Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ. ПЕРЕСТРОЙКА: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое.
1991 год [Док. №№ 121–152]
Документ № 121

Запись беседы А.Н. Яковлева со специальным посланником генерального секретаря Либерально-демократической партии Японии И. Одзавы — Х. Кумагаи

09.01.1991

В соответствии с поручением принял доверенное лицо Генерального секретаря ЛДП Японии Одзавы — Х. Кумагаи.

Х. Кумагаи сказал, что не хотел бы искать формулы «мелких сделок», но изложить и обсудить общий принципиальный подход И. Одзавы к перспективам советско-японских отношений. По его словам, генсек ЛДП оценил перспективы поиска «третьего пути» во взаимоотношениях двух стран1, а сама эта идея встречается с растущей поддержкой в средствах массовой информации и в общественном мнении Японии.

И. Одзава считает, что советско-японские отношения находятся ныне в такой их точке, когда необходимо принятие с обеих сторон политических решений. Прежде всего такие решения нужны применительно к территориальному вопросу и перспективам экономического сотрудничества СССР и Японии. Принципиальный момент здесь — сочетание этих двух решений не должно быть сделкой. Было бы целесообразно сторонам как бы поменяться местами: то, что желательно для СССР, могло быть высказано как инициатива Японии. И наоборот, то, что желательно для Японии, могло быть облечено в форму инициативы советской стороны.

В предварительном порядке и на основе ряда консультаций И. Одзава наметил план возможных действий, в отношении которого «есть, конечно, увязки и условия». План этот отражает возможную инициативу Японии в вопросе об экономическом сотрудничестве — «при понимании того, насколько любой из японских политиков зависит в своих действиях от территориального вопроса», — и состоит из двух частей.

Первая его часть включает меры финансового и экономического характера, нацеленные на то, чтобы способствовать быстрейшему преодолению финансового и экономического кризиса в СССР и тем самым стабилизации внутренней обстановки в стране. С советской стороны в разное время называлась цифра порядка 3–4 миллиардов долларов на эти цели. И. Одзава намечает эту цифру по верхнему пределу — до 4 миллиардов долларов в виде не связанных кредитов под закупку товаров народного потребления или на иные цели и меры, которые вели бы к стабилизации финансового и экономического положения в СССР.

Вторая часть плана касается средне- и долгосрочных перспектив экономического сотрудничества, увязывается с территориальным вопросом и, в свою очередь, также состоит из двух частей.

Одна — это направления и виды сотрудничества, которые с японской стороны будут осуществляться частным капиталом. Здесь фирмами с участием государственных органов уже намечены, предварительно проработаны конкретные проекты, совокупная стоимость которых за первые пять лет реализации проектов составит около 8 миллиардов долларов, в том числе примерно один миллиард — практически сразу же с момента их осуществления. Соответствующие фирмы готовы начать работу немедленно после получения «сигнала» от японского правительства.

Другой компонент долгосрочной части плана экономического сотрудничества — это проекты крупномасштабного и комплексного освоения регионов и отраслей, которые по масштабам своим непосильны частному капиталу либо, осуществляемые на коммерческих условиях, обернулись бы невыносимым кредитным бременем для СССР. Поэтому такие проекты требуют для своего осуществления прямого участия японских правительственных органов. Цель И. Одзавы, заявил Х. Кумагаи, заключается здесь в том, чтобы максимально приблизить условия такого участия к безвозмездной помощи. Конечно, это не может быть абсолютно безвозмездной помощью, поскольку СССР не подходит под категорию развивающегося государства. Но условия могли бы предусматривать, к примеру, кредиты сроком на 30 лет под 2–3 процента годовых, «что практически равноценно безвозмездной помощи». Генсек ЛДП, по словам его посланника, уверен, что выработать формулу такого сотрудничества будет возможно. При этом сотрудничество будет дополняться направлением из Японии технологии и квалифицированного персонала, что также тождественно оказанию безвозмездной помощи. Всего сотрудничество по данной категории могло бы составить до 10 миллиардов долларов. Таким образом, совокупный объем предлагаемого И. Одзавой плана развития советско-японского экономического сотрудничества составлял бы около 22 миллиардов долларов США.

Японская сторона, подчеркнул Х. Кумагаи, была бы готова рассмотреть, сверх обозначенных выше 22 миллиардов долларов, любые вопросы компенсации за вывод советских войск, их размещение на континентальной части СССР, за оставляемые на островах сооружения, за переселение на континент гражданского населения, если какая-то его часть не захочет оставаться, а предпочтет такое переселение. У Японии есть опыт компенсации такого рода — в пользу США за передачу Окинавы, что по современным ценам составило бы около 4 миллиардов долларов. Конкретное определение статей и размеров такой компенсации — вопрос специальных переговоров. Сейчас, отметил Х. Кумагаи, японская сторона говорит лишь о том, что в принципе она была бы готова к рассмотрению подобных вопросов и к таким переговорам. Все перечисленные виды компенсации были бы возможны при передаче Японии двух островов, как это предусматривалось Декларацией 1956 года2.

В настоящее время как с советской, так и с японской стороны сохраняется неопределенность в отношении линии прохождения границы. Мы предлагаем, сказал далее Х. Кумагаи, прийти к подписанию мирного договора на основе понимания, что первое определение границ состоялось в 1855 году на базе тогдашнего русско-японского договора3. При таком понимании два остающихся острова будут рассматриваться в ином контексте, и в Японии отдают себе отчет, что острова эти — в ином качестве, на них есть население, там живут советские люди. В отношении этих островов могла бы быть использована формула, уже примененная ранее к Окинаве: «потенциальный суверенитет Японии», тогда как административная власть сохранялась бы на оговоренный срок за Советским Союзом. Во время визита министра иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе в Японию в сентябре 1990 года с советской стороны предположительно говорилось, что этот срок мог бы равняться десяти годам. Это можно было бы принять за основу, поскольку в Декларации 1956 года оговорено, что передача первых двух островов произойдет после подписания мирного договора. Такова принципиальная формула, ее конкретное выражение найти будет возможно.

В соответствии с Декларацией 1956 года передача двух первых островов осуществлялась бы в течение нескольких месяцев, возможно, года после подписания мирного договора, его ратификации парламентами двух стран и вступления в законную силу. Это касается островов Хабомаи и Шикотан. Одновременно с подписанием мирного договора началось бы развертывание первой фазы второй части плана экономического сотрудничества — осуществление мер экстренной необходимости, то есть первой части плана, могло бы быть начато еще ранее в явном ожидании подписания мирного договора. Кроме того, японская сторона была бы готова к максимальному развитию в это время и всех других связей, обменов и отношений.

В Японии, сказал в заключительной части беседы Х. Кумагаи, знают и понимают всю сложность нынешней обстановки в СССР. Но и внутриполитическая ситуация в самой Японии тоже не проста. «Если бы высказанное мною сегодня стало известно в Японии, поднялась бы энергичная волна гневного осуждения. Ведь сумма плана превышает величину оборонного бюджета страны. Но И. Одзава преисполнен решимости действовать, верит в перспективу «третьего пути», все просчитал и уверен, что сможет подавить любое сопротивление».

По всем прогнозам, однако, продолжал Х. Кумагаи, внутриполитическая структура в Японии будет оставаться стабильной только до апреля 1991 года. Конечно, при любой расстановке внутренних сил Япония выполнит те международные обязательства, которые она на себя возьмет. Но после мая этого года и особенно со второй половины года центр внимания во внешней политике Японии уйдет на американское направление. Тогда придется полностью отключиться от «треугольника» США — Япония — СССР, и речь пойдет уже о «японской агрессии и американской обороне» — так будет восприниматься ход вещей.

«Экономически ни один человек в Японии не считает эти четыре острова заслуживающими интереса. Для Японии они — психологическая проблема. Причем, когда мы обсуждаем аналогичные проблемы с Китаем или Кореей, то понимаем, что там Япония нанесла в ходе войны вред. В данном же случае она сама испытала ущерб с советской стороны. Проблема островов стала символом, устранение которого открывало бы дорогу к партнерству в самом широком и далеко идущем сотрудничестве Японии и СССР.

В Токио сделаны глубокие экспертные анализы: из всех государств Япония — единственное, которое может оказать СССР экономическую помощь. Нам это по силам: Япония финансирует сейчас 50 процентов бюджетного дефицита США. Наш частный капитал во много раз превышает возможности правительства. Но по отношению к Советскому Союзу он нуждается в политической обстановке, создать которую могут только правительства двух стран».

Наши предложения, сказал далее Х. Кумагаи, — это не все, на что способна Япония. Если начнется интенсивное экономическое сотрудничество, то в СССР энергично пойдет и частный капитал. Он готов и хочет этого, но деловые круги, как и само правительство, ждут нормальной политической атмосферы. Однако без продвижения в территориальном вопросе ни И. Одзава, ни любой иной политик ничего не смогут сделать. А попытавшись что-либо предпринять, окажутся обреченными на политическую смерть.

 

ГА РФ. Ф. 10063. Оп. 2. Д. 213. Авторизованная машинопись.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация