Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

ПИСАТЕЛИ ПОД КОЛПАКОМ У ЧЕКИСТОВ
Документ №10

Донесение 1-го отделения секретно-политического отдела ГУГБ НКВД СССР о настроениях И.Э.Бабеля в связи с арестами бывших оппозиционеров 1

04.07.1936

27.VI Эммануэль2 позвонил на службу А.Н.Пирожковой (инженер Метропроекта, жена И.Э.Бабеля, беспартийная). Она ему по телефону сказала: «Я страшно рада слышать Ваш голос. Я очень беспокоилась за Вас. Хотела позвонить, но просто не срискнула3, так как была уверена, что мне ответят, что Вас нет». Эммануэль условился в тот же день зайти за нею после работы. Он зашел и пошел ее провожать домой. Эммануэль спросил, почему она так беспокоилась. Пирожкова сказала: «Как, неужели Вы ничего не знаете? Я прямо поражена, что Вас не тронули. Арестована масса народу. У меня такое впечатление, что арестованы все поголовно, кто имел хоть какое-нибудь отношение к троцкистам». На вопрос, кто же это арестован, Пирожкова ответила: «Из моих приятелей взяты Маруся Солнцева, Ефим и Соня Дрейцеры, последняя жена Охотникова Шура Соломко, Ляля Гаевская, кроме того снова арестован Яша Охотников». У Пирожковой сложилось такое впечатление, что арестовывают поголовно всех, и она даже забеспокоилась за себя и Бабеля.

Пирожкова рассказывает, что спросила Бабеля: «А Вас не могут арестовать?» На это Бабель ей ответил: «При жизни старика (Горького) это было невозможно. А теперь это все же затруднительно». Об аресте Ефима Дрейцера им рассказала Соня Дрейцер, об аресте Сони Пирожкова убедилась сама, придя к ней в гости и застав комнату опечатанной. Об аресте Маруси Солнцевой Бабелю сообщил ее теперешний муж Джанго Гоглидзе (Гогоберидзе). Этот последний – член партии, он очень возмущен арестом Солнцевой и несколько раз просил Бабеля вмешаться в это дело. Он (Гоглидзе) говорил Бабелю: «Солнцеву все время рассматривают как придаток – то к Охотникову, то к Ломинадзе. А она – сама по себе».

Пирожкова рассказала, что Бабель советовался с нею и решил вмешаться в это дело. Бабель решил для вмешательства выбрать конкретно Марию Солнцеву, в невинности которой он уверен более, чем в отношении остальных. Бабель решил поехать в Горки, когда там будет т. Ягода, и поговорить с ним в присутствии Надежды Алексеевны Пешковой, к которой Ягода хорошо относится.

Пирожкова рассказала, что у них (у Бабеля) 26 июня с. г. обедал Андре Жид. Кроме него обедали Эйзенштейн и какой-то французский писатель. На квартире у Бабеля живет брат Андре Мальро Роллан Мальро, оставшийся на работе в СССР как кинорежиссер.

Эм[мануэ]ль спросил: «А что, Жид и другие приятели Бабеля – французы знают об этих арестах?» Пирожкова ответила, что она думает, что не знают. Андре Жид, по словам Пирожковой, в течение всего обеда говорил о своем восхищении перед тем, как он в СССР увидел4, говорил обо всем с восторгом. После его ухода Бабель спросил у Пирожковой, поняла она о чем говорил Жид (она учится французскому языку). Пирожкова ответила, что поняла, как он восхищался всем, что здесь делается. Бабель ей тогда сказал: «Вы не верьте этому восхищению. Он хитрый, как черт. Еще не известно, что он напишет, когда вернется домой. Его не так легко провести. Горький по сравнению с ним сельский пономарь. Он (Жид) по возвращении во Францию может выкинуть какую-нибудь дьявольскую штуку».

Эммануэль и Пирожкова, ведя этот разговор на пл[ощади] Ногина, неожиданно встретили Бабеля, ожидавшего трамвай. Пирожкова сказала Бабелю: «Это Роман, который, оказывается, не арестован». Бабель спросил Эмм[ануэ]ля шутливо: «Как это Вам не стыдно, что Вы не арестованы?» Он спросил Эмм[ануэ]ля, работает ли он. Эмм[ануэ]ль ответил, что не работает. Он спросил: «Не дают или сами не ищете?». Эмм[ануэ]ль ответил, что никак не может устроиться. Тогда Бабель сказал: «Может быть, это Вас и спасает, так как Вы нигде не состоите на учете». Втроем они дошли до квартиры Бабеля, и он пригласил Эмм[ануэ]ля зайти к ним пообедать. Бабель начал расспрашивать Эмм[ануэ]ля об арестах. Эмм[ануэ]ль ответил, что он ни с кем не видится уже давно и об арестах узнал только сегодня от Пирожковой. Бабель спросил, знает ли Эмм[ануэ]ль кого-либо из бывших троцкистов, кто не был бы арестован до сих пор. Эмм[ануэ]ль ответил, что по соседству и по старой дружбе он заходит иногда к Н.В.Полуян и знает, что она не арестована.

Бабель расспросил Эммануэля о Смилге, где он и на сколько лет осужден. Бабель сказал, что никак не может узнать или понять причин последних массовых арестов, но если даже на это имеются веские причины, то какое же могли иметь отношение к этим делам такие люди, как Яшка Охотников и Ной Блискавицкий5, – ведь они эти три года просидели в изоляции. Для Охотникова и для Ноя Блискавицкого новый арест и новый приговор означают выключение из жизни, – сказал Бабель. «По существу – это медленный расстрел».

«Если надо заселять Колыму, – сказал Бабель, – то можно было просто предложить ехать им туда на работу в такой форме, чтобы они не могли отказаться».

Когда Бабель ушел в свою комнату, Пирожкова рассказала со слов Бабеля ряд гнусных сплетен о руководстве ВКП(б) в связи со смертью Горького.

Бабель сейчас же после обеда ушел к себе спать и на прощание пригласил Эмм[ануэ]ля заходить.

На вопрос Бабеля6, не знает ли он про судьбу А.К.Воронского, Бабель ответил: «Как же, конечно, знаю. Воронский из партии исключен, но тоже не арестован и даже квартиру ему оставили».


Пом[ощник] нач[альника] 1-го отд[еления] СПО ГУГБ


ст[арший] лейтенант государств[енной] безопасности  Боген

 

ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 3. Д. 65. Л. 225–228. Подлинник. Машинопись.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация