Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

ПИСАТЕЛИ ПОД КОЛПАКОМ У ЧЕКИСТОВ
Документ №3

Спецсообщение секретно-политического отдела ГУГБ НКВД СССР «О ходе подготовки к I съезду Союза советских писателей»1

[10.07.1934]

Отклики на статью Горького «Литературные забавы»2.

1. Статья в защиту Усиевич.

<...>3

В редакцию «Литературной газеты» поступила статья Розенталя (из «Литературного критика»), которая, по-видимому, явится попыткой обелить Е.Усиевич в связи с брошенными в отношении ее в статье Горького упреками по поводу покровительства П.Васильеву, Я.Смелякову и др. Статья эта написана очевидно Розенталем под давлением самой Усиевич.

Усиевич и сам П.Васильев проявляют большое нетерпение и заинтересованность в напечатании этой статьи в «Л[итературной] г[азете]».

Усиевич неоднократно звонила по этому поводу в редакцию отв[етственному] секретарю Цейтлину и его зам[естителю] Берковичу, но Цейтлин и Болотников пока задерживает4 статью, согласовывая ее с Юдиным и требуя, видимо, по настоянию Юдина, внесения Розенталем ряда поправок.

П. Васильев в связи с печатанием этой статьи сам приходил в редакцию «Лит[ературной] газеты» справляться о том, когда статья будет пущена, и разговаривал об этом с Цейтлиным.

2. Пастернак о статье Горького.

Борис Пастернак, встретив Павла Васильева в доме Герцена, пожал ему руку и сказал демонстративно громко: «Здравствуй, враг отечества», – и, смеясь, прошел дальше. Затем он сказал по поводу статьи Горького следующее:

«Чувствуется, что в Горьком какая-то озлобленность против всех. Он не понимает или делает вид, что не понимает того значения, которое имеет каждое его слово, того резонанса, который раздается вслед за тем или иным его выступлением. Горьковские нюансы превращаются в грохот грузовика.

Что касается Павла Васильева, то на него горьковская статья никак не отразится. Его будут так же печатать и так же принимать в публике.

По отношению к Александру Прокофьеву Горький был слишком резок: „Кажется, поэт“, – причем слово „кажется“ в кавычках, – все это слишком мелко для Горького».

Переходя к вопросу о приеме в союз и о письме Шагинян, в котором она снимает с себя звание члена союза, Пастернак сказал: «Оказывается, теперь в моде героические жесты. Я не вовремя сделался советским. Мне надо бы оставаться таким, каким я был 2 года тому назад. В то время я кипел и бушевал, способен был на всякие жесты. Потом мне начало казаться, что это – неверная позиция, что я – гнилой интеллигент, что перестраиваются же все вокруг, и что мне тоже надо перестроиться. И я искренне перестроился, и вот теперь оказывается, что можно было обойтись без этого. Я опять не попал в точку. Все это я говорю смеясь, но в этом, серьезно, есть своя правда. Один разговор с человеком, стоящим на вершине, – я не буду называть его фамилии, – убедил меня в том, что теперь, как я сказал, мода на другой тип писателя. Когда я говорил с этим человеком в обычном советском тоне, он вдруг заявляет мне, что так разговаривать нельзя, что это приспособленчество. Я чувствую, что теперь многим на вершине нравилось бы больше, если бы я был таким, как прежде, до перестройки».

<...>


Пом[ощник] нач[альника] СПО ОГПУ Горб

 

ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 1. Д. 54. Л. 231–233. Подлинник. Машинопись.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация