Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ. ПЕРЕСТРОЙКА: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое.
1990 год [Док. №№ 77–120]
Документ № 113

Из интервью А.Н. Яковлева газете «Либерасьон»

28.10.1990


«ЯКОВЛЕВ: МЫ ПЕРЕЖИВАЕМ ЭПИДЕМИЮ НОВЫХ ЗАКОНОВ»

 

«Либерасьон»: На Западе существует мнение, что Советский Союз находится в процессе распада. Взрыв национализма и передача власти парламентам: не приведут ли эти два явления к распаду Советского Союза?

Александр Яковлев: В данный момент — нет. Если нам удастся затормозить экономический кризис, процесс, о котором Вы говорите, примет более или менее нормальные формы. Трудность в том, что экономические перемены в Советском Союзе тормозятся могущественным государственным аппаратом. Новые рыночные отношения могли во многом изменить ситуацию в этой области. Даже если чиновники аппарата приобрели огромный опыт в науке «креслодержательства», в искусстве удерживаться на своих местах.

«Л.»: Вы имеете в виду правительство, Совет Министров, премьер-министра?

А.Я.: Не только. Я имею в виду всех, сверху донизу. Система в своем основании — и в областях, и в республиках — окостенела не менее, чем в Центре. Это касается всех руководителей — и предприятий и государственных органов. При этом верно, что существует ощущение распада. Это ощущение не так очевидно, если посмотреть на вещи с более близкого расстояния. Когда формулируется предложение о совместных действиях, республики в основном согласны. К примеру, предложение сохранить ме-жду республиками существующие экономические отношения. И даже их активизировать: все согласны с этим. Точно так же много говорят о том, что указы президента не исполняются. И это верно, но только отчасти. Например, указ о роспуске вооруженных формирований: через два месяца после указа из 26 вооруженных формирований в Армении 25 сложили оружие. Значит, указ исполнен.

«Л.»: Создается тем не менее впечатление юридического хаоса…

А.Я.: Нужно видеть, что за многие годы царства беззакония наш народ приобрел нечто вроде «веры» в чудодейственность законов. Я говорю обо всех избранных, на всех уровнях, которые снизу доверху принимают законы. Не замечая, впрочем, что законы повисают в воздухе. Что случилось, к примеру, с решениями шести районных Советов Москвы, которые провозгласили «суверенитет» на воздух, землю и недра их территорий? Никто ничего не сделал с их недрами. И как и прежде, самолеты летают в небе. Мы переживаем настоящую эпидемию законов.

«Л.»: Но должен же быть высший закон? Должна быть некая иерархия различных местных, республиканских и союзных законов?

А.Я.: В нашем случае — в условиях государства с десятками национальностей и народностей — нам прежде всего нужно разграничение компетенций. Если в рамках Конституции СССР и будущего Союзного договора республики получают определенные права в той или иной области, тогда в пределах этих компетенций получает приоритет республиканский закон. В других областях, напротив, приоритетным будет союзный закон.

«Л.»: Это разграничение будет установлено Союзным договором?

А.Я.: Да. На всех уровнях компетенции: союзном, республиканском, региональном или местном.

«Л.»: Если Украина, скажем, хочет иметь свою армию, то это, кажется, выходит из рамок ее компетенции…

А.Я.: У меня пока впечатление, что все республики согласны в том, что оборона должна осуществляться центральной властью.

«Л.»: Когда будет готов Союзный договор?

А.Я.: Первый его проект был направлен в республики на обсуждение. Я оставляю в стороне Прибалтийские республики. В компетенцию Союза будут входить оборона, фундаментальные научные исследования, объединенная финансово-кредитная система, международные дела, координация — только координация! — внешнеэкономической деятельности с тем, чтобы избежать ситуации, когда республики берут в долг, а Союз выплачивает по долгам, т.е. то, что имеет место сейчас.

«Л.»: Почему Вы оставляете в стороне Прибалтийские республики? Они не примут участия в Союзном договоре?

А.Я.: Мы думаем, что в их интересах — присоединиться к этому договору. Но мы не можем заставить их сделать это.

«Л.»: Стало быть, центральное правительство считает, что их выход из Союза, их независимость неизбежны?

А.Я.: Я не стал бы категорически утверждать это. Дело в том, что в этих республиках изменились настроения. Я имею в виду их народы. Им решать. Они хотят остаться частью Союза в экономической области и пользоваться политической независимостью, иметь, скажем, посольства и т.д. Хотя в конкретном плане сегодня они более «независимы», чем когда бы то ни было.

 

ГА РФ. Ф. 10063. Оп. 2. Д. 48. Машинопись.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация