Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

«ЧЕРЕЗ НАШЕГО ПОСЛА В РАНГУНЕ ПОБЛАГОДАРИТЬ У НУ ЗА ПРИСЛАННЫЕ ФРУКТЫ И ПЕРЕДАТЬ ЕМУ ОТВЕТНЫЙ ПОДАРОК — 3 КГ ЧЕРНОЙ ИКРЫ»: СССР — Бирма, Индонезия и Алжир в 1950–1966 гг.
Документ № 16

Отчет о приеме Н.С. Хрущевым посла Бирмы в СССР Монг Она

27.12.1955


ПРИЕМ Н.С. ХРУЩЕВЫМ БИРМАНСКОГО ПОСЛА


МОНГ ОНА


27 декабря 1955 г. в 14.00

 

После взаимных приветствий Монг Он говорит что премьер-министр Ну просил еще раз передать Н.С. Хрущеву и Н.А. Булганину его благодарность за посещение советскими руководящими деятелями Бирмы.

Хрущев отвечает, что он и Н.А. Булганин были очень довольны своим пребыванием в Бирме и что на них произвели очень хорошее впечатление бирманский народ, а также руководители бирманского государства.

Монг Он говорит, что для Бирмы была большая честь принять в качестве своих гостей таких деятелей как Хрущев и Булганин, хотя бы на короткий срок. Премьер-министр Ну хотел бы пригласить их вновь приехать в Бирму на более длительное время.

Хрущев благодарит за приглашение и говорит, что, при возможности, он с удовольствием воспользовался бы им.

Монг Он говорит, что У Ну хотел бы пригласить в Бирму таких крупных специалистов по развитию народного хозяйства как Л.М. Каганович, А.И. Микоян и М.З. Сабуров. В Бирме, добавляет Монг Он, более теплый климат, чем в Советском Союзе, и зимой там всегда можно хорошо отдохнуть.

Хрущев отвечает, что он передаст это приглашение своим коллегам и замечает, что зимой на севере Бирмы бывает достаточно прохладно, в чем он и Булганин могли убедиться.

Хрущев говорит далее, что на него и Булганина произвели хорошее впечатление как бирманский народ, так и руководящие деятели Бирмы, которые, очевидно, хотят и дальше развивать советско-бирманскую дружбу.

Монг Он подтверждает это и говорит, что бирманский народ и бирманское правительство хотят перенимать опыт Советского Союза в строительстве социализма и благодарны за ту помощь, которая оказывается Бирме Советским Союзом.

Хрущев замечает, что ему и Булганину очень понравился президент Бирмы1, которому они говорили, что будут рады, если он выберет время для поездки в Советский Союз. По этому же вопросу они говорили также и с министром обороны и с министром промышленности. Все они в принципе выразили желание поехать в Советский Союз, и теперь надо уточнить вопрос о их поездках в дипломатическом порядке. Этим бирманским деятелям могут быть направлены официальные приглашения с советской стороны. Министра обороны, например, мог бы пригласить министр обороны Советского Союза маршал Жуков, а министру промышленности могло бы быть направлено приглашение от советского министра промышленности или от Совета Министров СССР или от ЦК КПСС, поскольку он является одним из лидеров бирманской социалистической партии.

Монг Он говорит, что как министр промышленности У Джо Нейн, так и министр обороны У Ба Све являются руководителями социалистической партии, причем У Ба Све является генеральным секретарем этой партии и лидером конгресса профсоюзов. Монг Он добавляет, что У Ба Све ближе стоит к марксизму, чем У Джо Нейн, который придерживается более правых взглядов. По его, Монг Она, мнению, эти министры могли бы быть приглашены в Советский Союз либо соответствующими советскими министрами, либо по партийной линии.

Хрущев замечает, что этот вопрос можно будет уточнить в дипломатическом порядке.

Что касается помощи Советского Союза в деле социалистического строительства в Бирме, продолжает Хрущев, то советский народ и Советское правительство готовы сделать очень многое в этой области, т.к. они твердо убеждены в том, что социалистический путь развития является единственно правильным путем. Советский Союз стоит за сосуществование между социалистической и капиталистической системами, но он стоит за сосуществование не потому, что он хочет, чтобы капитализм здравствовал, а потому, что он считает необходимым терпеть капитализм, как человек, имеющий тот или иной физический недостаток, вынужден бывает терпеть этот недостаток поскольку он существует.

Хрущев говорит далее, что его и Булганина коллеги очень хорошо восприняли достигнутые в Бирме соглашения, в частности, соглашение о строительстве политехнического института в Рангуне. Он и Булганин доложили своим коллегам о высказываниях бирманских деятелей по поводу строительства в Бирме больницы или больничного городка, а также спортивных сооружений. Эти предложения также встретили сочувственное отношение, хотя вопрос о строительстве больницы и спортивных сооружений был обсужден лишь в предварительном порядке и пока не решен. Вполне возможно, что Советский Союз возьмется построить и эти объекты на тех же условиях, что и политехнический институт, поскольку Советский Союз хочет помочь Бирме и хочет, чтобы эта помощь была реальной.

Империалисты, продолжает Хрущев, заволновались после поездки его и Булганина в Индию, Бирму и Афганистан. Они поняли, например, что Бирма, которая в прошлом имела большие трудности в сбыте риса, теперь сможет продавать этот рис Советскому Союзу без каких-либо политических условий, без вымогательства, а на основе дружеских добрососедских отношений. Если бирманские руководители серьезно ставят вопрос в развитии своего государства на социалистических началах, то никто больше чем Советский Союз, страны народной демократии и Китай не заинтересованы в том, чтобы помочь Бирме. Это должно быть понятно бирманским руководителям, и он, Хрущев, думает, что они это понимают.

Монг Он заверяет Хрущева, что бирманские руководители это понимают.

Монг Он сообщает Хрущеву, что У Ну хочет, чтобы он, Монг Он, был рядом с ним при осуществлении достигнутых с Советским Союзом соглашений, поскольку он рассчитывает на помощь Монг Она в этом деле. Монг говорит далее, что У Ну постоянно заверяет своих коллег в том, что товарищ Хрущев, так он называет Н.С. Хрущева, всегда твердо сдерживает свое слово и в качестве примера приводит решение Хрущева задержать архитектора Андреева в Бирме, чтобы подготовить строительство политехнического института.

Хрущев подтверждает, что Андрееву было дано указание из Дели задержаться в Рангуне, чтобы посмотреть, где лучше построить институт, договориться с бирманским правительством и подготовить эскиз будущего института.

Монг Он говорит, что У Ну высказал Андрееву некоторые свои соображения в связи со строительством института, но он не хочет, чтобы эти соображения были приняты безоговорочно советской стороной, а рассчитывает на то, что они будут обсуждены советскими специалистами.

Монг Он затем выражает удовлетворение по поводу того, что Н.С. Хрущев упомянул о возможности строительства больницы, поскольку премьер-министр Ну очень привязан к идее строительства больницы и даже был немного расстроен, когда эта идея сразу не была принята.

Хрущев повторяет, что решение по этому вопросу еще не принято, однако его коллеги в принципе одобряют идею строительства больницы, которую советские специалисты могли бы построить очень хорошо и очень быстро. Сооружения, которые Советский Союз построит для Бирмы, будут настоящим монументом советско-бирманской дружбы.

Монг Он говорит, что бирманский народ и правительство Бирмы высоко ценят помощь Советского Союза, оказываемую на основе дружбы, равенства, взаимной выгоды и взаимного понимания. Это имеет особенно большое значение для бирманского народа, который в прошлом имеет печальный опыт колониализма и империализма. Дружба между Советским Союзом и Бирмой имеет важное значение не только для этих двух стран, но и для других государств, поскольку такая искренняя дружба не может не повлиять и на другие страны.

Хрущев соглашается с этим и указывает, что это должно иметь особое значение, в частности для соседей Бирмы. У Советского Союза, говорит он, в настоящее время не совсем хорошие отношения с Таиландом, но у советских людей нет никакой предвзятости в их отношении к народу Таиланда и они хотели бы, чтобы их отношения с этим народом были бы такими же хорошими, как и с Бирмой. Через посредство Бирмы, добавляет Хрущев, народу Таиланда легче будет понять это отношение к нему со стороны советских людей.

Монг Он соглашается с этим и говорит, что в Таиланде уже активизировались элементы, стоящее за настоящую независимость этой страны от влияния США и Англии, за дружбу с Советским Союзом и другими прогрессивными государствами. Однако, добавляет Монг Он, в этом деле надо проявлять терпение.

Хрущев говорит, что недавняя поездка в Индию, Бирму и Афганистан безусловно окажет влияние и на народы других стран, которым мешают узнать правду о Советском Союзе. Но никакие «железные занавесы» не могут помешать правде о стране социализма проникнуть в сознание народов всех стран.

Монг Он соглашается с этим и говорит, что поездка руководящих советских деятелей имеет и другой важный результат. В течение около 300 лет народы Индии и Бирмы в меньшей степени, а народы Индо-Китая и некоторых других азиатских стран в большей степени подвергались эксплуатации со стороны колонизаторов. Эта вековая эксплуатация привела к росту в этих странах враждебных чувств к белым людям вообще. Такие расистские чувства безусловно являются неоправданными с точки зрения марксизма, но тем не менее они существуют. Поездка Н.С. Хрущева и Н.А. Булганина в Индию, Бирму и Афганистан показала народам многих азиатских стран, что среди европейцев есть хорошие люди, желающие мира и хорошо относящиеся к народам Азии. С этой точки зрения большое значение имело выступление Н.С. Хрущева в Мандалае2, где он сказал, что Советский Союз является как европейским, так и азиатским государством и что как европейцу ему стыдно того, что европейцы сделали в Бирме3. Народы Азии впервые услышали такое заявление из уст белого человека, и это заявление произвело на них очень большое впечатление. Ему, Монг Ону, известно, что поездка советских руководителей в Индию, Бирму и Афганистан и, в частности, упомянутое им заявление Н.С. Хрущева нашли большой отклик также и среди народов Африки.

Хрущев соглашается с тем, что его и Булганина поездка должна хорошо повлиять и на освободительную борьбу африканских народов, которые будут знать, что есть Страна Советов, которая правильно понимает эту их борьбу и не боится изобличать колониализм и империализм. Все это, безусловно, будет служить источником вдохновения для народов Африки, борющихся за свою свободу и независимость.

Монг Он говорит что он хотел бы взять на себя смелость сослаться на Ленина, который в свое время сказал, что колониальные и полуколониальные народы являются резервами в борьбе против империализма4. Однако, если это высказывание соответствовало действительности восемь-десять лет назад, то теперь Индию, Бирму или Индонезию больше нельзя рассматривать лишь как резерв, поскольку они стали солдатами, бойцами за мир и против колониализма и империализма.

Хрущев соглашается с этим и говорит, что эти резервы теперь вступили в строй и активно борются против империализма и колониализма.

Его и Булганина поездка в Индию, Бирму и Афганистан, продолжает Хрущев, вызвала большие дебаты в лагере империализма. Теперь слышатся больше голосов даже в США в пользу того, чтобы так называемым отсталым странам оказывалась не помощь оружием, а экономическая помощь. Это показывает, что некоторые деятели в лагере империализма понемногу обретают здравый рассудок. Если они пойдут по этому пути и станут оказывать тем странам, которые они называют отсталыми, экономическую помощь, то советские люди будут иметь основание считать, что в экономической помощи, которая будет оказываться американцами, имеется и их доля, так как Советский Союз вынудил США пойти по этому пути. Об этом он, Хрущев, имеет в виду сказать в своем выступлении в Верховном Совете, которое намечается на 29 декабря5. Как говорит русская поговорка, добавляет Хрущев, с бешеной собаки хоть шерсти клок6.

Монг Он соглашается с этим и добавляет, что западные державы в конечном счете должны быть благодарны Советскому Союзу и его руководителям за то, что они учат их, как надо правильно подходить к народам Азии. Это должно быть верно также и в отношении некоторых бирманцев, которые, как например министр промышленности У Джо Нейн, кое-чему научились в результате приезда советских руководителей в Бирму. То же самое можно сказать и о некоторых деятелях в Индии, у которых до поездки Хрущева и Булганина была изрядная путаница в голове.

Хрущев в шутку замечает, что эта поездка помогла прочистить им мозги.

Монг Он вновь возвращаясь к вопросу о поездке тт. Кагановича, Микояна и Сабурова в Бирму, говорит, что своей поездкой они могли бы помочь развитию Бирмы на социалистических началах, так как могли бы передать бирманцам часть своего огромного опыта в области народного хозяйства.

Хрущев отвечает, что если будет на то желание со стороны руководителей бирманского правительства и если поступит официальное приглашение, то по его мнению, было бы более целесообразно направить в Бирму группу плановых специалистов, которые сделали бы предварительную черную работу, требующую много времени. Результаты этой работы можно было бы затем рассмотреть на более высоком уровне. Он, Хрущев, не исключает возможности поездки в Бирму и названных Монг Онон трех товарищей, но считает более целесообразным, чтобы предварительно состоялась поездка плановых специалистов, если такая поездка устраивает правительство Бирмы.

Монг Он отвечает, что это хорошая мысль и что он сообщит о ней своему правительству.

В заключении Монг Он передает от имени У Ну и его жены подарок (драгоценный камень) для супруги Н.С. Хрущева и говорит, что такой же подарок предназначается для супруги Н.А. Булганина.

Хрущев просит передать У Ну и его супруге искреннюю благодарность за полученный от них подарок.

 

Беседа продолжалась 1 час. 15 минут.

 

Записал (подпись) (О. Трояновский)

 

Штамп № 49177 о поступлении 27 декабря 1957 г. в Общий отдел ЦК КПСС по группе документов 1-Хр. (Секретариат ЦК КПСС, Секретариат Хрущева).

 

РГАНИ. Микрофильм. Ролик № 4572. Ф. 5. Оп. 30. Д. 116. Лл. 235–243. Машинописный подлинник. Подпись — автограф.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация