Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

«СОЛОВЕЦКИЕ ЛАГЕРЯ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ ОГПУ»: Документы ЦА ФСБ России и ГАОПДФ Архангельской области
Документ № 3

Доклад Коллегии ГПУ начальника Юридического отдела ГПУ В.Д. Фельдмана о результатах обследования Северных лагерей ГПУ


20 сентября 1923 г.

Москва

 

Положение, внешний вид. Управление Северных лагерей помещается на Соловецком острове в гостинице бывшего Соловецкого монастыря, расположенного на берегу Благополучной губы. Управлению подчиняются:

Состав лагерей. 1) Соловецкий концентрационный лагерь, или 1-е отделение, находящийся здесь же, в 100 саженях.

2) 2-е отделение – Савватиевская пустынь в 12 верстах.

3) 3-е отделение – Муксолма в 10 верстах.

4) Архангельский пересыльный пункт, в Архангельске, подлежащий ликвидации, в 300 верстах.

5) Кемьский пересыльный пункт, в Кеми, в 60 верстах.

Численность, расположение, вместимость. Всего в Северных лагерях к моменту нашего приезда содержалось мужчин 2714, женщин 335, из коих:

1) в Архангельском перпункте – 457,

2) в Кемском перпункте – 173,

3) в Муксольме (политических) – 53,

4) в Савватиевском скиту (полит[ических]) – 153,

5) в Кремле (уголовных и к.-р.) – 2213.

Кроме указанного Управлению принадлежат:

1) Анзерский остров с тремя скитами, где находятся рыбные ловли, лесозаготовка, сенокос;

2) Два Заячьих острова с церковью (ничего не имеется);

3) Конд-остров (ничего не имеется, а также и построек);

4) Несколько отдельных построек и скитов на Соловецком острове.

Самые крупные постройки (церкви в середине Кремля) выгорели во время пожара и ныне ремонтируются частью под жилье, частью по заданиям Главмузея. В Кремле остались: лазарет, баня, прачечная, хлебопекарня, некоторые мастерские и монашеские кельи, ныне занятые заключенными.

Оборудование лагерей. Оборудование лагерей различное: все помещения Кремля имеют печи, электрическое освещение, достаточно чисто, но не имеют вентиляторов, коек. Заключенные в недопустимой тесноте валяются на полу. Хорошо размещены лишь команда надзора, пожарные, канцеляристы, часть мастерских – из заключенных. В Савватиевском, у политических, не во всех комнатах печи, нет вентиляции, нет электричества (выдаются 5-линейные керосиновые лампы). В Муксолме (у политических) также нет вентиляции, нет электричества, лампочек керосиновых не хватает. Но у политических есть койки, размещены они довольно сносно.

Одежда, обувь. Обмундирование и обувь за недостатком выдается только надзору, пожарным, канцеляристам, мастеровым. Политическим и уголовным не выдается. Уголовные оборваны, полуголы, полубосы, грязны, во вшах. Мыла не выдается. В баню ходят, но надевают грязные лохмотья. На некоторых ничего нет, кроме рваных пиджаков, под которым голое тело. Положение с запасом обмундирования необходимо в срочном порядке [менять].

Питание. Паек как политических, так и уголовных недостаточен. Не выдаются овощи, необходимые в данном климате. Хлеб выпекается сырой и с песком. Муки в запасе 15 тыс. пудов, большей частью прогорклой и затхлой. Питание однообразное. Уголовные голодают, воруют зерно, сырой картофель, который варят, воруют друг у друга хлеб. При выдаче пайка политическим происходит недостача – обвешивание. Диетический паек политическим, назначаемый врачом, урезывается администрацией. Докупать провизии негде, так как лавка не организована, хотя и существует номинально.

Медицинская помощь, лазарет. При Савватиевском и Муксолмском скитах (у политических) имеются лишь аптечки для первоначальной помощи. Больные, требующие амбулаторного лечения, направляются в кремлевский лазарет. Лазарет лагеря оборудован на 100 коек. Помещение абсолютно чистое, прекрасно приспособлено. Обслуживается медперсоналом из заключенных. В момент нашего посещения лазарет был почти заполнен. В нем находилось 94 человека, из коих 43 цинговых и 14 туберкулезных. Цинга и туберкулез – климатические болезни Северных лагерей, принимая еще во внимание недостаток питания. Причем в лазарет (кроме политических) кладут лишь тех, кои не могут держаться на ногах. Так что цинготных и туберкулезных больных гораздо больше. Немало и сифилитиков, кои не изолированы от здоровых заключенных. Больным в лазарете выдают паек в сухом виде на руки, и больные должны сами готовить пищу.

Больные (политические) обыскиваются при поступлении и выписке из больницы. К больным (политическим) вводится в больницу конвой. Врачей-специалистов нет, так что невозможно лечение многих спецзаболеваний и даже зубных. Больные из скитов привозятся и отвозятся ночью.

Внешняя связь заключенных. Так как цензура писем заключенных происходила в Архангельске, то телеграммы из Москвы получались почти через 2 месяца. Письма заключенных задерживались и в лагере по 2 недели. Письма проверялись и лицами из заключенных. Газет не только уголовные, но и политические совершенно не получают, не имеет их и администрация.

Свидание. Свидания не разрешались заключенным мужу и жене, живущим в лагере. Политическим разрешались свидания 4–6 часов в один приезд, т.е. фактически в год. Приезжающие на свидание помещались на Секирной горе в 10 верстах от Кремля, в 2 верстах от Савватиевской пустыни и в 20 верстах от Муксолмы. Приезжающие на свидание жили безвыходно в ските на Секирной горе под конвоем надзирательницы. С приезжающих на свидание бралась плата за помещение, за доставку посылок, писем и проч.

Прогулка политических заключенных. Политическим заключенным отведено проволокой место в их распоряжение: часть озера в Савватиево и кусочек леса в Муксолме, хотя бегство с острова почти невозможно, сопряжено с большими опасностями, на которые политические заключенные не пойдут.

Работы. Политические никакими работами не заняты, кроме внутренних поделок, хотя могли бы ловить рыбу, обирать ягоды, заготовлять дрова, о чем они нас и просили. Уголовные и к.-р. обслуживают все лагеря. Из них набрана команда по надзору, 97 чел., несущая вооруженную охрану и постовую службу, пожарники, канцеляристы, мастеровые.

При лагере имеются мастерские: портняжная, сапожная, столярная, слесарная, судоремонтная, кузница, хлебопекарни, гончарный завод. Заключенными обслуживаются склады, конюшни, скотный двор, лесные заготовки, рыбные ловли, сенокосы, а также весь ремонт по лагерю, очень большой, и огороды.

Посев[ов] на острове быть не может. Все работы и промыслы могут быть только подспорьем для внутренних потребностей лагеря. Никакой самоокупаемости, промышленности, как [и] торговли лагерь вести не может за крайней скудостью природы и отсутствием естественных богатств.

Запаса дров в лагере нет и своими силами их не будет. Зимой будет холод и голод. Управление развивает дутые химические планы на 10 лет, что является вздором и обманом.

При лагере имеется гужевой (120 лошадей) и водный транспорт: пароход, катера, карбахи, лодки.

Рабочий день неопределенный. Работают с восхода до захода: 10, 12, 14 часов, бывают и ночные работы.

Охрана лагеря. Охрана лагеря несется взводом 95-го особого дивизиона войск ГПУ, а главным образом командой надзора. Команда надзора (92 чел.) набрана из заключенных, почти исключительно из бывших сотрудников ГПУ. Команда надзора имеет на руках винтовки, револьверы, пулемет. Они стоят на постах, охраняют заключенных на внешних работах.

Отношение администрации и надзора к заключенным. Все факты, указанные в заявлении политических заключенных, об издевательствах, избиениях заключенных подтвердились и даже увеличились при нашем осмотре лагерей. Надзор, желая выслужиться перед администрацией и в то же время с ведома администрации, допускал истязания заключенных. Заключенные забиты, боятся заявлять и жаловаться. Начато следствие о провокационных действиях администрации и избиениях. Установлены факты систематических избиений и нескольких расстрелов под видом побега. Так были убиты: монах заключенный Муравьев и чеченец без попыток к бегству. Избивали палками, шомполами, ставили летом без одежды на комара, сажали в темные карцера, в каменные мешки, на лед, отнимали пищу у карцерных и т.д. За украденную селедку водили с селедкой на шее по камерам, избивая селедкой по лицу. У оставшихся монахов на острове и работающих при лагере монахов отбирались под видом поисков церковного имущества часы, сапоги, ложки, деньги. Все это делалось при полном участии начальника Управления лагерей Ногтева и его бывшего заместителя Зорина. Ногтевым также создано большое провокационное дело о готовящемся на острове восстании с целью убийства администрации и побега. Для провокации подобран был целый штат провокаторов из надзора, устраивались провокационные совещания, выдавались якобы для покупки восставшим оружия из дивизиона, а в результате убит Ногтевым монах, а трое монахов арестованы и отосланы с делом в С[екретную] ч[асть] Архгуботдела ГПУ, причем ныне Зорин является НачСОЧем и принимал участие в провокации.

Эта система всяческого ущемления заключенных, издевательства над ними при их полном бесправии, созданная Ногтевым, определялась полной изолированностью лагерей от центра, отсутствием правильного руководства, отсутствием определенных инструкций. Все это создавало атмосферу полного произвола, в которой все разлагалось.

Выводы. Административными распоряжениями, согласованными с прокуратурой, устранены многие ненормальности внутреннего быта лагерей. Остались некоторые вопросы, которые необходимо разрешить немедленно в Москве, а именно:

1) Принимая во внимание тот порядок, коим производились высылки в лагерь с транспорта и уголовников, – необходимо немедленно применить амнистию 17-го августа и к этой категории.

2) Необходимо, кроме того, пересмотреть до 1-го января [19]24 года все дела высланных в административном порядке за хищения с транспорта и за уголовное прошлое.

3) Отказаться впредь от высылки за уголовное прошлое, оставив таковую лишь за принадлежность к противосоветским партиям и к.-р.

4) Уничтожить во всех лагерях команды надзора из заключенных, заменив таковые команды направляемыми в принудительном порядке для службы в лагерях из б. сотрудников ГПУ.

5) Увеличить норму питания заключенным в лагерях и увеличить запасы продовольствия.

6) Дать средства на заготовку дров и обмундирование.

7) Немедленно уволить из войск ГПУ всех кр[асноармей]цев, незаконно задерживаемых, из тех возрастов, кои демобилизованы приказами РВСР.

8) Немедленно подобрать нового начальника и его заместителя для управления Севлагерями, так как Ногтев как подследственный подлежит снятию, а его заместитель Юрасов слаб для административной работы.

9) Установить прокурорский надзор за лагерями в лице помощника прокурора Кар[ельской] Авт[ономной] Республики по Кемьскому участку с тем, чтобы по всем принципиальным вопросам лагерей указанный прокурор сносился непосредственно к прокурором при ГПУ.

10) Утвердить сделанные нами распоряжения, в копии при сем прилагаемые.

11) Учредить в Соловках при Управлении д[олжность] уполномоченного, назначаемого из центра, для выполнения заданий СОГПУ, КРО и проч. среди заключенных и для ведения дознаний по возникающим в лагерях делам с подчинением этого лица непосредственно ГПУ.

12) Установить за правило регулярные ревизии лагерей представителями центра два раза в год.

 

Начальник Юридического отдела ГПУ

Фельдман

 

ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 1. Д. 154. Л. 37–45.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация