Личный Архив А.Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

«ИЗ ГОДА В ГОД РАСТЕТ ВЛИЯНИЕ РАДИОВЕЩАНИЯ И ТЕЛЕВИДЕНИЯ НА НАСЕЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО СОЮЗА…»: А.Н. Яковлев во главе сектора радио и телевидения в аппарате ЦК КПСС. 1962–1965 гг.

В апреле 1960 г. Александр Николаевич Яковлев окончил аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС и в том же месяце был назначен на работу в Отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам на должность инструктора, то есть он вернулся на ту же номенклатурную позицию в высшей партийной аппаратной иерархии, на которую поступил в марте 1953 г. после переезда из Ярославля в Москву. Однако разница была. А.Н. Яковлев в сентябре 1956 г. уходил на учебу в АОН из Отдела школ, науки и вузов ЦК КПСС по РСФСР, а возвращался в Отдел пропаганды по союзным республикам. Функциональный статус Отдела пропаганды был престижнее, чем Отдела школ, и география его работы была всесоюзной, а не всероссийской.

Известно, что в десятилетие «оттепели» высший партийный аппарат был объектом постоянных реорганизаций и перестроек, предпринимаемых по инициативе Н.С. Хрущева. В мае 1962 г. Отдел пропаганды был преобразован, укрупнен, слит воедино с другими надстроечными отделами (культуры, вузов и школ и т.д.). Главой новосозданного мегаотдела — Идеологического отдела ЦК КПСС — стал Л.Ф. Ильичев, статус которого на XXII съезде КПСС (октябрь 1961) был повышен до уровня секретаря ЦК. При формировании нового отдела А.Н. Яковлев поднялся на одну ступеньку выше по иерархической лестнице. Его назначили заведующим сектором радио Идеологического отдела ЦК КПСС. На этом посту он пробыл до августа 1965 г.

Предлагаемая подборка архивных документов из фондов Российского государственного архива новейшей истории иллюстрирует некоторые аспекты деятельности А.Н. Яковлева на посту завсектором радио за 1962–1965 гг. Для полноты картины также представлено несколько документов вплоть до весны 1966 г., то есть охвачен период с XXII по XXIII съезды КПСС, от апогея «оттепели» до начала контрреформы.

После октябрьского Пленума ЦК КПСС (1964) и смещения Н.С. Хрущева Идеологический отдел был в очередной раз модернизирован, а затем ликвидирован. В марте 1965 г. Л.Ф. Ильичев был отправлен на дипломатическую работу. Воссоздание Отдела пропаганды ЦК КПСС привело аппарат в соответствие с «новыми задачами», которые встали перед партией и государством после октябрьского Пленума ЦК КПСС.

В новом отделе А.Н. Яковлев занял должность первого заместителя заведующего, а позднее фактического и.о. начальника этого главного идеологического штаба партии1. Вопросы работы радио и телевидения продолжали оставаться в списке приоритетных Отдела пропаганды и его фактического руководителя. Прежде всего, это было связано со строительством и вводом в эксплуатацию Останкинского телецентра в Москве (1967). На посту и.о. начальника Отдела пропаганды А.Н. Яковлев пробыл до апреля 1973 г., когда накануне апрельского Пленума ЦК был отправлен на работу чрезвычайным и полномочным послом СССР в Канаду.

Следует отметить, что партийно-государственная деятельность в любой отрасли народного хозяйства регулировалась директивными политическими документами — резолюциями съездов партии, постановлениями пленумов ЦК и ЦК КПСС. К последним относились решения Президиума (Политбюро) и Секретариата ЦК. Конкретизацией решений, их проведением в жизнь, корректировкой и контролем за ходом выполнения занимались соответствующие отделы ЦК. Радиовещание и телевидение (не путать с радиопромышленностью) не было исключением. Главными директивными документами в сфере деятельности советского радиовещания к моменту начала работы А.Н. Яковлева на должности завсектором радио были два постановления ЦК КПСС: «Об улучшении радиовещания для населения Советского Союза и на зарубежные страны» и «О дальнейшем развитии советского телевидения» (29 января 1960). Затем появились и более специализированные, технократические документы. Например, постановление Совета Министров СССР № 879 «О мероприятиях по техническому обеспечению радиовещания и телевидения» (12 августа 1960), совместное постановление ЦК и Совмина «О мерах по развитию техники магнитной записи изображений» (1 июля 1961) и т.д. После вступления А.Н. Яковлева в должность было принято новое директивное постановление «О мерах по дальнейшему улучшению работы радиовещания и телевидения»2.

Государственным контрагентом, своеобразным приводным ремнем, который проводил в жизнь партийные директивы, был Государственный комитет по радиовещанию и телевидению при Совете Министров СССР. Весной 1962 г. на место старого сталинского «кадра» — председателя комитета С.В. Кафтанова — заступил номенклатурный руководитель новой формации Михаил Харламов, который олицетворял наступательный, экспериментаторский и технократический стиль работы нового «хрущевского» поколения руководителей СМИ, к которым можно отнести главных редакторов «Известий» А.И. Аджубея и «Правды» П.А. Сатюкова, гендиректора ТАСС Д.П. Горюнова и др. Одновременно был повышен статус Госкомитета. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 апреля 1962 г. Государственный комитет по радиовещанию и телевидению при Совете Министров Союза ССР был преобразован в Государственный комитет Совета Министров СССР. В советской бюрократической практике выпадение предлога «при» много значило.

Сектор радио ЦК в этих условиях превратился в координирующий центр разработок программ по развитию радио и телевидения, обсуждения новаторских планов. В то же время здесь амортизировались нередко конфликтные интересы и предложения лоббистских групп, которые представляли советские министерства и ведомства, союзные и автономные республики и центр. Решались проблемные вопросы и кризисные ситуации3.

В то же время одной из главных своих задач (разумеется, негласных) Харламов видел усиление присутствия на радиоволнах и экранах телевизоров первого лица партии и правительства. По сути дела, речь шла о реанимации культа личности, но уже в отношении Хрущева. Эта радио и телевизионная материализация культа Хрущева, в том числе его международные и внешнеполитические аспекты, также постоянно присутствует в работе сектора ЦК4.

Другим направлением было усиление внешнеполитической пропаганды при одновременной борьбе с «подрывной» работой западных радиостанций, которые вещали на русском языке и на языках народов СССР5. Например, 24–29 мая 1962 г. изучалось предложение Министерства связи, Министерства обороны, КГБ и Госкомитета по радио и телевидению о порядке использования в период особых условий радиопередатчиков и радиоприемных устройств, находящихся в личном пользовании населения. Под «периодом особых условий» подразумевалось военное положение или состояние войны. Времена были тогда непростые (это подтвердится в дни разразившегося осенью 1962 г. Карибского кризиса, который поставит мир на грань термоядерной войны). Вопросы радиопропаганды на Кубу, США, а также обеспечение радионовостями советского воинского контингента на Кубе будут важной частью работы А.Н. Яковлева во второй половине 1962 — начале 1963 г.6

Что нового появилось в годы работы А.Н. Яковлева в качестве негласного руководителя советского радио и телевидения? Прежде всего — новые формы и новое содержание передач, модернизация контента, снижение его идеологического и демагогического начал. Всесоюзную популярность получила работа радиостанции «Юность» и особенно новой программы (канала) советского радио — «Маяк». После того как А.Н. Яковлев возглавил сектор радио в агитпропе, существенно возросло количество тематических передач. Некоторые из них носили понятный агитпроповский характер («Наука — производству», «Коммунизм и человек»). У других было «общечеловеческое» содержание («Человек должен жить долго», «Для верующих и неверующих», «Пришло письмо», «Поиски и находки»). Третья группа передач отражала место и значение Москвы в общественно-политической жизни огромного государства («На стройках Москвы», «Московский калейдоскоп»). Некоторые тематические (сегодня бы сказали, авторские) передачи, которые появились в те годы, просуществовали десятилетия («Музыкальный киоск», «Кинопанорама»). Именно в годы руководства А.Н. Яковлева радиосектором ЦК получила всенародное признание и любовь телевизионная передача «На голубой огонек», которая в ее видоизмененном и новогоднем формате существует и поныне. Шли постоянные поиски доступной и оперативной, эффективной и информативной подачи новостей («Телевизионные новости», «Эстафета новостей»). Одним из главных примеров наследства А.Н. Яковлева в истории советского радио и телевидения можно без преувеличения считать его роль в создании всесоюзной радиостанции «Маяк», хотя работа радиостанции иногда вызывала нарекания ведущих музыковедов7.

Радио- и телевизионные передачи в последние годы пребывания Хрущева у власти шли в прямом эфире. Жесткая цензура отступала на второе место перед мягкой формой самоцензуры авторов, ведущих и участников передач. Поэтому не случайно, что после смены высшего партийного руководства цензурный диктат обрушился прежде всего на спонтанную природу советских СМИ, а прямой эфир фактически сошел на нет8. Советские СМИ в годы поздней «оттепели» и в начале застоя вызывали постоянные нарекания со стороны министерств и ведомств. Например, телепередачи Сергея Смирнова о безымянных героях Великой Отечественной войны. Проект получил кремлевскую поддержку. Так, Харламов в апреле 1963 г. указывал в одном из отчетов, направленных в ЦК КПСС: «Воспитанию патриотизма помогают регулярные выступления по ТВ писателя С. Смирнова, сумевшего найти хороший контакт с громадной телевизионной аудиторией. Война породила массу героев. <…> Ему принадлежит заслуга раскрытия подвига героев Брестской крепости. Он же на основе обращения к телезрителям раскрыл историю русского героя, Поэтана (как называли его итальянцы), Федора Полетаева. Теперь начат цикл рассказов о женщинах-героях ВОВ»9. А.Н. Яковлев безоговорочно поддержал проект Смирнова и защищал его от могущественных оппонентов, например, от председателя КГБ при Совете Министров СССР В.Е. Семичастного10.

Сам фронтовик, А.Н. Яковлев с большим вниманием относился к проблеме подвига, героизма, жертвам и судьбам ветеранов Великой Отечественной войны, вопросам сохранения исторической памяти. Например, накануне празднования двадцатилетия Победы в Великой Отечественной войне (май 1965) именно он поддержал идею появления на радио и телевидении торжественно-траурной «Минуты молчания». С тех пор этот ритуал стал одним из важнейших элементов празднования и остается таковым вплоть до наших дней11.

Важной сферой деятельности сектора радио была координация сотрудничества с органами радио и телевидения стран реального социализма. В те годы в условиях идеологической изоляции были предприняты первые попытки показа по телевидению передач из стран социализма, налаживались робкие контакты с телевизионными и радиокорреспондентами ведущих «буржуазных» СМИ. От А.Н. Яковлева зависела поддержка ходатайств на выезд в командировки за границу советских граждан, которым нередко компетентные органы запрещали выезд под предлогом интересов государственной безопасности12. В то же время продолжалось глушение враждебных голосов, к которым в начале 1960-х гг. присоединили радиостанции Народной Республики Албания и Китайской Народной Республики.

В те годы появилась практика съемок и показа первых многосерийных советских телевизионных фильмов (нынешних сериалов), был проведен Первый Всесоюзный фестиваль телевизионных фильмов. Работа радио и телевидения оставалась в поле зрения А.Н. Яковлева и после его перехода на должность заместителя заведующего Отделом пропаганды ЦК. Не случайно, что его основным проектом оставалось строительство Всесоюзного телецентра «Останкино», главным сооружением этого уникального комплекса стала Останкинская телебашня, которая была и остается одним из главных символов Москвы.

 

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и примечания Л.В. Максименкова

© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация