦК.

Какие, спрашиваются, справки ? Сегодня об этом говорил товарищ Жуков. Он говорил, что нужны справки, подтверждения, что нужно создать комиссию, чтобы она проверила, что действительно такое положение было. Но, товарищи, Президиум ЦК, Пленум ЦК заседали,26 о каких справках может идти речь, кто еще может подтвердить, когда в решениях всех почти активов говорится о том, что действительно в политорганах создалось недопустимо тяжелое положение и что армия оторвалась от Центрального Комитета27 к в этом конкретным виновником является товарищ Жуков.

Голоса из зала. Правильно.

ФУРЦЕВА. Значит, такое выступление28 сегодня на Пленуме, я не знаю как других членов ЦК, но меня оно не удовлетворило и не было не только ответом на те серьезные вопросы, а надо сказать, что он не понимает о чем идет речь, что он недостаточно отдает себе в этом отчет. Я думаю это не так, совершенно неправильно, не с этого нужно было29 начинать свое выступление.

Я широко не буду останавливаться на этом. Но возьмите приказ 0090, о котором здесь многие товарищи говорили. Как товарищ Жуков в своем выступлении дал оценку этому приказу? Да, я скажу дословно, он сказал, что там имеются неряшливости, неточности. Речь идет прежде всего, о том, чтобы30 принизить роль ЦК и возвысить роль министра в руководстве партийными организациями армии.

Но скажите, как можно записать31 такое положение «командирам-единоначальникам улучшить руководство партийными организациями и комсомольскими организациями.» Разве может это министр записать в своем приказе?

Наконец, следующее32 «Главному Политическому управлению коренным образом перестроить руководство партийными33 организациями.»

Товарищи! Это же функции ЦК. Никакому ведомству, никакому министру не позволено делать такие вещи. Это понятно. Тем более, я повторяю, об этом очень подробно было сказано34 на Президиуме ЦК в субботу. Было сказано товарищу Жукову и обращено его внимание на эти крупнейшие ошибки, которые были заложены в этом приказе. Это — отправное, отсюда35 началось наступление, принижение36.

Но сегодня ответа на это серьезное обвинение он37 не дал.

Я, может быть, ошибаюсь, но глубоко убеждена в этом, как будто за формальным требованием повышения единоначалия, дисциплины в армии, это все естественно, но что же за всем этим кроется — принижение роли партийных органов, с одной стороны, и противопоставление командиров политработникам, с другой стороны38.

Это вызвало страшное недоумение. На активах говорилось, что политработники пользуются одними правами, а командиры — другими39. Говорилось о том, что в армии было гонение политработников40, что их нужно убрать, снять, выгнать из армии. Это вызывало и возбуждало страшное41 недовольство, непонимание, в чем дело, и обращались в ЦК, как об этом говорили на активах42.

Так что говорить, что это43 неряшливость политическая и некоторая неточность, товарищ Жуков,44 это далеко неправильная и непартийная оценка тех крупнейших ошибок, которые совершили вы в руководстве министерством.

Я думаю, что правильный делается вывод, что это не случайные ошибки, а что это целая система ошибок, которая привела к известной линии, к серьезной45 линии и недопустима в руководстве Советской Армией.

Я позволю ограничиться этим фактом по этому поводу. Хочу обратить ваше внимание еще на одно очень серьезное, справедливо предъявленное обвинение тов. Жукову. Он сегодня в выступлении,46 мне кажется, весьма легко отнесся к нему и я, как член Пленума, считаю его неудовлетворительным.

Он дважды выступил после июньского Пленума на активах и заявил, ссылаясь на свое выступление на Президиуме ЦК, что если эта группа будет настаивать, то я обращусь к армии и народу. Я хочу внести некоторую ясность, это еще больше усугубит вину т. Жукова за то, что это47 не простая фраза.

Прежде всего, на Президиуме такого заявления48 не было49, это я, товарищи, помню,50 все, кто был, могут подтвердить.

ХРУЩЕВ. Правильно.

ФУРЦЕВА. В первый день заседания, когда шла отчаянная борьба — продолжать обсуждение или нет, т. Жуков вел себя стойко, хорошо51, это не следует принижать, но им были сказаны следующие слова: «Если вы не согласитесь на перенесение обсуждения на следующий день,52 я покину заседание. Я думаю, что товарищи меня в этом поддержат.» Вот53 его заявление.

Об этом я говорила на активе в Москве, и все другие товарищи говорили на Пленуме. Его выступление и вот это выражение я обращусь к армии и народу — тем более недопустимо, что его не было на Президиуме. Можно было бы простить, если бы он эту фразу употребил во время борьбы, во время выступления, можно простить, если один раз была оговорка, но это два раза и дважды в выступлениях говорится об этом. Как может человек о себе говорить, что он мог бы так поступить?! Если это случайное, то как это может выскочить54 дважды? Это очень серьезное выступление. Такое заявление может сделать тот человек, который чувствует правомерность этого, кто подготовлен к этому.

Какая обстановка была в ЦК? Тогда была борьба с антипартийной группой за то, чтобы Пленум собрать. Ни у одного человека55 в мыслях не могло быть, что один человек может обратиться к армии и народу помимо Центрального Комитета. Я, между прочим, обращаю на это внимание потому, что т. Жуков56 в своем выступлении опять говорил, что может быть я57 и сказал, но в горячке, было не до этого, может быть это тщеславие мое затронуло.

Это не то58. Надо на такие вопросы давать59 ответы. Это60 встревожило товарищей, а не какие-то неточности и неясности61, которые мы якобы вынесли на обсуждение Пленума.

Следующий вопрос. В кино, в художественных картинах, в литературе культ личности62 поднимался новый. От последствий одного еще не избавились, уже растет другой. Объективно все оценивая, можно сказать: разве мало найдется подхалимов63. Речь идет об отношении т. Жукова к этим картинам и к этим художественным произведениям64.

Вот, например, в субботу, когда обсуждали вопрос65, тов. Жуков утверждал, что66 не видел картины «Битва под Сталинградом67». Я, признаться, даже поверила этому. Оказывается, сегодня выяснилось, что не только смотрел, но68 поправки делал в сторону усиления культа личности. Эта неточность и неправдивость69 очень серьезно настораживает.

Или вот эти две картины. Меня глубоко возмущает здесь70 следующее. Черт с ними, с картинами, если Жуков был нарисован на белом коне. Можно было пожурить, поругать, но беда в том, что эти картины не просто художественные картины, а это символ победы. Опять я говорю, что можно было к этому отнестись легко. На Президиуме в субботу обсуждается вопрос и тов. Жукову задают вопрос, как он относится, а он говорит: «Я ничего не знаю». Тогда уточняется, оказывается, что с тов. Желтовым был разговор. Тогда71 тов. Жуков заявляет: «Я в этом ничего плохого не видел».

Голос. Он сказал: «Мне понравилось».

ФУРЦЕВА. Это же другое содержание. Подумать только — разгром немцев в Великой Отечественной войне. Это победа всего нашего народа, да и не только нашего народа, это же победа всего прогрессивного человечества. Картину посмотрят и скажут, что это плагиат русских, хотя их ведущая роль и была, но мы тоже воевали, почему72 они к ногам своего полководца сложили все знамена, а где мы были? Мы же тоже воевали.

Не требуется комментарий к этой картине. Совершенно правильно тов. Куусинен сказал, что это издевательство, насмешка над маршалом в таком виде его изображать. Это очень удачное выражение.

Значит, речь идет не о том, что написал кто-то, просмотрели, а что это его устраивает, он соглашается внутренне с этим. Вот что страшно.

И, наконец, товарищи, следующее. Я сейчас заканчиваю. Вот совершенно в последнее время тов. Жуков находился в Югославии. Мы получали от него шифровки73. Я не знаю, как других членов Президиума, но меня это внутренне глубоко возмущало.74 Пишет в шифровке, что он удивлен, поражен, почему не помещают в газетах тексты его речей. На одну из таких шифровок75 ответили, что у нас76 две делегации — одна в Китае77, другая в Югославии,78 два члена Президиума возглавляют, поэтому нельзя противопоставлять одну делегацию другой, возглавляемой,79 военным. Казалось бы,80 вопрос должен быть снят. Я опять веду к тому, что человек ошибся, ему разъяснили и все. Нет, после этого идет следующая шифровка, пишет корреспондент «Правды»81 тов. Сатюкову, что в частной беседе тов. Жуков с возмущением говорил по поводу того, что московские газеты не печатают его речи и т.д.82 Разве тов. Жукову неизвестно, что о членах Президиума решает Президиум, что опубликовать, что не опубликовать83.

Я это к тому, товарищи, говорю, что все это не так просто, это не сразу приходило, складывалось. А в итоге получилось — что человек так себе возомнил, так внутренне убедился, что все может и это привело его к такому концу84.

И, наконец, телеграмма даже была такая из Югославии85 с требованием, чтобы в ЦК обсудили вопрос об ошибке, которую допустили в тезисах к 40-ой годовщине, где Югославия86 в числе других, была записана в конце87.

ПОСПЕЛОВ. Три88 раза упоминалась Югославия.

ФУРЦЕВА. Что мало упоминается и почему в конце. Но ведь какой-то принцип должен быть, по алфавиту ставить нужно89 и нельзя Югославию поставить впереди, а Албанию поставить в конце.

Он мог приехать и сказать, что были там такие настроения по этому вопросу, но написать в телеграмме, что «я настаиваю90, чтобы в ЦК этот вопрос обсудили», диктовать ЦК, это очень и очень грубая91 ошибка.

И я бы сказала, товарищи, делая вывод, что речь идет не о политической незрелости92, а некоторые товарищи делают такую попытку так квалифицировать, это было бы упрощенчество, я бы сказала, что это было бы принижением большого вопроса, принижением значимости этого вопроса. Здесь речь идет о сознательных действиях и определенной линии в поведении, об антипартийной линии. И это должен т. Жуков признать, хотя это и больно, и тяжело. Другого положения быть не может.

Вот почему этот вопрос об улучшении партийно — политической работы в армии и обсуждение ошибок т. Жукова рассматривается на глубокой принципиальной основе и ему придается столь большое политическое значение.

Я считаю совершенно правильным, если Пленум своим решением сделает серьезный вывод и выведет т. Жукова из членов Президиума ЦК и членов ЦК.

Председательствующий тов. БРЕЖНЕВ. Слово имеет тов. Лучинский, командующий Туркестанским военным округом, следующий тов. Кириченко.

ЛУЧИНСКИЙ. Товарищи члены Пленума ЦК, я прошу простить меня за то, что я начну свое выступление по сути дела не по существу разбираемого на Пленуме вопроса, а со справки...

Голос. Это как раз и есть существо.

ЛУЧИНСКИЙ. Чтобы не подумали, что я оправдываюсь. Но я должен прямо сказать, что хочется мне освободиться от того неприятного ощущения, я сейчас людям в глаза смотреть не могу после того обвинения, которое я получил.

Разрешите открыть как было дело. Я был в отпуске в гор. Сухуми. Мне стало известно, что в округе 24 октября в 18 часов намечено проводить партийный актив. И вот в понедельник, 23 октября, в 11 часов по московскому или в 14 часов по ташкентскому времени...

Голос. Понедельник был 21.

Голос. Актив — 22.

ЛУЧИНСКИЙ. 22 октября должен проводиться. В понедельник 21, в 11 часов по московскому времени я позвонил маршалу Малиновскому и спросил его указаний: обязательно ли мне быть на этом активе? Получил ответ, что да, мне на активе нужно быть.

Не имея возможности немедленно вылететь, так как рейсовый самолет уже ушел, а вызывать свой самолет — это связано с тем, что экипаж так же, как и я находился в отпуске. Правда, можно было другой экипаж посадить. Но 12 часов летных туда в один конец и 12 — в другой...

Я заведомо опаздываю. Обращаюсь со следующим разговором к члену Военного Совета Мальцеву — только что разговаривал с маршалом Малиновским, получил указание быть на активе, высылайте за мною самолет.

Но так как по расчету времени самолет не мог успеть к активу — продолжал я — попрошу Вас передать тов. Мухитдинову попросить его, перенести актив на следующее число, на 23-е, чтобы я мог быть на нем.

Мальцев ответил:

— Этого сделать нельзя.

— Почему нельзя?

Так распорядился тов. Мухитдинов.

Тов. Мухитдинов — член Военного Совета, кандидат в члены Президиума ЦК. Но если актив, то можно подождать, пока все члены актива, вызванные на актив, соберутся. Поэтому я говорю: прошу Вас согласовать с командующим.

— Этого нельзя сделать.

— Почему? Почему нельзя перенести актив? Я этого не понимал.

Надо оговориться, что я не знал полной постановки вопроса, не знал, в чем дело. Знал, что проходит партийный актив и что вопрос был уже поставлен о недостатках партийной и политической работы в армии и флоте. Об этом я знал. Я, конечно, виноват, не взирая на то, как бы я сделал. А в итоге тов. Мальцев на это сказал: «У нас здесь есть командующий».

Я удивился. Не знал, как это дело понимать. Подумал - 93 что Вы имеете в виду, разве Вы меня не считаете единоличным командующим. Почему нельзя по этому вопросу договориться?

Тов. Мальцев говорит — вообще актив перенести нельзя, ибо тов. Мухитдинов 23-го числа улетает.

Тогда я ему говорю — так бы мне и сказали. Зачем же мне голову морочить.

(В зале шум).

На другой день утром я разговаривал с тов. Мухитдиновым. Надо сказать, что с телефоном не так-то просто. Из санатория трудно договориться, трудно получить разговор даже по ВЧ. Я пользовался услугами маршала Соколовского и говорил из его дачи. Разговаривал с Нуритдином Акрамовичем. Он меня спросил - отдыхаете?

Я сказал: к сожалению, я не могу быть на активе. Мне сказали, что Вы в Баку улетаете?

Он сказал, что не в Баку, а в Москву.

Нуритдин Акрамович сказал94, когда кончается сезон?

Я сказал, что 2795-го. Он мне на это сказал — когда прибудете, тогда по этому вопросу поговорим.

Может быть я был резок, может быть не выдержан, но чтобы я запрещал проводить актив — этого не было. Я только сказал: надо было согласовать с командующим. Как же проводить его без командующего?

(В зале шум).

Я виноват, но я сказал, как буквально было дело. И вот так, именно, было дело. В данном случае в этом вопросе мне надо было бы быть тактичнее и выдержаннее.

Мы хорошо понимаем ту заботу, которую проводит Центральный Комитет нашей партии о боеспособности Советской Армии, ибо это является одним из условий, обеспечивающим определение XX съезда КПСС о том, что война не является фатальной неизбежностью, и я считаю, что вопрос, поставленный в повестке дня Пленума ЦК об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии, своевременный и очень важный. В этом вопросе у нас много недостатков и в этих недостатках повинен и я, как командующий округом, ибо должен признаться, что ясных взаимопониманий между Военным Советом армии и представителями ЦК партии на местах нет, в частности, нет взаимопонимания с Бюро ЦК Узбекистана. Вина в этом лежит на нас, неправильно мы понимали боеспособность нашей армии.

ХРУЩЕВ. У Вас нет понимания96 с ЦК Узбекистана, так как97 у нас нет взаимопонимания с Вами.

ЛУЧИНСКИЙ. В ряде мелких вопросов у нас получилось недопонимание. Например, республика заинтересована в полноценном и скорейшем сборе хлопка. Ко мне обращаются с просьбой дать людей для сбора хлопка. Я стараюсь уверить, что у меня ограниченные возможности, потому что я связан с поднятием боевой подготовки, боевой готовности своих войск. Вот конкретный пример.

Голос. Непонятное, растрепанное выступление.

КАЛНБЕРЗИН. Пленум не понимает Ваше выступление.

ЛУЧИНСКИЙ. Я ставлю мелкий вопрос, но он касается того, что мы всегда считали, что основное руководство армией выполняется Центральным Комитетом нашей партии. Наша партия, как руководящая партия в нашем государстве, безусловно всегда заинтересована в поднятии и укреплении боевой готовности нашей армии и подготовке ее к будущей войне. Это мы понимаем, но на деле мы этот вопрос как бы обособливали98, считали на местах, что эти вопросы только интересуют нас — офицеров, коммунистов армии. Вот в этом отношении наша вина на местах.

Голос. Ничего непонятно.

ЛУЧИНСКИЙ. Я еще раз говорю — тот, кто руководит государством, на том и лежит ответственность за ведение будущей войны. Следовательно, я и ставлю вопрос, что сейчас совершенно своевременно поставлен этот вопрос для того, чтобы нам, армейцам, показать на то, что мы до сих пор молчали и заблуждались99.

Здесь спрашивали, почему вы не обращались в ЦК, если видели недооценку партийно-политической работы? Почему мы не обращались в ЦК? Потому что мы считали, что достаточно донесений о выполненной нами работе, представляемых министру и в Главное политическое управление. Вот почему мы этого дела недопонимали. Приводился пример, что маршал Гречко — единственный из командующих, который отчет об июньском Пленуме представил в ЦК. Мы его не представили. Почему? Потому что мы считали достаточным, что мы представляем этот отчет в Главное политическое управление. Вот с какой точки зрения у нас недоставало понимания.

(С места. Это же ваша ограниченность.)

[ЛУЧИНСКИЙ.] Да, наша ограниченность. Вполне согласен и считаю себя в этом виноватым.

(Шум в зале).

[ЛУЧИНСКИЙ.] Товарищи, мое время истекает. Я хотел остановиться на вопросе о Военных Советах. Здесь ставился вопрос, что была недооценка роли Военных Советов и принижение их значения. Я точно так же должен сказать, что это у нас в округах имело место. И ряд вопросов, которые влияли на боевую готовность наших войск, если и разбирались на Военных Советах, то донесения с решениями Военных Советов, протоколы Военных Советов посылались в двух экземплярах — только министру и Главному политическому управлению, в то время, когда по ряду важнейших вопросов, я считаю, надо было посылать в Центральный Комитет нашей партии. (Шум, смех.)

(С места. Не о существе, а форме вы говорите. )

(С места. Совсем до глупости договорился.)

[ЛУЧИНСКИЙ.] Я говорю о форме потому, что она определяет и существо100.

По существу мы не ставили в известность Центральный Комитет нашей партии об этом.

(С места. А по существу, когда мы послушаем — насчет вашего отношения к решению ЦК? )

[ЛУЧИНСКИЙ.] Данного?

(С места. Да. )

[ЛУЧИНСКИЙ.] Данное решение я считаю правильным и своевременным.

(С места. А как вы считаете: правилен приказ 0090 и ваше отношение к партийно-политической работе, за которую на вас возложена ответственность?)

[ЛУЧИНСКИЙ.] Я не отрывался от проводимой в округе партийно-политической работы.

Председательствующий тов. БРЕЖНЕВ. Слово имеет тов. Кириченко, подготовиться тов. Соколовскому.

КИРИЧЕНКО. Товарищи! Постановление ЦК об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте с исключительным единодушием встречено коммунистами Советской Армии и Военно-Морского Флота, и об этом здесь приводилось очень много фактов. Оно ободрило армейских и флотских коммунистов, придало им новые силы для большой работы по боевой и политической подготовке войск.

По поручению ЦК я принимал участие в двух активах — в Киевском военном округе и в Черноморском флоте101. Эти собрания также как и во всех других округах, потому что об этом на Президиуме102 докладывали члены Президиума, которые ездили туда, прошли по-боевому и остро, в обстановке развернутой критики и самокритики недостатков, имеющих место в постановке партийно-политической работы в армии и флоте.

Выражая мысли всех коммунистов, выступавшие на собраниях партийного актива, единодушно заявляли, что мы103 ожидали этого решения ЦК, что мы не только ожидали, но абсолютно были уверены, что ЦК не потерпит в дальнейшем такого положения, которое сложилось в армии и флоте с партийно-политической работой.

Собрания партийного актива показали идейно-политическую зрелость армейских и флотских коммунистов и большевистскую озабоченность дальнейшим поднятием боеспособности армии и флота, понимание104 роли партийных организаций105. Они не так понимают роль партийных организаций, как тов. Лучинский, в борьбе за идейно-политическое воспитание коммунистов армии и флота.

Партийные активы Киевского военного округа и Черноморского округа в своих решениях записали и в своих выступлениях просили членов Президиума (это мнение буквально всех выступающих) передать Центральному Комитету, что коммунисты-воины глубоко понимают значение партийно-политической работы в армии и глубоко понимают руководящую и направляющую роль нашей партии в строительстве и укреплении Вооруженных Сил, и поэтому они еще теснее сплотятся вокруг Центрального Комитета и готовы выполнить любое задание нашей партии и правительства по защите интересов нашей Родины106.

Я вам еще хочу привести такой пример, об этом буквально все выступающие говорили. Адмирал Октябрьский на Черноморском флоте буквально так говорил от имени всего зала, и его выступление в этом месте несколько раз прерывалось аплодисментами: «Поверьте мне, и здесь не только я говорю, здесь выступали и до меня, об этом говорят также тысячи воинов-коммунистов Черноморского флота. Это107 руководящий состав — адмиралы и командующие определенными родами войск, командиры крейсеров и т.д. и т.д. Он говорит, что мы на флоте и, видимо,108 коммунисты в партийных организациях знаем, какой у нас Центральный комитет, какие ставит вопросы Центральный Комитет, невзирая на109 Молотова, Жукова и других. Припоминали Маленкова и других. Об этом говорил не только Октябрьский. Там говорили: передайте Центральному Комитету, что сила его в том, что мы верим Центральному Комитету и до конца верить будем. Просили передать, что наш110 Центральный Комитет работает так, проявляет такую заботу о Вооруженных Силах, о советском народе, что и астматикам111 легче дышать стало».

Я выполняю их просьбу. Нам сейчас важно не только решить вопрос, по существу он решен о руководстве, как единице, о министре, главное сейчас — дальнейшее строительство нашей армии, усиление нашей армии и флота.

На активах говорилось112 о том, что они прежде всего коммунисты, а потом уже офицеры, а потом генералы, а потом командующие и т.д. и т.д. Это не только имеет значение для армейских коммунистов. Я, товарищи, считаю, что это имеет большое значение для нас, для членов ЦК, сидящих здесь.

Голоса. Правильно.

КИРИЧЕНКО. И поэтому Центральный Комитет и Президиум правильно поступают, обсуждая такой вопрос на Пленуме ЦК. У Пленума ЦК, товарищи, есть и хватит сил посадить на свое место того, кто сходит с курса, намеченного нашей партией на XX съезде КПСС, в том числе хватит сил и для того, чтобы тов. Жукова поставить на свое место.

Низкий уровень партийно-политической работы в Советской Армии и на Флоте обеспокоил, товарищи, Президиум ЦК, также беспокоит обсуждаемый вопрос членов ЦК. И это понятно, партия всегда, на всех этапах развития и строительства Советского государства проявляла заботу о Вооруженных Силах нашей страны. У нас иных целей нет, как улучшить дело строительства нашей армии, а в данном случае партийно-политическую работу.

Я считаю, это не только скажется на партийно-политической работе в армии, на ее улучшении, но постановка этого вопроса скажется во многом на улучшении и усилении боеспособности наших Вооруженных Сил.

Как же получилось, что в армии и на флоте так принижена роль партийно-политической работы? Никто не отдавал никому в вотчину ни одного участка работы, которым каждому из нас поручено руководить. А тов. Жуков так сделал. Тов. Жукову стало неясно положение с партийно-политической работой и он стал издавать совершенно новые приказы. Не хочу перечислять.

В нашей стране Коммунистическая партия является правящей партией, только ей дано право направлять, контролировать все стороны жизни и деятельности нашего государства, в том числе и Вооруженные Силы. Вождем нашего народа является коллективный вождь — партия, и никаких культов, в том числе культа Жукова, Центральный Комитет партии не позволит.

Малейшая попытка уйти из-под контроля, создать какой-то культ, уйти из-под влияния партии приводит неминуемо к пагубным последствиям. И113 тов. Жуков пытался увести Министерство обороны, которое возглавлял по поручению партии из-под контроля и влияния Центрального Комитета партии. Тов Жуков усвоил «я», «я», «я», а, между прочим, это «я», «я», «я», кроме всего прочего, привело к тому, о чем мы сейчас говорим. Это значит, что тов Жуков по существу хотел увести из-под контроля и влияния партии Вооруженные Силы страны.

Тов. Жуков не советовался с командующими округами, группами войск по важнейшим вопросам развития и строительства Армии, принизил роль Военных Советов Я вам честно говорю, не допускаю обобщений — многие Военные Советы последнее время плохо, а некоторые по существу не работали и не созывались. Так ведь это?

Голоса. Правильно.

КИРИЧЕНКО. Тов. Жуков, кто должен был, как не Вы, министр обороны, поставить этот вопрос в ЦК и потребовать от Военных Советов114 не было потребности в этом.

Товарищи, вот115 инструкция есть ЦК КПСС. Товарищи на активах и до актива говорили, что по существу116 не выполняется,117 руководствуются приказом 0090, а не инструкцией ЦК КПСС. Она хорошая, есть небольшие ошибки, но мало применяется в жизнь Не было собраний, совещаний при министерстве.

В ЦК не обращались командующие округов, родов войск, группами флотов и т. д. Этот недостаток устраняется постановлением, которое принял Президиуме118.

Тов. Жуков вел определенную линию в этом деле. И должен понять. Он говорит, что не обращаться в ЦК такого приказа не было. Верно, не обращаться в ЦК приказа не было. Как поступали с теми, кто обращался в ЦК? Это есть линия. Дальше не можем терпеть ни в коем случаее119. ЦК стал запретной зоной для коммунистов-воинов нашей армии. Дико, слов не найдешь. Это значит, что тов Жуков вел курс120 на принижение, на сворачивание партийно-политической работы в армии и на флоте121.

Об этом курсе свидетельствуют многочисленные факты увольнение из армии политработников, в раде дивизий газеты ликвидированы. Что это такое? В колхозах организуем многотиражки, а в дивизии закрыли, ликвидировали газету122. Не понятно мне.

Подготовка партийно-политических кадров значительно свернута. Это123 непонятно. Надо сказать, что в результате принижения роли партийно-политической работы в партийных организациях, в результате полного, я бы сказал,124 запрета критики и самокритики в армии и флоте, эти вопросы несколько затянулись. Есть такие части и соединения, несмотря на то, что в целом армия125 у нас хорошая,126 где затхлая атмосфера, где создалось такое положение, что под служебную деятельность, не подлежащую критике, относили то, что желают. А раз служебная критика127, то приписывают приказ 0090. Получилось, что коммунисты-командиры и политработники уходили из-под влияния партийных организаций, а, следовательно, попирались ленинские нормы партийной жизни в армии и флоте, а товарищ Жуков не пресекал эти вещи. А почему нет ни одного факта и их не назвал товарищ Жуков, чтобы пресекались подобные явления?

Товарищ Жуков — член Президиума, член ЦК и коммунист. Товарищ Жуков только администрировал в армии. Это — вредная, неправильная практика. Она ведет не к укреплению воинской дисциплины, а к запугиванию офицеров и порождает боязнь, ведет к проявлению и насаждению подхалимства и угодничества перед старшими начальниками.

Большинство коммунистов, выступавших на партийных активах, с возмущением говорили о безрассудном административном зуде некоторых командиров, политработников, о грубом произволе128, угрозах, окриках, высокомерии. И все это ведется как борьба129 за укрепление дисциплины.

Известно, что хорошая воинская дисциплина там, где крепкий военный дух, где правильные, отвечающие требованиям Устава взаимоотношения между командиром и политработником. Известно, как товарищ Фрунзе — выдающийся полководец Советской Армии, относился к этим вопросам. Он говорил, что товарищеские спайки и взаимное понимание требований являются глубочайшим130 залогом физической и духовной мощи Красной Армии.

Обстановка угроз и запугивания, которая имеется в некоторых частях армии и флота, породила у некоторых командиров и политработников неуверенность в работе, в свое будущее, принизила их творческую активность.

Товарищи, здесь много присутствует армейских коммунистов и пусть кто-нибудь скажет, что неправильно я говорю. А ведь, некоторые сидят и дослуживают, и подсчитывают, сколько осталось131 до выслуги лет.

Голоса из зала. Правильно.

КИРИЧЕНКО. Как-нибудь дотянуть, потому что если он будет принципиально ставить вопрос, то его по башке сейчас же уволят из армии.

Нельзя так. Товарищи, у меня есть много вопросов, на которых хотелось бы остановиться, но невозможно, их, видимо, дополнят другие товарищи. Как видите, речь идет не об отдельных ошибках, а о линии товарища Жукова. А это идет от того, что товарищ Жуков много возомнил о себе. Об этом сказал товарищ Суслов и другие товарищи приводили много фактов.

Наша партия, наш народ получили серьезный урок в этом отношении культа личности, который причинил народу немало бед.

Конечно, партия ни при каких условиях не может допустить и не допустит появления нового культа личности.

Товарищи, т. Жукову я еще хотел такую вещь сказать: да132 заслуженный человек, верно, один из выдающихся полководцев Советской Армии. Надо так и говорить, этого никто и не скрывает — один из выдающихся полководцев. Заслуженный133 человек, за былые заслуги — почет и уважение, но нельзя спекулировать этим уважением, нельзя себя ставить над Президиумом ЦК, над Центральным Комитетом партии. Никому не позволят этого делать, а т. Жукова гордыня заела. Мы не хотим растаптывать ваших заслуг, товарищ Жуков, и другим не позволим растаптывать ваших заслуг, за прошлые заслуги спасибо, но, товарищи, мы не можем позволить вести дело в армии так, как сейчас эта работа идет. Задача Центрального Комитета — коренным образом исправить положение с политической работой в армии и флоте. Никто, кроме ЦК, этого не сделает и поэтому мы правильно обсуждаем вопрос на Пленуме ЦК.

Боеспособность и моральный дух нашей армии и флота высокие, но их надо поднимать еще выше и выше, ибо на Советскую Армию не только нашим народом, но и историей возложена великая благородная историческая миссия охранять и защищать великие завоевания Октября первого в мире социалистического государства134. Следовательно, особенно на коммунистах-воинах лежит величайший интернациональный долг защиты от империалистических агрессоров стран социалистического лагеря, всей мировой социалистической системы, если вы хотите, дела мира во всем мире135. Я даже считаю, что на воинах-коммунистах наших лежит историческая ответственность перед мировым рабочим и коммунистическим движением. Поэтому мы не можем сказать, что это относится только к одному человеку, что только т. Жуков, только он. Большая роль в этом историческом деле принадлежит коммунистам и парторганизациям Вооруженных Сил, командирам и политработникам. Надо усилить и интернациональное воспитание наших войск, крепить связь с массами, с народом.

Издавна в нашей стране для многих и многих людей почитаемой и уважаемой народом является военная профессия. Была и есть, ибо она является пожизненной профессией136. Молодежь, причем лучшая часть молодежи, всегда стремилась и стремится, рвется приобрести военную специальность. А здесь армию и флот буквально лихорадит, неустойчивость кадров. Этому тоже имеется многочисленное количество фактов, я не хочу их перечислять137. Они многим известны, я только хотел ударение на этом сделать.

Здесь выступал адмирал, очень обижались черноморцы на т. Жукова. Я не хочу перечислять всех вопросов, но особенно138 подводники. Товарищи выступали и прямо говорили, непонятно — идет дело на ликвидацию Черноморского флота139? Они приводили факты, причем это подтверждалось140. Думаю, что Центральный Комитет разберется с этими вопросами и решит их.

Некоторые товарищи, хоть и единицы, на активах ставили вопрос о дисциплине. Я позволю себе две минуты остановиться на этом141 и на единоначалии142. Я не знаю как другие товарищи, но я уловил, что у некоторой совершенно незначительной части после выхода решения ЦК от 19 октября появились разговоры, а как быть с единоначалием, с дисциплиной. У нас были таких единицы, но были.

Единоначалие в нашей армии и флоте (я так разъяснял на тех активах, где я был) утвердилось, оправдало себя и, конечно, никакой речи о пересмотре положения о единоначалии нет, да и быть не может. Именно в интересах повышения роли командира, как единоначальника, повышения его авторитета надо повышать роль партийно-политической работы в армии и флоте, роль партийных организаций и коммунистов, ибо я считаю, что без партийной организации, без ее поддержки и единоначальник не единоначальник. Какой он единоначальник, если он не имеет поддержки.

Вот как, на мой взгляд, выглядит единоначалие. Единоначалие заключается в умении командира разумно распорядиться правильно организовать дело, умно, с настоящей пользой для дела подобрать кадры, дать правильный осмысленный приказ и потребовать четкого его выполнения в соответствии с воинским уставом, обеспечить крепкую дисциплину. Но это еще не все. Командир-единоначальник должен опираться в своей работе на партийную организацию, на партийно-комсомольский актив части или подразделения, на весь личный состав. Только тогда он будет единоначальник.

Тот же единоначальник, который думает, что он может командовать подразделением, тем более, соединением без опоры на партийную организацию и партийно-комсомольский актив, ничего в единоначалии не понимает и хороших результатов в работе иметь не может. Единоначалие так не понимается, что хочу то и делаю. Единоначальник — это полномочное, доверенное лицо партии и Советского государства, выполняющее свои обязанности, руководствуясь решениями партии, законами нашего государства.

Чем лучше поставлена партийно-политическая работа в части или подразделении, тем крепче единоначалие. Эта истина проверена жизнью, подтверждена опытом. Кто говорит о том, что партийная организация или политорган нарушают единоначалие или, наоборот, когда политорган кричит — командир зажимает, я считаю, извините меня, ума здесь мало и прежде всего партийности мало. Тот и другой не способны руководить работой, по-партийному к делу подходить.

Настоящее в партийном понимании единоначалие там, где командир, партийная организация, политорган работают дружно, слаженно, где их взаимоотношения строятся только на деловой, партийной, коммунистической основе.

Коммунистическая партия и Владимир Ильич Ленин большое внимание уделяли моральному духу наших войск. Известны в этом смысле указания Владимира Ильича, — я не буду их приводить.

Высокий моральный дух создают партийные организации, командиры и политорганы армии и флота. Откуда же идет тенденция принижения роли партийно-политической работы в Советской Армии и на Флоте, как она могла разрастись, где ее корни? Это же тенденция антиленинская, антипартийная. Корни и причины ясны. Все идет от того, что тов. Жуков потерял самое ценное и самое необходимое для каждого коммуниста — чувство ответственности перед партией, чувство партийности, и это надо понять тов. Жукову. Поэтому мы не можем простить этого. Именно отсюда идет принижение партийно-политической работы и партийных организаций. Вообще, настоящий коммунист-ленинец, знающий роль партии в судьбах нашего государства, в судьбах нашего народа, в судьбах страны, всегда ставит партию и ее интересы превыше всего, причем ставит на идейной коммунистической основе.

Вот теперь мне и хотелось бы в заключение сказать следующее. Из того143, что говорили товарищи в выступлениях, и доклад144 тов. Суслова был обширный, хорошо дает145 мнение всего Президиума, а у нас, у членов Президиума, единодушие по этому вопросу. Ясно, что надо посмотреть и взвесить, может ли тов. Жуков дальше оставаться членом Президиума и членом ЦК.

Председательствующий тов. БРЕЖНЕВ. Слово имеет тов. Соколовский, подготовиться тов. Мустафаеву.

СОКОЛОВСКИЙ. Я так же, как и все выступавшие товарищи, вполне удовлетворен тем решением, которое вынес наш Центральный Комитет, наш Президиум об улучшении партийно-политической работы, а также полностью согласен с докладом тов. Суслова. Те положения, которые выдвинули тов. Суслов и ряд выступавших товарищей в отношении тов. Жукова, безусловно правильны, безусловно верны, и та характеристика, которая давалась т. Жукову выступавшими товарищами, совершенно объективна и вот почему.

И вот почему сказать, что т. Жуков недопонимал и недопонимает роли партийно-политической работы в армии, это, конечно, несостоятельно и несерьезно, и те146 ошибки, которые допущены были Жуковым, конечно, не от недопонимания, как он, выступая здесь, говорил, это ерунда147. Дело заключается именно в линии поведения. Совершенно правильно говорила тов. Фурцева, именно линия148 поведения.

Я хочу на ряде примеров доказать, что эта149 линия поведения вела к тому, чтобы армию прибрать к рукам в полном смысле этого слова и через армию, конечно, воздействовать тем или иным путем, я не хочу фантазировать, но воздействовать тем или иным путем, может быть даже на Президиум ЦК, чтобы играли, как здесь выражались одни, чуть ли не под его дудку, что он сказал, то должны делать, что он сказал, то должны выполнять150.

Возьмем простой вопрос 151 Министерство внутренних дел. Министерство внутренних дел — самостоятельное министерство152, подчиняется непосредственно Совету Министров, руководит этим делом Центральный Комитет партии. Чего, спрашивается, Жуков лез в это министерство, вникал в дeло153 этого министерства. Ведь он же Дудорова затыркал под предлогом...

ХРУЩЕВ. Он не только затыркал Дудорова, но требовал его снять и назначить нового человека154, терроризовал.

СОКОЛОВСКИЙ. Терроризовал под предлогом милицейской формы одежды. Какое отношение имеет милицейская форма одежды к Министерству обороны? Никакого, абсолютно. Вот один пример.

Почему Жуков с самого начала лез, когда еще министерства были объединены, лез туда, сунул туда своего Переверткина. Это хороший воин. Или выдвигал вопрос относительно того, чтобы Генеральный штаб составил докладную записку155 о том, чтобы пограничные войска подчинить Министерству обороны. Почему? Пограничные войска выполняют особую службу. Эта служба не армейская. Везде, во всех государствах она выполняется совершенно иными путями, иными способами, чем несется служба армейская. Я, как начальник штаба генерального, еле отбился от того, чтобы писать такую докладную записку. Я говорил, что нельзя этого делать, нас высмеют на Президиуме ЦК. Здесь цель какая-то была иная, или156 зачем было лезть в КГБ. Ведь КГБ подчинены пограничные войска. Стало быть распространить влияние157 туда.

Мало этого. Вероятно Никита Сергеевич помнит один очень неприятный вопрос, который был с Министерством иностранных дел. Ведь по существу Жуков и туда начал свои руки запускать. Обсуждался, как вы знаете, в Лондоне вопрос относительно разоружения в Подкомитете158. Обсуждался очень долго. Потом соответствующий материал готовился на Ассамблею ООН. Жуков все время настаивал на том, чтобы дать «свободное небо» для американцев над нашей территорией, над нашей страной, то есть допустить положение, которое дало бы американцам соответствующие преимущества с точки зрения разведки. Надо сказать, что американцы не знают наших координат. Карты не сходятся. Они не могут прицельно бомбить наши города. Это совершенно точно доказано и совершенно ясно.

Генеральный штаб противился этому делу, настаивал на том, что нельзя этого делать, но тем не менее Жуков сбил с толку Громыко и вместе с Громыко представил в ЦК предложения относительно того, чтобы допустить американцев летать над нашей территорией и производить аэрофотосъемки.

ХРУЩЕВ. Я хочу уточнить. Громыко не подписал,159 Жуков один подписал. Громыко возражал.

СОКОЛОВСКИЙ. Я знаю хорошо, что Никита Сергеевич забраковал160.

Это есть желание нажать.

Я привел один пример. Но есть ряд других документов, которые обрабатывались в МИДе и Генеральном штабе, и Жуков настаивал, чтобы влиять на Министерство иностранных дел.

Министерством иностранных дел руководит ЦК. Зачем же Жукову непосредственно лезть туда?

Тов. Жуков, выступая здесь, говорил о том, что дескать надо комиссию назначить и произвести соответствующее расследование, по документам установить так это или не так. Да дело совершенно ясное, что партийно-политическая работа в армии была в запущенном состоянии и по вине Главного Политического Управления, но в первую очередь благодаря неправильных установок, которые давал министр обороны.

Голос. Совершенно правильно.

СОКОЛОВСКИЙ. У нас всегда раньше именовалось — Главное Политическое Управление Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флота, потом — Главное Политическое Управление Советской Армии и Флота161. А возьмите документы за последнее время и там везде значится — Политическое Управление Министерства обороны. Сведен вопрос к канцелярии. Также пытались сделать и с Генеральным Штабом, свести его к162 канцелярии Министерства обороны.

Нелепое положение получилось с этим делом. Если в документах пишется — Главное Политическое Управление Министерства обороны — следовательно, выходит оно не имеет отношения ни к армии, ни к флоту.

Как же можно ставить вопрос относительно партийно-политической работы и воспитания ?

Но современная армия, богато оснащенная техникой163, не мыслится без настоящей хорошей партийно-политической работы в армии, потому что без этого с такой высокой техникой не справиться в армии. С техникой в армии не справится, если не будут в соответствующем духе воспитаны бойцы, офицеры, генералы, если они не будут воспитаны в духе защиты Родины, в духе соответствующих интернациональных качеств. Как без этого будет техника применяться? Как это будет делаться?164

Возьмем хотя бы вопрос о напрасном шуме вокруг единоначалия. Правильно говорил тов. Кириченко, что вопрос единоначалия все понимают совершенно правильно. Но почему-то его неправильно165 понимает министр обороны. Он издает соответствующий приказ об укреплении единоначалия.

А зачем его укреплять? Никто, никогда не поднимал вопрос, что командиру полка не подчиняется полк, что командиру дивизии не подчиняется дивизия, что командиру роты не подчиняется рота. Никогда этот вопрос не стоял так, как его по-дурному поставили166. Может быть я не прав?

Голоса из президиума и зала. Правильно, правильно.

СОКОЛОВСКИЙ. Нельзя поднимать этот вопрос, который всем ясен. У нас созрел боец, не говоря уже о командире и политработниках. Командир и политработник — это единое целое. Командир обучается в школе, политработник167 соответствующее168 образование получает, и каждый из них, и командир, и политработник169 каждую неделю занимаются170 партийно-политической просветительной работой171. Все учатся. Все это понимают, все это знают.

И вдруг министр обороны начинает жать на это. Для чего это делается? Для того, чтобы партийно-политическую работу вытеснить, подготовить, расставить необходимые кадры и армию сделать своей вотчиной. Только так можно объяснить положение, которое создалось172.

И конечно, если уже говорить о Жукове, как о человеке, то Жуков, как человек, необычайно тщеславная173 личность. Поскольку я раньше бросил реплику174, то может сложиться впечатление о175 личных взаимоотношениях, поэтому я хочу пояснить, чтобы не создалось у вас впечатления, что я имею что-то176 против Жукова и поэтому так резко говорю против него.

ХРУЩЕВ. Жуков Вам тем же платил, он мне говорил, что надо заменить начальника Генерального штаба.

СОКОЛОВСКИЙ. Вы помните, когда в 1946 году Жуков попал в опалу, то по существу в защиту Жукова выступили только два человека — Конев и я. Причем, я выступил последним, когда выступили уже все члены Главного Военного Совета177, а в Совете были Берия, Маленков, Молотов, который178 выступал два раза. Я не постеснялся тогда выступить179 и сказать правду, что из себя представляет Жуков. Сейчас я об этом говорю не потому, чтобы показать, какой, мол, я герой, а выступаю совершенно объективно, без каких-либо личных налетов, объективно говорю все как есть на180 деле.

Возьмите коллегию Министерства обороны. Тов. Бирюзов выступал по этому вопросу, но сказал очень мало. По существу, коллегия Министерства обороны была ширмой, что хотел Жуков, то и проводил. Спрашивается, зачем коллегия Министерства обороны? Зачем она, для кого нужна? Только если для того, чтобы на коллегию собрать кого надо и кого не надо и отлаять. Для этого не нужна коллегия, ибо любой вопрос, который стоял на коллегии, как только получал иное направление, сейчас же поправлялся Жуковым. По сути дела, Жуков заставлял говорить181 так, как он хотел. Какая же это коллегия?

Подбирались и расставлялись кадры, угодные Жукову. Если бы это дело не было вскрыто ЦК, если бы не были приняты своевременные меры, то не знаю до чего мог бы дойти Жуков. Возьмите ярчайший пример со Штеменко. Всем известно, кто такой Штеменко, и вдруг такое назначение182. Я знаю, что в аппарате ЦК долго этот вопрос не протаскивался183 и все-таки Жуков протащил Штеменко, чтобы иметь под руками надежного и верного человека.

ХРУЩЕВ. Послушного ему человека.

СОКОЛОВСКИЙ. Мне хочется привести один пример, чтобы показать политическую неграмотность Жукова184 и закончить тем, что185 в связи с этой политической неграмотностью ему не место быть в Президиуме ЦК и членом ЦК нашей партии.

Я не имею права и возможности распространяться подробно, вопрос касается большой оперативной работы. Я в свое время186 зачитывал эту работу. Мы187 составили план, соответствующий политике нашей партии, политике Центрального Комитета, — о мирном сосуществовании, что мы не можем первыми начинать войну и не должны начинать, потому что война нам не выгодна, чем дольше не будет войны, тем нам выгоднее.

Это совершенно ясно. Тов. Жуков, как ни настаивал Генеральный штаб, как ни докладывал он, как ни мотивировал, все-таки заставил вписать в преамбулу соответствующего документа, что мы первые нападем, что мы то-то и то-то сделаем..., — не стану вдаваться в детали. Генеральный штаб вынужден был все это зафиксировать, и вы помните, Никита Сергеевич, как вы дали поправку188: «ишь расхвастались, что вот мы все можем!» Я смолчал тогда, принял все это на себя, на Генеральный штаб, а сейчас не для того, чтобы себя оправдать, говорю об этом, а чтобы показать, что это — политическая неграмотность189. Как можно составлять план на то, чтобы вовлекать нашу страну в войну, и добровольно, если можно так выразиться! Установка190 партии одна, а министр обороны дает другую. Как это можно объяснить?

ХРУЩЕВ. Это обсуждали на Совете Обороны?

СОКОЛОВСКИЙ. Нет, у вас.

ХРУЩЕВ. Помню, это было предварительное обсуждение.

СОКОЛОВСКИЙ. Да.

Я присоединяюсь к решению ЦК снять Жукова с поста министра обороны, и вся армия поддержит эmо191. Поддерживаю я и те предложения, которые вносились здесь, чтобы исключить Жукова из членов Президиума и членов Центрального Комитета.

Председательствующий тов. БРЕЖНЕВ. Слово имеет тов. Мустафаев, подготовиться тов. Тимошенко.

МУСТАФАЕВ. Товарищи! Обсуждаемый сегодня на Пленуме вопрос имеет огромное политическое значение не только для армии, но и для воспитания всех наших партийных и других кадров.

ЦК КПСС в своем решении от 19 октября дал блестящую оценку нашей армии. Эта оценка радует не только наших воинов Советской Армии, но и всех советских людей, что наша армия в период Отечественной войны с честью выполнила свою задачу и сейчас всегда готова к защите своей Родины.

Так как в нашей республике имеется достаточное количество округов и частей и парторганизация республики с ними очень тесно связана, я бы хотел на некоторых вопросах192 здесь остановиться.

Тов. Жуков в своем выступлении здесь говорил, что армия руководствуется только партийными указаниями. Это193 правильно — армия не должна и не может руководствоваться другими указаниями. Но я бы хотел спросить у тов. Жукова насчет194 указаний и директив, которые из Министерства обороны давались на места и которые совершенно противоречат нашим политическим и партийным установкам. Я хочу огласить несколько пунктов этих директив, которые получил Закавказский военный округ от Министерства обороны. Вот директива от 23 мая 1957 года за № УУСВ/1/232000. В восьмом пункте этой директивы говорится: «В воздушно-десантные войска направлять только призывников по национальности русских, украинцев и белорусов». Тов. Жуков, как можно в Советской стране, где все195 народы живут в одной братской семье, делать такое различие между национальностями.196

ЖУКОВ. Кто подписывал директиву?

МУСТАФАЕВ. Я номер записал197, а вы у себя посмотрите. Министром обороны является198 тов. Жуков и без его ведома подобные указания и директивы не рассылаются. Никто такую директиву не подписал бы199.

В 9 пункте этой директивы говорится: призывников закавказских национальностей не направлять в войска Закавказского военного округа. Как же можно оказывать недоверие целым народам по какому-то непонятному умозаключению Министерства? Это же оскорбление народов. В войсках, расположенных на территории Закавказских республик, местные национальности лучше знают язык и обычаи200, а закавказские народы не принимают в эти войска. Что за указание?201

В 10 пункте202 говорится: для службы в войсках, находящихся за границей, направлять только русских, украинцев и белорусов.203

МИКОЯН. В Будапеште все нации204 сражались храбро, отлично воевали205.

МУСТАФАЕВ. Я думаю, опыт Великой Отечественной войны достаточно всем доказал, что все народы Советского Союза как братья, рука об руку, плечом к плечу воевали и никакого существенного отличия не делалось206.

Я хочу дать маленькую оценку207 политического порядка. Молодой человек208, окончивший среднее учебное заведение, к какой бы он национальности не принадлежал, он воспитан в комсомоле, в школе, в коммунистической209 семье. Он не отличает, к какой национальности он принадлежит, он глубже понимает, что он принадлежит к советской семье. А когда этот молодой человек приходит в призывной пункт, его спрашивают, какой он национальности, он может здесь почувствовать какую-то неполноценность своей нации210.

Разве можно такие необдуманные документы211 посылать? Вы одним приказом всю нашу212 воспитательную работу сводите на — нет. Этого нельзя допускать. У азербайджанцев есть на сей счет такая поговорка, в которой говорится: один неумный толкнул большой камень в колодец, а тысячи умных не могли вытащить этот камень. Так можно оскорбить весь наш народ213. С этим мы не можем согласиться, товарищ Жуков, кто бы ни подписал этот приказ214.

ХРУЩЕВ. Если посмотреть, так окажется, что как раз он его и подписал. Между прочим Иван Степанович говорил, что все неприятные приказы Жуков сам не подписывал, а нам давал215.

КОНЕВ. Часто приходилось подписывать.

МУСТАФАЕВ. Это не единственный случай. Здесь тов. Калнберзин также в своем выступлении касался этого216 вопроса. В прошлом году местная217 дивизия была расформирована. Правда218 нужды нет особой создавать национальные дивизии219. В этом надобности нет220. Но когда эта дивизия расформировалась, нужно было проявить заботу, куда деть командиров. Там азербайджанцев работало221 600 человек командиров, а в период войны мы не могли найти десятка командиров222, которые окончили бы академию. Там были кадры в возрасте 25, 27 лет223, а куда их дели? На эти кадры государство тратило средства224. Они приходили к нам в партийные органы, мы их рассасывали, ставили на хозяйственную225 работу, комендантами и т.д. Но эти кадры были кладом для армии, в дальнейшем они могли бы дать пользу226. Так нельзя разбазаривать227 кадры к какой бы национальности они не принадлежали. Это прежде всего советские люди228.

Тов. Жуков, скажете, может быть,229 Закавказский военный округ это делал? Если бы Закавказский военный округ получил соответствующую директиву во что бы то ни стало230 в других частях использовать, он бы выполнил эту директиву231. Такой директивы не было.

Азербайджанской национальности у нас имеется один генерал, который находился в армии — Зейналов232. Мне пришлось несколько раз письменно и по телефону обращаться в ЦК КПСС. Только после этого его устроили233 начальником Бакинского военного училища. Это молодой парень, боевой генерал. Так нельзя воспитывать кадры на местах234.

Кроме того, есть235 ПВО. Мы с ними в хороших отношениях. Есть пограничный округ. Наш народ считает его — наши войска236, как будто это местные войска. Есть Каспийская флотилия,237 хорошее отношение. Но есть армия по линии ЗВО, не понимаем, что делается238. Командующий месяцами отсутствует, никогда в ЦК не зайдет, не скажет, что по надобности буду отсутствовать, будет замещать такой-то товарищ. Иногда уезжает, не знаешь, кто остается. Не требую, чтобы согласовывали, отчитывались239. Я далек от этого. У нас много есть другой работы. Но раз находится на240 территории, в этом городе, в одной парторганизации, скажи, когда будешь отсутствовать, кем заменяется241.

Или политработников снимают с работы, назначают новых, только242 приходят попрощаться, а другой243 — представится. Хотя бы спросили, как работал освобождаемый работник, такого-то рекомендуем, как ваше мнение? Не хочу навязывать, чтобы согласовывали или в номенклатуру включали, но сообщали бы кто уходит, кто приходит. За год четырех-пять командующих и политработников меняют, просто не успеваешь знакомится.

Следующий вопрос несколько правового порядка. Существует военкомат республики и райвоенкоматы. Райвоенкоматы244 — бесправные органы. Никита Сергеевич, по-моему, надо доверять райвоенкоматам, а то вплоть до преподавателя военного училища245 назначает Закавказский военный округ. Кому это нужно? Неужели не можем доверять246 военкоматам, а, когда республиканский военкомат представляет какого-нибудь пьяницу, нехорошего работника освободить не может247. Воспитывать людей невозможно, прав248 не имеет.

Когда обсуждали решение от 19 октября во всех войсках, частях округа249 и в Закавказском военном округе, где состоялись партийные активы, решение ЦК250 одобрено. Все выступавшие говорили, что решение своевременно, что оно во многом поможет улучшить партийно-политическую работу и боевую подготовку в наших частях251.

Дело дошло до курьеза в отношении наказания в армии. Просто анекдотично. Говорят: есть два вида тройчатки: медицинская тройчатка (аспирин, кофеин, кодеин) и жуковская тройчатка: уволить в запас, снять, понизить в должности. Первая тройчатка полезна — освобождает человека от гриппа, вторая — совершенно выводит человека из строя. Надо покончить с этой тройчаткой в армии. Нужно усилить партийно-политическую работу и армия еще лучше, более квалифицированно будет служить своей Родине.

Я присоединяюсь к предложению. Тов. Жукова нельзя оставлять в составе Президиума и в составе членов ЦК.

Председательствующий тов. БРЕЖНЕВ. Слово имеет тов. Тимошенко, подготовиться тов. Устинову.

ТИМОШЕНКО. Товарищи, постановление Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза «Об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте» воспринято коммунистами Белорусского военного округа с большим одобрением, оно сыграет важную роль в деле устранения ошибок и недостатков в партийно-политической работе, а, следовательно, и во всей жизни нашей армии.

Центральный Комитет совершенно правильно указал на наличие серьезных ошибок в постановке партийно-политической работы в армии и флоте.

Встает вопрос, чем же объяснить, что в Советской Армии фактически был нарушен Устав КПСС в отношении политорганов, а их деятельность и роль были занижены и недооценивались?

На мой взгляд, этот вопрос имеет свою историю. Снижение роли политорганов начало зарождаться еще при жизни Сталина, особенно в период процветания культа личности. Уже тогда Главное Политическое управление начало постепенно отходить от выполнения своих прямых функций, как отдела Центрального Комитета партии.

В дальнейшем, несмотря на то, что по всей стране шла решительная борьба с культом личности, такая ненормальная обстановка в армии совершенно не была исправлена. Иными словами, в Советской Армии no-существу не было проведено надлежащей борьбы с культом личности. Надо прямо сказать, что вокруг личности министра обороны непрерывно создавался ореол славы и непогрешимости. Я не думаю, чтобы Маршал Жуков этого не замечал. Но, видимо, у него не хватило ленинской партийности, скромности, чтобы пресечь все это. Больше того, как говорят факты, такой чрезмерный почет ему нравился и им не пресекался.

Я хорошо знаю Жукова по совместной продолжительной службе и должен откровенно сказать, что тенденция неограниченной власти и чувство личной непогрешимости у него как бы в крови. Говоря откровенно, он не раз и не два зарывался и его все время на протяжении, начиная с командира полка и выше, в таком виде разбирали.

Почувствовав себя как бы вне партийного контроля, министр обороны маршал Жуков заключил Главное политическое управление в свои железные252 объятья и всячески глушил политические органы в Советской Армии и Флоте. Все это свидетельствует о том, что маршал Жуков недооценивал руководящей роли партии во всей жизни нашего государства и по существу отрывал нашу армию от партии.

Лично я считаю, что вина Жукова перед партией велика и присоединяю также свой голос к выступлениям товарищей о выводе его из состава Президиума Центрального Комитета партии и Центрального Комитета партии.

В свою очередь большая доля вины за такое положение несомненно ложится и на Главное политическое управление, которое безропотно примирилось с отведенной ему такой пассивной ролью и как бы вытянулось по команде «смирно», застыв на долгие времена в такой молчаливой позе. (Смех).

Голоса. Правильно.

ТИМОШЕНКО. Поэтому, товарищи, неудивительно, что253 на протяжении длительного периода времени не слышно боевого254 голоса ГлавПУРа.

МИКОЯН. Все в один голос говорят, что нет ПУРа.

ТИМОШЕНКО. Даже сейчас, когда принято очень важное решение Центральным Комитетом, ГлавПУР не проявил еще никакой инициативы и фактически не возглавляет развернувшейся в армии большой работы по исправлению ошибок и устранению недостатков в деле партийно-политического воспитания наших воинов.

На окружных партийных активах, а также на армейских и дивизионных активах работа Главного политуправления подвергается255 резкой критике со стороны многих выступающих. Мне кажется весьма странным, что на собраниях партактива округов и в таком, как наш, приграничном округе не было ни одного представителя Политуправления, хотя я лично об этом просил.

Видите256, не зря раздаются в войсках голоса о необходимости укрепления Главного политуправления и повышения его авторитета. Многие коммунисты, в том числе и руководящие командные кадры выражали также свое недовольство практикой незаслуженного избиения кадров со стороны министра обороны и его заместителей. За последние полтора года в округ поступило и доведено до офицерского состава слишком уж много приказов из Министерства обороны, по которым около 300 с лишним офицеров и генералов снижено в званиях или уволено в запас. Хотя среди пострадавших, к счастью, было мало белорусов, однако, эти приказы создали и у нас в округе обстановку неуверенности и беспокойства. Главная беда здесь кроется в том, что наказания сыпались не по адресу. За проступки нерадивых солдат и сержантов, заслуживающих сурового наказания, как правило, снимали с должностей и увольняли из рядов армии заслуженных командиров полков и заслуженных командиров дивизий. Иногда в подобных приказах давались явно неправильные, вредные формулировки, вроде: уволить в запас, как не представляющего ценности для Советской Армии.

Кстати, такая формулировка, оскорбляющая человеческое достоинство, получила довольно широкое распространение при аттестации офицеров, уволенных257 в запас.

Я беру на себя смелость заявить Центральному Комитету, что в Белорусском военном округе нет разительных примеров закрепощения политорганов командирами-единоначальниками, как и нет практики незаслуженного избиения кадров, однако тенденции умаления политорганов, исходящие сверху, не могли не сказаться на объеме и качестве работы политорганов округа, зачастую порождали неправильное отношение к политработникам со стороны ряда наших командиров.

Путь, по которому нам надлежит следовать, исправляя допущенные ошибки, указан нам Центральным Комитетом партии и для нас он теперь ясен.

Одобряя те организационные мероприятия, которые уже проведены в министерстве, которые намечено провести в отношении политических органов, нам необходимо также на местах изменить отношение некоторых командиров к партийно-политическому аппарату, с одной стороны, а с другой стороны, идти по линии военно-политического и делового роста, поднятия авторитета наших политических кадров.

В постановлении Центрального Комитета партии говорится также о повышении роли Военных советов округов и армий, состав которых теперь значительно расширен. Новое положение о работе Военных советов обеспечивает широкий обмен мнениями, коллегиальность при рассмотрении важнейших вопросов боевой учебы, жизни и быта войск и дает возможность принимать более полноценные решения со всесторонним учетом замечаний коллектива руководящего состава. Вместе с тем было бы целесообразно внести некоторые изменения в состав Военных советов округов и армий.

Меры, намеченные Центральным Комитетом партии в деле усиления воспитательной работы в войсках и повышения роли политорганов, несомненно помогут нам решить такой наболевший вопрос, как укрепление воинской дисциплины. Полтора года напряженной работы, прошедшие после известного письма Центрального Комитета258, дали большой, я бы сказал, положительный результат в этом направлении. Однако количество чрезвычайных происшествий и судимостей в армии все же остается, товарищи, высоким. Из глубокого анализа состояния дисциплины в войсках вытекает вывод, что главная причина этого зла кроется в слабой постановке воспитательной работы как в войсках, так и среди гражданского населения. Со стороны комсомола, школы, родителей явно неудовлетворительно ведется борьба против нерадивого отношения к труду, против недисциплинированности, против распущенности, хулиганства и преступности среди юношей и девушек.

Пожалуй, мы допускаем ошибку, обращая основное внимание на количественный рост комсомола, недостаточно заботясь о качестве его рядов. Я говорю — в армии. Видимо, и Центральному Комитету комсомола следует серьезно подумать над этим положением. Необходимо перестроить работу руководящих органов ВЛКСМ, усилив их связь с многомиллионными массами подрастающего поколения.

Нельзя также считать нормальным, когда допризывная подготовка, то есть259 военная работа с населением всей своей непосильной тяжестью сейчас легла на плечи лишь наших округов260, о чем только что передо мной выступавшие товарищи говорили, а наши многочисленные гарнизоны, а в ряде мест и гражданские органы власти стоят в стороне от этой важной государственной работы.

В свете постановления ЦК партии политорганы в тесной связи с райкомами и обкомами должны усилить воспитательную работу с населением, особенно с гражданской молодежью и добиться, чтобы в Армию шли юноши с рвением, большим желанием и любовью.

Солдаты, сержанты и офицеры Белорусского военного округа с большим политическим подъемом готовятся встретить сороковую годовщину Великой Октябрьской революции. Командование и политорганы, наши штабы, партийные и комсомольские организации приложили немало усилий, чтобы ознаменовать эту торжественную годовщину новыми успехами в боевой и политической подготовке.

Можно с уверенностью доложить ЦК партии, что задачи, стоящие перед округом в этом учебном году, выполнены успешно. Морально-политическое состояние личного состава здоровое и войска округа готовы выполнить любую задачу, поставленную ЦК нашей партии.

Председательствующий тов. БРЕЖНЕВ. Слово имеет тов. Устинов, подготовиться тов. Коневу.

УСТИНОВ. Товарищи, я хотел бы остановиться в своем выступлении на одном из вопросов, по-моему, имеющем очень большое значение для нашей армии, для нашей страны и связанным, я считаю, с разбираемым сегодня вопросом.

Роль нашей партии, нашего Центрального Комитета, Президиума ЦК в строительстве наших вооруженных сил поистине огромна и, надо прямо сказать, что, собственно говоря, помимо ЦК, больше этим делом никто и не занимается. И особо я бы хотел подчеркнуть, я к сожалению261, меньше знаком с партийно-политической работой непосредственно в армии, но я знаком, считаю, в достаточной мере262 с работой по созданию и оснащению новейшими образцами военной техники для всех родов наших войск.

Товарищи, я должен263 сказать, что не Министерство обороны, к глубочайшему сожалению, а Центральный Комитет партии поднимал и поднимает все исключительной важности вопросы по оснащению наших вооруженных сил новейшей техникой.

Я, может быть, не совсем в курсе дела, но я не знаю ни одного примера, чтобы тот или иной вопрос, который кровно задевает наши Вооруженные Силы и оснащенность наших войск, они бы поднимались не Центральным Комитетом нашей партии. Возьмите вы вопрос264 артиллерии, авиации, танков, стрелкового оружия, инженерного имущества и т.д., и т.д. И, наконец, я считаю, то, что в самое последнее время свершилось на основе тех работ, которые были проведены в нашей стране под непосредственным и неусыпным контролем нашей партии, нашего Центрального Комитета, это вопрос265 повертывания наших вооруженных сил и нашей промышленности на еще лучшее и большее создание образцов ракетной техники и по-настоящему на внедрение этих образцов в обиход нашей армии266.

Ведь казалось бы это вопросы, которые являются действительно жизненными вопросами для нашей страны, для нашей партии, для нашего народа и должны были бы прорабатываться и разрешаться пусть с какими-нибудь огрехами, недоработками, но в Министерстве обороны. Однако, насколько мне известно, этого не было. В крайнем случае это были только вопросы о некотором использовании родов оружия. Но принципиального, большого поворота в этих делах Министерство обороны не делало.

Почему? Того, что не знаю, того и не знаю, но мне кажется одна из серьезных прорех267 заключается в том, что Министерство обороны не было по-настоящему как следует связано с конструкторами, со специалистами по конструированию и созданию целого ряда вооружений268, то есть не было связано так, как например, был связан269 Центральный Комитет партии.

Что греха таить? Я министр оборонной промышленности, но мы — министры оборонной отрасли270 промышленности у т. Жукова ни разу не собирались по коренным вопросам. А стоило бы поговорить: что делать, как делать, какие пути выработать и предложить Центральному Комитету партии. Этого не было сделано271.

Понятно, что когда думаешь не о том, тогда некогда собирать, некогда посоветоваться с людьми. Но я считаю, министр обороны обязан нас собирать, обязан с нами советоваться, обязан намечать какие-то пути и делать предложения Центральному Комитету партии.

Мне кажется — и это мнение не только мое — необходимо часть специалистов военно-промышленного дела может быть привлечь для работы в Министерство обороны и тогда дело будет обстоять значительно лучше.

Мне кажется, что272 отсутствие обмена мыслями с военно-промышленными специалистами не давало надлежащего выхода тем предложениям273, которые надо было бы делать274.

И еще один вопрос, который в этой связи должен быть разобран — 275 нужно чаще бывать в войсках, на маневрах, на учениях. Кстати, может быть и нас надо чаще туда таскать276, поскольку нам доверено возглавлять определенные отрасли военной промышленности. Это необходимо для того, чтобы мы это ясно себе представляли и совместно с министром обороны делали соответствующие выводы по созданию или развитию того или иного направления в нашей технике.

Разбирая вопрос, как могло это случиться, как могло это получиться, то мне кажется, это произошло277 не только из-за недостаточной скромности тов. Жукова — но это278 гораздо глубже.

Как могло получиться, что некоторое время тому назад здесь же при разборе вопроса об антипартийной группировке тов. Жуков был одним из тех людей, которые выступали и разоблачали эту группировку. Я помню как мы все и он в том числе негодовали по поводу того, что 250 лет Ленинграду279, разве нам делать нечего, что задумали такие «вещи» ? Потом ведь квалифицировали несколько глубже, чем вначале280.

А сейчас у нас опять такая же «вещь» или вроде этого. Масштаб не тот, но он очень серьезен.

Что же мы все время так и будем заниматься то одним делом, то другим делом, то третьим делом?

(В зале шум. Голоса. Конечно будем заниматься).

Я понимаю, что такими делами нужно заниматься и мы ими будем заниматься, но я хочу сказать вот что: надо серьезное предупреждение сделать, чтобы не было таких попыток в дальнейшем.

Мне кажется, что поскольку политуправление Советской Армии, — правда, здесь говорили, что это политуправление не Советской Армии, а Министерства обороны, — это военный отдел ЦК партии, необходимо восстановить во всех его правах, именно как органа нашего Центрального Комитета партии.

Голос. Это в Уставе записано.

УСТИНОВ. А так получается, что эти права утрачены, или кто-то их старался подмять и на самом деле подмял. Надо укрепить Главное Политическое Управление Советской Армии. И, наконец, я целиком присоединяюсь к тем предложениям, которые здесь выдвигались, и считаю: для того, чтобы неповадно было впредь, для того, чтобы серьезнее подходили к своим обязанностям товарищи, находящиеся на ответственных постах, для того, чтобы скромность была соответствующая, — вывести товарища Жукова из состава Президиума и из состава ЦК.

Председательствующий тов. БРЕЖНЕВ. Слово предоставляется тов. Коневу подготовиться тов. Еременко.

КОНЕВ. Товарищи члены ЦК, я давно знаю тов. Жукова и должен заявить, что всегда хорошо относился к тов. Жукову, видел в нем крепкого281 и способного военачальника. Мне второй раз приходится участвовать при разборе дела тов. Жукова: первый раз, когда Сталин на Главном Военном Совете поставил вопрос о снятии тов. Жукова с должности главнокомандующего сухопутными войсками, которую он тогда занимал. Я тогда открыто выступил в защиту Жукова и отвел несправедливые обвинения, выдвинутые282 против Жукова. После смерти Сталина положение тов. Жукова было поправлено. Партия подняла его авторитет, создала ему все необходимые условия для успешной работы на том высоком посту, на который он был поставлен. Но теперь, в результате вскрытых грубейших недочетов в работе Министерства обороны, в руководстве Министерством обороны, в результате283 критики284 деятельности тов. Жукова, сделанной в докладе тов. Суслова, я целиком одобряю выводы этого доклада и решение Центрального Комитета партии об освобождении тов. Жукова от должности министра обороны.

Дело идет о принципиальных политических ошибках тов. Жукова, который умалял руководящую роль285 Центрального Комитета нашей партии в строительстве Вооруженных Сил. В этом отношении приводилось286 много примеров, в том числе и287 приказ № 0090. Было время для того, чтобы этот приказ доложить Центральному Комитету партии. Ведь с приказом возились буквально месяца три-четыре, поэтому было время доложить все те принципиальные выводы и соображения288 которые были направлены на улучшение дисциплины в Советской Армии и на борьбу с теми недостатками, которые отмечались в состоянии289 дисциплины. Я однажды разговаривал с тов. Жуковым и спросил, докладывал ли он проект приказа № 0090 Президиуму ЦК. Он пробурчал что-то невнятное и дал понять, что этот приказ не нуждается в докладе в ЦК, так как он вытекает целиком из приказа № 0085. Безусловно, это большая политическая ошибка.

Возьмите вопросы технической политики Министерства обороны. Вы понимаете всю сложность руководства современными видами вооружения и боевой техники в том большом количестве, которое имеется в советских Вооруженных Силах290. Но у нас до сих пор в Министерстве нет военно-научного центра, который бы квалифицированно разбирался и объяснял всю техническую политику. В этом отношении неоднократно вносились предложения, я, например, вместе с тов. Мерецковым вносил целый ряд предложений291 о создании военно-научного совета в Министерстве обороны. Жуков решительно возражал против этого и не поддерживал это весьма нужное и полезное мероприятие в жизни наших советских Вооруженных Сил.

И прав тов. Устинов, что мы испытываем много292 и часто допускаем ошибки в том отношении, что не связываем концы с концами и не имеем достаточно разработанной системы по всем видам вооружения. Правда, для справедливости следует сказать, что принята система реактивного вооружения, разрабатывается система авиационного и зенитного вооружения. Но все это только начало, и это начало требует большой работы, особенно, учитывая недавно проведенное Центральным Комитетом партии совещание с293 конструкторами специально по вопросам военной техники.

Я должен сказать, что культ личности Жукова давил на всех нас, в том числе и на нашего брата. Его властный характер приводил к тому, что принятые решения можно было опротестовывать только открытой борьбой, что в условиях армии, да еще в такой системе294, как Министерство обороны, нежелательно. Ради единства приходилось жертвовать своим самолюбием, своими взглядами295, приходилось мириться, а это опасно отражалось на деле.

МИКОЯН. И на принципиальности296.

КОНЕВ. И на принципиальности, совершенно правильно.

Жуков являлся сначала кандидатом в члены Президиума, а затем членом Президиума ЦК, и нам казалось, что, работая в руководящем коллективе Центрального Комитета, он согласовывал свои действия с Центральным Комитетом партии. А что оказалось на деле? Этого не было. Лично я считал, что выдвижение Жукова сначала в кандидаты, а потом в члены Президиума очень полезно, нужно для связи Советской Армии с Центральным Комитетом, что это будет способствовать лучшему руководству Центрального Комитета вооруженными силами, а лично для Жукова, человека властного и достаточно политически воспитанного, будет благотворно в смысле его политического роста и правильного понимания297 задач, которые ставятся перед Советскими Вооруженными Силами. Но, к сожалению, и этого не произошло. Жуков противопоставил себя другим членам Президиума,298 исходя из своего властного характера, противопоставил себя всему коллективу нашего руководящего центра — Президиума299 ЦК. Товарищи, безусловно, советские Вооруженные Силы являются крепкими, хорошими Вооруженными Силами, они способны решать задачи, поставленные партией и правительством. В нашей современной обстановке их нужно держать на высоком уровне, в полной боевой готовности. Те ошибки, которые допускал Жуков, безусловно, не способствовали этому. Он ставил себе в заслугу, что300 проделана большая работа, что сейчас в армии ведется большая работа. Все это правильно, но эта работа ведется партийно-комсомольской организацией301, и вся эта работа, направленная на укрепление Вооруженных Сил, проходила под руководством Центрального Комитета нашей партии. Беда заключается в том, что в результате политических ошибок, связанных с недооценкой партийно-политической работы и роли партийных организаций армии, эти активные силы в армии — коммунисты и комсомольцы — не были полностью использованы в деле строительства, в деле подъема боевой политической подготовки, в воспитательной работе и в укреплении воинской дисциплины. Принятое Центральным Комитетом партии решение об улучшении партийно-политической работы будет способствовать общему подъему всей работы в Советской Армии и на Флоте. Мы убеждены в том, что это решение обеспечит единство командных и политических кадров.

Всем понятны роль и значение единоначалия в строительстве советских Вооруженных Сил, понятно, что их единство302 является руководящим принципом303. Несомненно, что будут обеспечены наиболее правильные методы взаимоотношений командиров и политработников: не противопоставление командиров и политработников, а совместная дружная работа над выполнением задач, поставленных перед армией.

Товарищи, кадры в нашей армии выросли304 крепкие и они под руководством Центрального Комитета способны преодолеть все ошибки, которые вскрыты и отмечены305. Они способны еще выше поднять боевую готовность и вооруженность Советских Вооруженных Сил.

Товарищи, партия подняла Жукова, подняла306 авторитет Жукова, несомненно партия много поработала и создала ему авторитет, и вот вместо того, чтобы ответить своей скромностью, партийностью, хорошей, правильной работой, тов. Жуков зазнался, не понял этого доверия партии и принял все за свой счет, за свои личные качества и тем самым совершил большую политическую ошибку307.

За последнее время, особенно когда его избрали членом Президиума Центрального Комитета308, я прямо, честно должен сказать, он ударился в политику, начал заниматься политикой, выступать,309 наделал и в этом деле310 очень много ошибок (смех в зале).

Возьмем хотя бы донесение его из Югославии, вступающее в полемику с Центральным Комитетом. Центральный Комитет обсудил итоги наших взаимоотношений с Югославией.

ХРУЩЕВ. Надо бы эту шифровку раздать членам ЦК311, чтобы они знали.

КОНЕВ. Я читал этот документ. Товарищ Жуков вдруг утверждает, что это были неправильные взаимоотношения, что312 неправильно оценивались313 и т.д. И т.д., то есть он наводит ревизию на ту линию, которая установлена Центральным Комитетом партии во взаимоотношениях с Югославией.

ХРУЩЕВ. Другую характеристику дает, чем мы давали314.

КОНЕВ. Это бесспорно ошибочное выступление.

Товарищи, вся критика, которая сейчас развернулась, и все то, что вскрыто в ошибочном руководстве Министерства обороны, все что отмечалось здесь, все это правильно. Центральный Комитет вмешался, я считаю, вовремя. Это послужит и нам, коммунистам, на каких бы постах мы не были в армии, очень серьезным уроком. Для нас, военачальников, это должно пройти очень крепко, мы должны запомнить роль и значение партии315. Надо помнить, что всех нас воспитала партия, и мы не имеем никакого права злоупотреблять доверием партии. Поэтому я присоединяюсь к предложению товарищей о выводе тов. Жукова из членов Президиума Центрального Комитета партии.

Председательствующий тов. БРЕЖНЕВ. Слово имеет тов. Еременко, подготовиться тов. Батову.

ЕРЕМЕНКО316. Товарищи, наша Коммунистическая партия всегда, от рождения Советской армии и доныне проявляла заботу об армии, принимала и принимает меры к укреплению ее мощи, она является ее организатором и единственным руководителем. Без руководства партии, без ее влияния на все стороны и боевую деятельность317 Вооруженных Сил вообще немыслимо существование Советской Армии, как важнейшего органа социалистического государства. Оторвать армию от партии, от народа, от государства невозможно, просто немыслимо. Кто этого не понимает или не хочет понимать, тот полный профан в области марксизма-ленинизма, а кто пытается оторвать армию от партии, народа, тот не коммунист, тот наносит прямой вред нашему делу.

Как теперь всем нам известно, за последние годы со стороны некоторых военных органов318, в частности319 бывшего министра обороны Жукова, были попытки оторвать армию от партии, свести все к руководству лиц, субъективистски толкующих вопросы развития армии. Поэтому320 правильно и своевременно решение Центрального Комитета об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии. Оно воспринято армейскими коммунистами с большим воодушевлением и повсеместно одобряется как решение, направленное на укрепление армии в целом.

На многих321 партийных активах — окружных, гарнизонных коммунисты горой стоят за линию партии и заявляют, что они никому не позволят оторвать армию от партии.

В связи с обсуждением вопроса на данном Пленуме ЦК я хотел бы сказать несколько слов о том, как бывшим руководством Министерства обороны, тов. Жуковым игнорировались, искажались многие факты, касающиеся побед нашей армии, фальсифицировались в угоду культа отдельных личностей.

Мир, история уже оценили значение Сталинградской эпопеи как грандиозного генерального сражения Великой Отечественной войны, представляющего322 коренной перелом не только в ходе войны Советского Союза против гитлеровской Германии, но и в ходе второй мировой войны в целом Сталинградское сражение было невиданным в истории по своему масштабу и размаху323, по напряженности и по количеству войск и техники, участвовавших в этом сражении. Сражение длится максимум 20—25 дней, а в Сталинграде продолжалось шесть с половиной месяцев324 непрерывно с момента начала325 на дальних подступах и до конца ликвидации окружения326. Удерживалась площадь327 около 100 тыс. кв. метров328, линия фронта — 329500 км.

Противник напрягал все силы, чтобы овладеть Сталинградом, беспрерывно бросал тысячи танков, самолетов, сотни тысяч солдат на Сталинградское направление Противник делал330 2500, 2800 вылетов самолетов в день.

Несмотря на колоссальные потери в людях и технике гитлеровцы ежедневно предпринимали непрерывные жестокие331 атаки пехоты и танков, поддержанных огромным количеством авиации и артиллерии. Только за оборонительный период на Сталинградском направлении было отбито свыше 700 атак.

Это показывает, какого размера это сражение было332. Однако все планы гитлеровского командования, рассчитанные на полное поражение333 и захват Сталинграда, были сорваны. Пять сроков, назначенных Гитлером для захвата Сталинграда, были сорваны. Нашими войсками были нанесены колоссальные потери врагу и выиграно время для нашей страны.

Отразив ожесточенный натиск врага, Советская Армия сумела перейти в решительное контрнаступление334. Поражение и разгром фашистской армии под Сталинградом имели далеко идущие политические и военные последствия. Если овладение Сталинградом должно335 послужить сигналом для нападения Японии на наши дальневосточные границы,336 Турции — на южные, то разгром гитлеровской армии сорвал эти замыслы врага. Победа советских войск под Сталинградом избавила337 от этой смертельной опасности. Она дала могучий толчок государствам, национально-освободительному движению338 во всех порабощенных гитлеровцами странах, особенно в Югославии, Греции, Франции. Народы поняли, что здесь, под Сталинградом, заложен фундамент общей победы.

Товарищи, я говорю это для того, чтобы еще раз напомнить об этом грандиозном сражении, чтобы потом сделать выводы и перейти к339 важному вопросу, о котором340 хочу сказать341.

Председательствующий тов. БРЕЖНЕВ. Андрей Иванович,342 замечательный материал для истории. С вниманием слушаю, да и все товарищи, но учтите регламент и пр. Ближе к делу.

ЕРЕМЕНКО. Товарищи, великую Сталинградскую победу одержал наш героический советский народ, его доблестная Армия. Решающей силой в этой титанической борьбе была мудрая Коммунистическая партя343 Советского Союза. Это ясно.

Товарищи, в Сталинградской битве наша партия отстояла великие завоевания Октября. Сталинград — это лучшее творение нашей партии, а Жуков и Василевский присвоили себе эту победу. Вы знаете, в прошлом году, отвечая корреспонденту или представителю американских кругов Жуков заявил, что под Сталинградом руководил «я», а когда «я» убыл — Василевский. Это заявление печаталось в наших газетах344.

Это печаталось в наших газетах. Это не могло возмутить некоторых345 людей.

Если сказать, как346 Жуков руководил, то347 позвольте мне сказать об этом. Жуков в Сталинграде не был. Это раз. Второе, когда у нас было там тяжелое положение, то он приехал на север...348

ХРУЩЕВ. Он был,349 раз приезжал.

Голос с места. Во время осады он был350.

ЕРЕМЕНКО. Приехал и сел севернее Сталинграда в 30—40 километрах и те войска, которые шли в Сталинград, он их подвернул к себе и считал, что раз он приехал, то и победа будет. Раз приехал Главнокомандующий, то и войска себе забрал. 351 Мы тогда с Никитой Сергеевичем поехали к нему, собрали совещание, 352 разобрались353.

ХРУЩЕВ. Нет, Андрей Иванович. Жуков приезжал, но не надо умалять его роль, что когда приезжал Жуков, то он, как солдат, хорошо вмешивался и помогал, а то получается, что мы Жукова будем принижать как военного, а он как военный, показал себя хорошо354. Мы не хотим его обидеть, а мы хотим его поправить.

ЕРЕМЕНКО. Я за это. Нужно, чтобы история знала правду. (Смех).

ХРУЩЕВ.355 История разберется. 356Давайте мы в этом разберемся.

ЕРЕМЕНКО. Я приехал и написал357 доклад Сталину. 'Товарища Жукова отозвали оттуда. Мы стали перебрасывать дивизии358 и чуть ли не сдали Сталинград из-за этого.359 Это первое.

Второе. Я хочу сказать о картинах 360. Вначале был культ личности Сталина, партия была принижена. А сейчас как было в этих картинах. Это расчищается путь в историю, в историю задним числом, чтобы показать, что он руководил Сталинградом. Картины демонстрируются нашему народу; каждой делегации даем эту картину, чтобы ее везли за границу и там показывали народу. Кинокартины расходятся по всем странам. Показывали московскую битву, кусочек Сталинграда и Берлином закончили. Умаление роли Сталинградской битвы — вот что тут видно было361.

Голоса из зала. Правильно.

ЕРЕМЕНКО Нет тут партийности у Жукова362.

Как обстоит дело с исторической литературой? Все статьи, брошюры, исследования, начиная с очерков, все прославляют культ Жукова.

Я вам расскажу исключительный случай. В прошлом году несколько военных делегаций и все военные атташе были направлены363 в Сталинград. В Сталинграде этим делегациям прочитали лекцию и потом выдали книжечку «Очерк о Сталинграде». Она у нас не пошла никуда, а364 ее развезли по всему миру. В этой книжонке о Сталинграде написано: Жуков и Василевский — это Сталинград. Там ничего нет ни о партии, ни о ком365. Там только эти два человека фигурируют. И как же можно раздавать по всему миру эту366 литературу. Можно посмотреть эту книжонку367.

Партия выдвинула и воспитала многих видных полководцев и под Сталинградом прекрасно себя показали многие и многие: и Малиновский, и покойный Ватутин368 и Москаленко и Рокоссовский,369 и сотни других, а их370 нет. Если же371 показаны, то так, что умаляется их роль как командиров. И, наконец, на Сталинградском фронте с самого начала обороны и до победы был сам Никита Сергеевич Хрущев, который действительно является руководителем и организатором сталинградских большевиков372. Трудно выразить словами ту огромную массу работы, которая лежала на его плечах, а об этом ни в одной книге нет ни одного слова. Это ли не возмутительно, разве допустимо такое умаление политических кадров и руководителей. На всем этом фоне просто неприглядно выглядит попытка т. Жукова раздуть свою славу и назад в истории373 расчистить себе дорогу374 и на будущее обеспечить, что, мол, потомки вспомнят375.

Что еще характерно в этом отношении? Стремление принизить эту битву376. Сейчас в Сталинграде большой гарнизон: корпус, две дивизии, авиационное училище, бригада, школа плавающих танков — колоссальный гарнизон. И вы думаете там есть Дом офицеров? Ничего подобного. Есть решение правительства построить там Дом офицеров. Дома офицеров есть в377 Ленинграде, есть в Севастополе378, есть в других городах, а в Сталинграде нет, хотя там колоссальный гарнизон. Я подряд 4 года ставлю этот вопрос и все вычеркивают. Не строят потому, что это Сталинград. Мы еще высказали такую мысль, что мы хотим там сделать комнату славы, и теперь не строят. 380Я просил денег на оборудование небольшого макета поля боя381, сделать укрепления, показать где было оружие382. Так я и не добился денег, мне сказали, что не надо этого делать. В Сталинграде ничего не увидишь, посмотреть там не на что, хотя я докладывал об этом383.

Тов. Брежнев уже рассказывал,384 я бы сказал, что это больше чем возмутительно. Мне за 5 дней385 телеграмма: в Сталинград не выезжать. Я готовлю парад, почетный караул, но раз не выезжать, то не выезжаю. Пошел386 инспектировать части. Вдруг накануне ищут меня, говорят, что Никита Сергеевич звонит:

— Кто будет правительственную делегацию встречать?

— Приказали начальнику гарнизона.

— Кто там?

— Есть такой Андрющенко.

Тогда мне сказали, что такая правительственная делегация, что387 нужно мне быть388. Я приехал389.

Я уж хотел писать заявление, что меня в Сталинграде вообще не существовало, потому что мне был такой нагоняй, если говорили о Сталинграде. Я себе не приписывал эту победу390, потому что я член партии и знаю, кто творил победы. Ведь людей цементировала партия, эти боевые ряды, тогда они и стояли391.

Я приехал в Сталинград, встречал и провожал правительственную делегацию как положено. Ведь шутка ли сказать — правительственная делегация. Приезжаю в Москву,392 мне немало было393 за это дело. Тут говорил тов. Брежнев, но он394 сказал...

ХРУЩЕВ. Не надо говорить, запишет стенографистка.

ЕРЕМЕНКО. Товарищи, по-моему надо не только это сказать. Товарищ Жуков — уважаемый товарищ, но вы знаете, как он оценивает войну. Недавно была научная конференция, и вот тов. Жуков выступил и дал тон в историю, почему вначале войну проиграли395, и все свалил на Сталина. Сталин был виноват, безусловно, но ты же был начальником396 штаба, уже войска были сдвинуты под предлогом учебы, сосредоточены, но не там сосредоточены, а по пути продвижения тов. Жукова397. А как началась война, началась кутерьма. Разве это Сталина вина?398 А потом оружие где надо было сосредоточить? Какое же он дал толкование, зачем это? Тоже, учитывая, что тут наука, свои заслуги рассказывал399. Разве это правильно?

Потом было совещание400 в декабре 1940 года у Сталина401. Tyт402 присутствуют многие товарищи, которые там были403. Как мы404 выглядели на этом совещании!405 Сталин дал указания, толковые указания; какими должны быть дивизии с точки зрения406 подвижности, какое407 соотношение родов войск408. Целый ряд указаний был, но ничего не выполнил. Все присутствовали, знают, в истории эти указания записаны. Так что сейчас обелять себя неправильно409.

Поэтому, товарищи, я делаю вывод, мало партийности в работе тов. Жукова. Это зарвавшийся человек, потерявший всякую скромность, это человек необузданного тщеславия. Он410 не укрепляет ряды партии, а ослабляет. У него много наград и всего прочего, но никакие награды не помогут. А потом у него такой характер: если плохо — это ты, а если хорошо — это я. Так и в Сталинграде. Хорошо — так это он, если бы было плохо — так это не он. Так нельзя ставить411.

Я думаю, что выражу мнение всех, если скажу, что мы будем укреплять наши Вооруженные Силы под руководством нашей партии и никому не позволим отрывать армию от партии. А если кто будет мешать412, то мы попросим убраться с дороги. 413Вот, что я хотел сказать.

Войска Северокавказского военного округа одобрили это решение Центрального Комитета и заверяют, что414 будут в полной боевой готовности. Если потребуется выступить по зову партии, мы всегда готовы.

Председательствующий тов. БРЕЖНЕВ. Слово имеет тов. Батов, подготовиться тов. Торику.

БАТОВ. Товарищи! Постановление Центрального Комитета нашей партии об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте является программным документом. В нем дана правильная оценка политико-морального состояния личного состава и уровень боевой готовности Вооруженных Сил Советского Союза В нем с исчерпывающей ясностью показано, что задачу дальнейшего повышения боевой мощи армии и флота можно успешно решить только путем усиления партийного руководства и партийного влияния на весь личный состав, на все стороны жизни войск.

Не подлежит сомнению, что нынешнее состояние боевой готовности и воспитания войск требует серьезного улучшения партийно-политической работы в частях, поднятия роли политорганов и партийных организаций. Это диктуется современной международной обстановкой, которая требует постоянной боевой готовности Советской Армии, решимости солдат, офицеров и генералов до конца выполнить свой воинский долг перед Родиной.

Коммунисты войск Прикарпатского военного округа, как и всей Советской Армии, целиком и полностью одобряют это постановление. Офицерский состав нашего округа считает, что Центральный Комитет совершенно правильно и своевременно решил рассмотреть состояние партийно-политической работы в Вооруженных Силах и дать свои указания по ее улучшению.

Мы рассматриваем постановление ЦК, как новое проявление заботы партии о боеспособности и боеготовности Советской Армии. Мы считаем, что партийно-политическая работа в Советской Армии проводится в правильном направлении. В основу этой работы положено воспитание личного состава в духе верности Советской родине, идеям нашей Коммунистической партии, в духе высокой воинской дисциплины и решимости биться с любым врагом нашей Родины во имя торжества коммунизма.

Партийно-политическая работа в армии направляется на повышение боеготовности частей и соединений, на обеспечение и овладение новой боевой техникой и оружием. Тем не менее в практической работе силы партийных организаций, политорганов используются пока еще не полностью, имеют место факты недооценки партийно-политической работы, администрирования, а в деятельности самих политорганов имеются еще недостатки.

Центральный Комитет партии в своем решении от 19 октября отметил эти недостатки. Должен сказать, что отмеченные в этом решении недостатки в состоянии партийно-политической работы находят свое прямое подтверждение в состоянии дел и в нашем Прикарпатском военном округе, и у нас имеют место факты недооценки партийно-политической работы, которые проявляются в практической деятельности и в поведении некоторых командиров и политработников.

Есть, к сожалению, такие товарищи, которые полагают, что ответственная и сложная задача по обучению войск может быть решена единолично, административным путем. Целиком полагаясь на силу административного воздействия и уверовав в собственную непогрешимость, такие товарищи часто пренебрежительно относятся к партийно-политической работе и не используют, не опираются на политорганы и партийные организации.

Пример недопустимого администрирования в партийной работе показывают, в частности, командир 26-го артиллерийского дивизиона майор415 Герасименко и начальник политотдела дивизии416 Капустник. Они прибегают часто к грубости, к разносу своих подчиненных. Необъективно оценивая состояние дел в части, т. Герасименко дошел до того, что стал рассматривать партийную комиссию, как такой орган, которому можно приказывать, как любому отделу своего штаба. На совещании офицеров штаба дивизии т. Герасименко без согласования с политотделом отдал приказ о привлечении к партийной ответственности секретаря партийной организации 129-го артиллерийского полка подполковника Попкова, кстати говоря по непроверенному и ни на чем необоснованному сообщению.

ХРУЩЕВ. Разве существует такая практика, чтобы командир бригады отдавал приказ о привлечении к партийной ответственности?

Голос. И персональные дела рассматривает.

БАТОВ. Начальник политотдела Капустник вместо того, чтобы помочь т. Герасименко правильно понять свою роль, как члена партии, как командира единоначальника в организации партийно-политической работы, сам недопустимо администрирует, недооценивает партийную организацию, имеет случаи зажима критики и нарушает нормы партийной жизни.

Например, т. Капустник без ведома и согласия партбюро в августе месяце этого года лично изменил уже объявленную повестку дня партийного собрания. На партийном собрании, где обсуждалось письмо ЦК КПСС по вопросу призыва и увольнения из армии, т. Капустник прервал на половине чтение письма и ушел с собрания, кстати говоря без предупреждения и даже без решения коммунистов, поручив другому товарищу дочитать письмо и доложить задачи партийной организации. Кстати сказать, товарищ, который заменил т. Капустника, не был готов к такому большому, ответственному и принципиальному выступлению.

Можно назвать417 ряд фамилий командиров и политработников, которые неправильно понимают свою роль в партийно-политической работе, сбиваются на путь администрирования, на путь подмены партийно-воспитательной работы вплоть до репрессий.

Нельзя не упомянуть такого заслуженного командира, как командир 63-ей бомбардировочной авиации дальнего действия418 Зайцев, командир 23-ей танковой дивизии подполковник Калабушев419, которые при решении задач единоначалия командира пытались поставить командира над партийными органами.

Или такой случай, правда это было в 1954 году. Командир артиллерийского полка 97-й дивизии подполковник Хлебников на партийном собрании при тайном голосовании не был избран делегатом на районную партийную конференцию. По указанию командующего и члена Военного совета была назначена комиссия по расследованию этого случая. Вместо того, чтобы разобраться в вопросе, почему Хлебникова забаллотировали, почему Хлебников потерял доверие партийной организации, все внимание комиссии политуправления округа было сосредоточено на том, как заместитель по политчасти полка допустил, что командир оказался забаллотированным. За это заместитель по политчасти полка был снят с работы и уволен из армии.

(В зале шум).

[БАТОВ.] Как и почему стали возможны такие факты? Почему они стали проявляться чаще и в такой420 грубой форме особенно после приказа министра обороны № 0085.

Несколько слов о приказе 0085. Приказ 0085 правильно намечал основные линии укрепления дисциплины в армии. Нет сомнения в том, что большая работа по укреплению авторитета командира, по усилению требовательности начальников всех степеней была проделана, — все это подчинено укреплению единоначалия и способствовало росту могущества Советской Армии за последние годы. Но нужно и отметить, что программа, намеченная этим приказом, имела свои теневые стороны, которые усилились в практической работе на местах.

Первое в этой части: в приказе речь шла об укреплении авторитета только командиров, о повышении их роли, тогда как речь должна была идти о повышении авторитета всех офицеров, всех степеней начальников, ибо состояние дисциплины зависит от усиления421 всего офицерского коллектива части и соединения.

По формулировке приказа 0085. Эта формулировка дает основание трактовать, что политорганы и парторганизации не боролись за укрепление дисциплины, а своей критикой командиров подрывали их авторитет, а, следовательно, расшатывали дисциплину.

Такая постановка противоречила всей истории строительства Советских Вооруженных Сил.

История нашей армии является свидетелем тому, что политорганы и партийные организации всегда были поборниками дисциплины и порядка в армии.

Второе: тот же приказ 0085 запрещает разбор служебной деятельности на партийных и комсомольских собраниях подразделений и частей.

Сейчас надо сказать, что это не оправдало себя, это не способствует422 воспитанию командирских кадров в духе ленинской скромности, в духе партийности. Это запрещение как бы говорит423 о неверии в зрелость партийной организации в частях, оно ставит командиров424 над партийными организациями. Это запрещение на деле резко снизило активность партийных организаций. На основании этой формулировки любая попытка серьезно рассказать на партийном собрании о недостатках в деле боевой подготовки и внутреннего порядка службы всегда425 может быть квалифицирована как критика служебной деятельности того или иного командира.

Как же в этих условиях может командир говорить на партийном собрании о том, что его волнует, что непосредственно снижает боевую подготовку и боевую готовность и, следовательно снижает воинскую дисциплину426.

Позвольте сказать несколько слов о приказе 0090. О нем очень много говорили.

В частности, говорилось,427 что партийными организациями и политорганами должны руководить командиры, а политорганы, как органы Центрального Комитета партии в Вооруженных Силах, есть непосредственные руководители428 партийных организаций в армии — в этом приказе даже не упоминались429. В приказе подчеркивалось, что критиковать430 командира категорически запрещается, что любую попытку критики, — имеется в виду служебной деятельности, — нужно немедленно пресекать, как подрыв линии Центрального Комитета партии в строительстве Вооруженных Сил. Дух этого приказа противоречит решениям XX съезда партии. Установки приказа в части партийно-политической работы находятся в вопиющем противоречии с Уставом нашей партии. Что это за руководящие партийные организации, которые стоят вне контроля? Что это за руководители, которые подчас не являются даже членами партии?

Тов. Суслов в своем докладе привел замечательную выдержку из указаний Ленина о том, что »где наиболее заботливо проводится политическая работа в войсках, там нет расхлябанности в войсках, там лучше строй, лучше дух армии и там больше побед». Ленинское указание о политической сознательности воинов, как основы крепкой дисциплины, нашло свое отражение в воинском Уставе. Однако приказ № 0090, ряд выступлений министра обороны по вопросам дисциплины ориентировали главным образом на усиление административных мер. Конечно, наказывать за нарушения дисциплины надо, требовательность в армии должна быть высокая, но нельзя при этом умалять роль идейного воспитания воинов и офицеров. Из этого видно, что факт431 недооценки партийно-политической работы имел432 место не потому, что проявлялось недомыслие и ошибки на местах, к этому вели установки, которые получались сверху. Из приведенных примеров и из выступлений, услышанных здесь, я пришел к выводу, что тов. Жуков встал на неправильный, непартийный путь, и как член партии считаю своим долгом присоединить свой голос к тем предложениям, которые говорят о необходимости вывода его из состава членов Президиума ЦК, из членов ЦК. Тов. Жуков не только не считался с Главным Политическим Управлением, как с отделом ЦК партии, но своими действиями и приказами противопоставлял Министерство обороны Центральному Комитету и хотел уйти из-под партийного контроля, не понимая, что из этого ничего не получится, 433 потому что армейские коммунисты верны партии, сплочены вокруг Центрального Комитета партии и не позволят оторвать армию от партии.

Возьмите другой важный вопрос — это марксистско-ленинское образование офицерского состава. Все мы434 знаем, что марксизм является величайшим революционным учением, которое помогает офицерам в воспитании солдат435. Трудно рассчитывать в современной войне на победу без того, чтобы вооружить народ идеей, которая может тысячи людей вести к победе через все испытания и смерть. Единственные идеи, которые вдохновляют народ на борьбу против империализма, это идеи марксизма-ленинизма436. Это не раз подчеркивалось в тех указаниях, которые мы получали сверху по вопросам марксистско-ленинской подготовки офицеров. Но организационно вопрос марксистско-ленинской учебы офицеров в войсках до конца продуман не был. Три года тому назад было отменено проведение теоретических занятий по марксистско-ленинской подготовке офицеров в служебное время. Нам думается, что дело выиграло бы, если бы для проведения марксистско-ленинской подготовки было отведено время и в служебные часы.

Много лет в армии дважды в неделю проводились политинформации. Они давали возможность своевременно разъяснять в частях важнейшие решения партии и правительства по вопросам внутреннего и международного положения, о конкретных задачах частей, соединений и подразделений. Однако в прошлом году тов. Жуков почему-то решил, что политинформация является такой формой работы, которая прививает безответственность партийно-политическому аппарату, и отменил их. Трудно согласиться, что политинформация, о которой идет речь, прививала кому бы то ни было безответственность. Но дело даже437 не в этом. Вместо политинформаций были введены часовые политзанятия по текущему моменту. Как показывает практика, дело политического воспитания от этого не улучшилось. В директиве было указано, что политзанятия по текущему моменту нужно проводить во внеучебное время, то есть практически в вечернее время. Это обстоятельство, как показала практика, сделало политзанятия по текущему моменту не обязательными: значительная часть личного состава не могла быть охвачена такими занятиями из-за нахождения в караулах, нарядах, на работах. Кроме того, такие занятия не могут быть оперативными, так как они проводятся один раз в неделю. Жизнь показала, что информация личного состава по важнейшим событиям по этим причинам часто проходила с большим опозданием. Нужно отметить также, что провести часовое политзанятие по текущему моменту для батальонного звена (я имею в виду политработника438 батальона) гораздо труднее, чем получасовую политинформацию.

Если к этому добавить, что и в учебных планах занятий с солдатами и сержантами на 1957 год оказались оттесненными на задний план общие политические вопросы, разъяснение в доступной форме проблем классовой борьбы в современном обществе, если вспомнить, что по новому дополнению к Уставу439 службы не остается времени на политмассовую работу в440 служебные часы (я имею в виду субботу и воскресенье), то станет понятным, что содержание политработы с солдатами и сержантами требует серьезного пересмотра и улучшения.

На этом Пленуме441 надо отметить, что Главное политическое управление и Министерство обороны недостаточно продуманно подходят к решению вопроса об упразднении некоторых политотделов. Для примера, нам кажется, что неправильно ликвидированы политотделы в радиотехнических полках противовоздушной обороны, в учебно-танковых полках, где насчитывается до полутора тысяч442 курсантов постоянного и переменного состава. От такой ликвидации политработа в этих частях только проиграла.

Далеко не всегда наилучшим образом решаются штатные вопросы и в политорганах. В частности, по Прикарпатскому военному округу несколько раз вводились, а затем отменялись должности заместителей начальников443 по политчасти по тыловым учреждениям и частям, хотя целесообразность и жизнь требуют их сохранить.

Я должен доложить, что мы очень озабочены состоянием войскового тыла, дисциплиной в войсках и частях, расположенных на большой территории небольшими группами.

Товарищи, Центральный Комитет партии вскрыл серьезные недостатки в состоянии партийно-политической работы в Советской Армии и предупредил нас о недопустимости недооценки этой работы, о необходимости всемерно укреплять партийное влияние и руководящую роль партии в Вооруженных Силах. Хочу высказать свое недоумение и неудовлетворение тем, что эти важные для Вооруженных Сил вопросы были поставлены не по инициативе Главного политического управления и военных товарищей — членов Центрального Комитета партии. Должен сказать прямо, что за последние несколько лет мы в войсках стали слабее и слабее ощущать влияние Главного политического управления. Иногда прямо кажется, что у товарищей из Главного политического управления не хватает ни смелости, ни принципиальности, ни настойчивости для того, чтобы поставить и решить большие вопросы. Получается, что то-ли Главпур опаздывает, то-ли его подменяют444 другие. В Уставе сказано, что Главпур работает в армии на правах Отдела ЦК партии, и мы ждем, что практическая деятельность Главного политического управления оправдывает свою роль и свое предназначение.

Товарищи, личный состав войск Прикарпатского военного округа хорошо понимает, что главный источник могущества нашей армии и флота состоит в том, что нами руководит Коммунистическая партия. Она создала нашу армию, она воспитала плеяду наших полководцев, талантливых организаторов военно-политической работы. Благодаря повседневной заботе партии наша армия растет в боевом и морально-политическом отношении.

Вера в партию, любовь к ней, неразрывная связь армии с жизнью, с партией, с народом вдохновляли и будут вдохновлять советских солдат и офицеров.

Солдаты и офицеры Прикарпатского военного округа упорно работают над претворением в жизнь исторических решений XX съезда КПСС. Мы достигли определенных положительных результатов в совершенствовании боевого мастерства, в овладении боевой техникой и оружием. Свою преданность партии и боеспособность мы доказали в период венгерских событий.

От лица всех коммунистов Прикарпатского округа я хочу заверить Центральный Комитет партии в том, что трудовыми усилиями и напряженной работой всех командиров политорганов и партийных организаций постановление Центрального Комитета от 19 октября нами будет выполнено и мы не пожалеем своих сил для защиты интересов нашего государства, для того, чтобы обеспечить постоянную боевую готовность частей нашего пограничного округа.

Председательствующий тов. БРЕЖНЕВ. В связи с принятым регламентом мы сегодня не имеем возможности продолжать прения. Нам необходимо избрать комиссию для составления резолюции Пленума по обсуждаемому вопросу и рассмотрения проекта письма к партийным организациям, ко всем членам и кандидатам в члены Коммунистической партии Советского Союза. Позвольте внести на этот счет предложения. В состав комиссии445 избрать следующих товарищей: Хрущев Н.С. (председатель комиссии), Александров, Аристов, Бабаев, Батов, Беляев, Бирюзов, Брежнев, Булганин, Ворошилов, Галицкий, Горшков, Еременко, Ефимов, Желтов, Захаров, Золотухин, Игнатьев446, Калнберзин, Капитонов, Карасев, Кириленко, Кириченко, Киселев, Конев, Коротченко, Косыгин, Куусинен, Кэбин, Мазуров, Малиновский, Мерецков, Мжаванадзе, Микоян, Москаленко, Мустафаев, Мухитдинов, Первухин, Пенъковский, Полянский, Поспелов, Раззаков, Рокоссовский, Сердюк, Снечкус, Соколовский, Суслов, Тимошенко, Товмасян, Торик, Ульджабаев, Устинов, Фурцева, Чуйков, Шверник, Шитиков, Школьников, Яковлев447.

Какие, товарищи, будут суждения?

Голоса. Согласиться.

БРЕЖНЕВ. Других предложений нет, дополнений не будет448?

Голоса. Нет.

БРЕЖНЕВ. Позвольте голосовать в целом. Кто за это предложение, за такой состав комиссии, прошу поднять руки. Прошу опустить. Против нет449?Принимается.

Просьба избранных членов комиссии остаться.

Объявляется перерыв до 10 часов завтра450.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация