Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
БОЛЬШАЯ ЦЕНЗУРА
Раздел третий. «ВЕЛИКИЙ ПЕРЕЛОМ» (1930 — сентябрь 1939) [Документы №№ 131–369]
Документ № 306

КосаревСталину о письме М. Горького. Горький — Косареву

14.04.1936

№ 02/с


Секретно


Секретарю ЦК ВКП(б)


тов. Сталину И.В.




КОСАРЕВ — СТАЛИНУ


При сем препровождаю Вам полученное мною сегодня письмо от А.М. Горького. Прошу указаний ЦК ВКП(б) для своего ответа.

А. КОСАРЕВ

 

ГОРЬКИЙ — КОСАРЕВУ


Уважаемый т. Косарев!

Из беседы с т. Трегубом и статьей1 «КСМ Правды», посвященных вопросам литературы, убеждаюсь, что комсомол намерен решительно взяться за бытовое и культурно-политическое оздоровление литературы: очень хорошее намерение. Давно пора обратить внимание на беспризорное бытие и на безответственную деятельность трех тысяч людей, объединенных в Союзе писателей, трех тысяч, из коих — по крайней мере — две едва ли способны занимать место в литературе, интернациональное значение которой растет и должно расти. Если комсомол возьмет на себя весьма трудное дело помощи росту литературы внутри страны и росту ее значения за рубежом, — комсомол возьмет на себя еще одно героическое дело.

Я далек от намерения говорить комплименты. «Не до жиру, быть бы живу». Я ставлю на усмотрение и критику несколько практических предложений, которые — на мой взгляд — могут облегчить новую работу комсомола: надобно иметь кроме газеты, свой журнал, для чего взять «Октябрь» или «Новый мир», — журналы существующие механически, безидейно2, бездельно. Журнал устанавливает — пропагандирует отношение к литературе как к работе более ответственной, чем всякая иная работа. — «Написано пером — не вырубишь топором», ошибку на металле легче поправить, чем ошибку на бумаге, — в книге и т.д. Журнал способствует развитию в Союзе писателей сознания коллективной ответственности пред читателем. Освещает уродливость быта литераторов, — не называя имен; дает место идеологической и технической критике книг, пьес, печатает произведения лит. молодежи и т.д.

Взять на себя наблюдение за всеми серийными изданиями, каковы, напр., «Жизнь замечательных людей», «Исторические романы» и все вообще издания этого типа. Для ясности прилагаю копию письма моего по поводу одного из таких изданий.

Печатает очерки текущей зарубежной литературы и очерки по литературам братских республик, укрепляя понимание советской лит. как единой Всесоюзной.

Подчеркивает интернациональное значение Сов. литературы, сообщая оценки ее левой прессой Европы.

Ставит вопрос о необходимости «чистки» Союза, о сокращении числа его членов.

Спорит против необходимости печатать в журналах длиннейшие — Евдокимовские и прочих сочинителей — романы, которые отнимают место у молодежи. Большие романы можно и не пропускать через журналы, а издавать их отдельно. Кстати, это принудит издательства к более строгой редактуре.

Это уже мелочи, но их — много и в массе своей они — крупная помеха и в быту, и на путях развития мастерства.

Попытаться внести оздоровляющие начала в среду литераторов — социальная обязанность комсомола. Молодежь должна охранять себя от дыма и пыли, которые пускают ей в глаза и которые вполне способны отравить дыхание. Среда писателей всегда была средой растленной, средой наиболее обостренных чувств зависти, ненависти, вражды. Но дворяне — Иван Тургенев и К° — травили дворянина Некрасова по внушению мотивов сословных, по силе логики идей, по тем же причинам, кои внушали Федору Достоевскому злобу на Чернышевского, Салтыкова-Щедрина, а Льва Толстого заставляли презирать Достоевского и т.д.

В Советской литературе момент классовой вражды писателей не должен бы иметь места. Однако писатели, — мягко говоря, — не питают чувства взаимной дружбы, не пытаются культивировать ее, и не заметно, чтоб они понимали единство цели Советской литературы. Живут, как пауки и барсуки, у каждого — своя паутина, своя нора. Коллективная работа над книгой «Две пятилетки» саботируется, а работа эта ознакомила бы их с огромнейшим материалом.

Раньше чем заниматься решением «проблемы жизни и смерти», как заявил Вишневский, надобно понять, что смешно заниматься этим почтенным делом, не будучи биологом. Единственно, чему научились за последний пяток лет, это — уменью говорить. Ловко говорят, но плохо веришь тому, что говорят.

Мне кажется, что было бы хорошо, если б на место тех полуписателей, которые должны быть устранены из Союза, ЦК Комсомола ввел сплоченную группу — десятка два — наиболее даровитых ребят, которые, разрядив густоту и плотность литмещанства, служили бы непрерывными возбудителями сознания необходимости суровой самокритики и реставрации литературной среды.

Я очень стою за возвращение в литературу Авербаха, человека, который — при всех его недостатках — обладает хорошо развитым качеством поджигателя и организатора.

Пожалуй, не плохо было бы, если б группа комсомолок попробовала воздействовать на жен писателей, убедить их взяться за изменение домашнего быта мужей, создать более тесное общение среди них.

Все это пишется мною наскоро, но хотелось бы, чтоб Вы прочитали это во время работ съезда.

С горячим желаньем успеха работе Вашей и КСМ.

М. ГОРЬКИЙ

 

Заверенная машинописная копия.

 

ПИСЬМО ГОРЬКОГО ПО ПОВОДУ СЕРИИ «ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ»


Дорогой Александр Николаевич!3

Я прочитал объявление об издании серий исторических романов и нахожу, что если книги будут выходить в порядке опубликованном — значит дело это организовано небрежно и серия не достигнет цели, установленной нами.

Мы условились, что книги необходимо подобрать в последовательности хронологической и снабдить каждую из них маленьким очерком эпохи, о которой рассказывает книга — таким приемом все книги серии этой будут связаны и дадут читателям некоторое — хотя и поверхностное — представление о ходе истории.

Мало дать интересное чтение, надобно дать это осмысленно.

В опубликованном перечне даны книги различных эпох.

Намечен «Ледник» Иенсена, пропущен «Огонь» — Рони. Мы, если помните, признали допустимым дать роман Тана-Богораза о людях каменного века.

Нужен Эберс, нужно просмотреть библиографию европейских романов о древних греках и римлянах, о борьбе против христианства, — «Ипатия», «Юлиан» и т.д. о становлении феодализма, о паскудной, человеконенавистнической предательской роли Ватикана, об альбигойцах, таборитах, жакерии и т.д. и т.п.

Не забудьте о «Дьяволе» Неймана, и, параллельно с ним, об Иване Грозном, Елизавете английской, Людовике XIV — о борьбе королей и буржуазии против феодалов.

Надо взяться за это дело со всей серьезностью, которой оно вполне заслуживает.

А.Г.

 

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 720. Л. 101–106. Заверенная машинописная копия.

Резолюция Сталина на записке Косарева: «А “Молодая гвардия»?” Ст.». Машинописный подлинник на бланке ЦК ВЛКСМ. Подпись Косарева — автограф.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация