Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

«ЧЕРЕЗ НАШЕГО ПОСЛА В РАНГУНЕ ПОБЛАГОДАРИТЬ У НУ ЗА ПРИСЛАННЫЕ ФРУКТЫ И ПЕРЕДАТЬ ЕМУ ОТВЕТНЫЙ ПОДАРОК — 3 КГ ЧЕРНОЙ ИКРЫ»: СССР — Бирма, Индонезия и Алжир в 1950–1966 гг.
Документ № 44

Б.Г. Гафуров — Л.И. Брежневу о необходимости создания Восточного отдела ЦК КПСС

12.03.1966

Дорогой Леонид Ильич!

За истекшие десять лет мне пришлось побывать во многих странах Азии и Африки, принимать участие в значительном количестве конференций и совещаний по Востоку. Поэтому я считаю своим долгом изложить Вам некоторые соображения о нашей политике на Востоке.

Нет никаких сомнений в том, что наше влияние и наш авторитет в большинстве стран Азии и Африки весьма значителен, и особенно возрос за последние полтора года. В то же время в планировании и осуществлении нашей внешнеполитической, экономической и пропагандистской деятельности в этих странах имеются весьма существенные недостатки. Их устранение несомненно значительно укрепило бы международное положение нашей Родины, ее престиж на мировой арене.

I. Мне представляется, что серьезным недостатком является то положение, что в аппарате ЦК КПСС нет единого органа, призванного разрабатывать и подготавливать для Президиума Центрального Комитета всесторонние и долгосрочные планы нашей политики вообще и на Востоке в частности, а также координировать деятельность многочисленных практических организаций, ведающих нашей партийной, дипломатической, экономической, разведывательной и пропагандистской деятельности в этих странах.

В составе ЦК КПСС имеются четыре отдела, насчитывающие около 500 человек1, которые в настоящее время занимается этими вопросами. Однако, во-первых, между ними нет должной координации, во-вторых, они поглощены текущими проблемами и не занимаются в достаточной мере глубоким в тщательным анализом, перспективной разработкой важнейших аспектов нашей политики.

Хотелось бы также подчеркнуть, что основные отделы, руководимые товарищами Пономаревым Б.Н. и Андроповым Ю.В.2 настолько перегружены партийными проблемами, в особенности вопросами, связанными с деятельностью коммунистической партии Китая, что у них физически не хватает времени и возможности для разработки фундаментальных и долгосрочных проблем нашей политики на Востоке. А между тем в настоящее время, когда мировой революционный процесс развивается в сложных и быстро изменяющихся условиях, проблема выработки перспективной стратегии и тактики, учитывающей все своеобразие отдельных потоков этого процесса, равно как и их взаимовлияние, становится насущной необходимостью.

Такую задачу успешно можно было бы осуществить, как мне кажется, если во-первых объединить организационно основные внешнеполитические отделы ЦК КПСС, что дало бы возможность, наряду с решением текущих вопросов, более концентрированно решить проблемы, связанные с нашим тактико-стратегическим направлением.

Во-вторых, такой орган смог бы более рационально использовать наши ведущие научные силы в выработке внешнеполитической программы. В этой области нужно сделать еще очень многое. Сейчас, когда наша партия стремится максимально исключить субъективизм и волюнтаризм в руководстве3 и практической работе и решать вопросы на строго научной основе, недопустим тот разрыв, который, к сожалению, существует между наукой о международных отношениях и практикой, осуществляющие курс внешней политики СССР, и в частности, между востоковедческой наукой и внешнеполитической практикой в странах Азии и Африки. До сих пор международные отделы ЦК КПСС мало привлекают ведущих ученых для разработки коренных вопросов нашей стратегии и тактики, если не считать составления учеными различных справок и информационных записок, которые при всей их важности не могут содержать обобщающих кардинальных выводов по общим проблемам мирового революционного процесса. В этой связи и необходимо серьезно, на мой взгляд, пересмотреть и улучшить структуру и деятельность международных отделов ЦК КПСС.

Быть может, было бы целесообразно создать в ЦК КПСС при Вашем секретариате научно-консультативный орган по вопросам внешней политики и пропаганды, включив в него ведущих ученых страны.

II. За истекшие десять лет наша экономическая, техническая и военная помощь странам Азии и Африки обошлась нашей Родине в немало миллиардов. Однако ни разу руководители международных отделов ЦК КПСС не пытались сами и не поручали ученым подвести социально-экономический и политический итог этой помощи, выяснить ее эффективность, определить, каковы же ее результаты для нас, для социалистического содружества, для прогрессивных сил мира. Между тем, вопрос на кого работает Бхилаи4, другие предприятия тяжелой промышленности Индии, созданные на наши средства, какие классы и социальные прослойки в Азии и Африке получают непосредственную выгоду от предприятий, сооружаемых с нашей помощью, кто преподает и чему учат студентов в построенных нами институтах и школах, — это очень серьезная проблема. То же самое можно сказать об анализе всей совокупности империалистической политики на Востоке. До сих пор мы реально не представляем, каковы действительные потери империализма в результате краха колониальной системы, особенно в области экономических возможностей. К сожалению, эти крупнейшие проблемы ни разу широко не обсуждались с участием ведущих специалистов.

Серьезные опасения вызывает и военная помощь. Во время моих поездок по странам Востока мне неоднократно приходилось слышать упреки в том, что во время алжиро-марокканского вооруженного конфликта5 обе стороны использовали нашу артиллерию,что столкновения Сомали с Эфиопией и Кенией6 были вызваны поставками нашего вооружения, что иракские власти душат курдов7 нашими танками, а индонезийская военщина применяла наше оружие8 для расправы с коммунистами.

Нам представляется, что все эти проблемы заслуживают глубокого и тщательного обсуждения с участием не только работников международного отдела ЦК КПСС и сотрудников заинтересованных ведомств, но и ведущих ученых.

III. Назрел вопрос о привлечении ученых-востоковедов для разработки перспективного планирования внешней политики СССР в странах Азии и Африки. Жизнь настоятельно требует ответа на такие вопросы: Каково наше отношение к армейским кругам, захватывающим власть в ряде стран? Какова наша линия в отношении националистических сил, таких как баасисты9, режим Бургибы в Тунисе, Сенгора в Сенегале и т.д.? Каковы пути контакта с такими странами, как Таиланд, Филиппины, Мальгашская республика, Берег Слоновой кости, которые мы слишком часто третируем как неоколониалистские?

К сожалению, слишком часто наши ученые, что греха таить, пишут в своих справках не суровую и даже жестокую правду, а то, что может понравиться «наверху», смазывают реальные политические трудности, подменяет анализ реальных условий надуманными рассуждениями о быстром переходе отсталых африканских стран к социализму, о «государстве национальной демократии»10, подменяют нехватку фактов обилием цитат, а недостаток содержательных мыслей избытком пустых слов.

Мне кажется, что именно теперь после Октябрьского пленума ЦК пора нам, как говорил Маяковский, «искать речи точной и нагой»11, спросить себя: Чего мы хотим добиться в Азии и Африке? Как этого добиться? Что нас там ждет? С пользой ли расходуются там государственные деньги, которых у нас не так уж много? Не водят ли нас за нос некоторые политические деятели, умело маскируясь «социалистической» фразой и выманивая под этим предлогом всякого рода помощь?

Интересы нашей родины и государства, интересы нашей партии, интересы мирового коммунизма — подлинные, а не мнимые — вот что должно быть основным критерием правильности наших действий в Азии и Африке. Мы, востоковеды, хотим, чтобы Центральный Комитет КПСС чаще задавал нам прямые и конкретные вопросы и требовал максимально четких и аргументированных ответов по важнейшим политическим, экономическим и прочим афро-азиатским проблемам.

IV. Многие трудности нашей работы за рубежом проистекают от недостаточно глубокой и оперативной информации, получаемой МИДом и Международным отделом от наших представительств на Востоке. Достаточно напомнить о перевороте 1960 г. в Турции12, который произошел в то самое время, когда наше посольство, вопреки утверждениям разведывательных органов, доказывало незыблемость режима Мендереса, о свержении в 1963 г. Касема13, несмотря на многочисленные предупреждения нашей разведки, о свержении Бен Беллы в Алжире14, об осенних событиях в Индонезии, о перевороте в Гане15, которые произошли несмотря на то, что наши посольства доказывали прочность руководства и устойчивость политических режимов в этих странах.

Видимо, аппарат наших представительств за рубежом, в особенности его высшее звено (я имею в виду, конечно Азию и Африку), нуждается в серьезном укреплении наиболее подготовленными специалистами. Для взаимообогащения науки и практики было бы целесообразно введение в штат всех наших Посольств в странах Азии и Африки специальной должности, которую занимал бы высокоподготовленный специалист-востоковед, могущий обобщать референтские материалы. Это в определенной мере подняло [бы] уровень и ценность практических материалов, исходящих от наших дипломатических представительств.

В этом смысле показательна роль востоковедов в посольствах США и Англии в этих странах (к примеру, посол США в Японии Рейшауэр — крупнейший востоковед-японист).

V. Серьезные недостатки имеются и в нашей внешнеполитической пропаганде. Достаточно указать на кризис, переживаемый движением солидарности, на неудачи конференции Солидарности в Гаване16 и в особенности до этого — в Аккре17, когда мы допустили принятие решения о проведения очередной конференции в Пекине, чтобы сделать вывод, что и в этом вопросе нужно принять серьезные меры. Нет единого, продуманного, рассчитанного на длительный срок плана нашей пропаганды и, в особенности, контрпропаганды в Азии и Африке. Из рук вон плохо рекламируется наша помощь странам Азии и Африки, неэффективно распространяется в этих страны пропагандистская литература на иностранных языках и т.д. (она попадает не туда, где она необходима). Да и о какой эффективной контрпропаганде может идти речь, если никто в Советском Союзе не изучает английские, американские, китайские пропагандистские материалы и радиопередачи на восточных языках? Мы не используем в должной мере в нашей пропагандистской деятельности и такую удобную трибуну, как ЮНЕСКО.

Дорогой Леонид Ильич, я буду очень рад, если Вы найдете возможным принять меня для более деятельного18 разъяснения указанных выше вопросов и внесения некоторых практических предложений.

 

(подпись) Б. ГАФУРОВ

 

12/III-66 г.

 

Штамп № 10911 о поступлении 19 марта 1966 в Общий отдел ЦК КПСС по группе документов «1-Ст» (Секретариат ЦК КПСС). Помета: «т. Черненко К.У. доложено. Хранить в архиве. В. Горбунов. 9/IV-66 г.». С документом ознакомились М. Суслов, Б. Пономарев, Ю. Андропов (подписи — автографы).

 

РГАНИ. Микрофильм. Ролик № 4662. Ф. 5. Оп. 30. Д. 489. Л. 147–153. Машинописный подлинник. Подпись — автограф.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация