Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

«ЗА АКТИВНУЮ АНТИПАРТИЙНУЮ БОРЬБУ… ИЗ РЯДОВ ПАРТИИ ИСКЛЮЧИТЬ»: Из стенограммы заседания партийного комитета Союза советских писателей по делу В.М. Киршона. 13 мая 1937 г.

«Писатели — инженеры человеческих душ», этот афоризм Ю.К. Олеши прозвучал на встрече литераторов со Сталиным в доме Горького. Афоризмом воспользовался Сталин, ибо он и был тем, кто формировал нравственные взаимоотношения не только интеллектуальных, научных, художественных, партийных элит, но и всего общества. В свете новых открывающихся в последние годы документов и свидетельств современников эти отношения представляют собой сюжет острой психологической драмы, для многих ставшей трагедией. Для кого-то они были реальными и даже личными, для кого-то — заочными, а иногда и вовсе сводились к какому-нибудь одному брошенному Сталиным или другим крупным функционером слову. Немало тайн скрывалось и в отношениях писателей с НКВД.

Публикуемая стенограмма собрания партийного комитета Союза советских писателей (ССП) дает возможность рассмотреть «взаимоотношения» писателей с большевистской партией, НКВД, Сталиным. Чудовищная особенность ситуации 1937 г. — смертельное столкновение не различных и чуждых друг другу людей, а, напротив, людей близких, подчас в прямом смысле слова «родных». Перед нами, в сущности, самоуничтожение, самопожирание... Поскольку гибли не только «жертвы», но и их «палачи», сами становившиеся в свою очередь «жертвами». Нам пока доступно не столь много полноценных сведений об этих отношениях. К тому же «уцелевшие» нередко проявляли в своих воспоминаниях странную «забывчивость» в освещении неприятных для них фактов. Тем не менее выразительные свидетельства (уточняющие многое из поздних мемуаров) все-таки начинают до нас доходить.

Ценность публикуемого впервые документа заключается в том, что его содержание раскрывает, во-первых, «кухню» партийного руководства литературой, «хитрости» идеологических и карательных служб, постоянно державших в поле зрения и подозреваемых в крамоле писателей, и тех, кто ревностно стремился «соответствовать» политической партийной линии. Во-вторых, стенограмма проливает свет на беспринципную борьбу за власть в литературе, которая велась РАПП (Российской ассоциацией пролетарских писателей), до поры поддерживаемой партийной верхушкой. После постановления ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 г. «О перестройке литературно-художественных организаций», распустившего РАПП и учредившего единый Союз советских писателей, потребовалось менять терминологию и лозунги. Командные посты в Союзе советских писателей отдавались тем, кто быстрее «схватывал» новые установки. Подсиживание, интриганство, инсинуации — все было в ходу. Дирижировало всем этим взаимопоеданием высшее партийное руководство, отлучая и дискредитируя одних, выдвигая и временно возвышая других. Борьба не прекращалась и в Союзе советских писателей во все годы его существования.

В зафиксированных стенографисткой текстах выступлений отражены факты былой совместной борьбы за и против создания Союза советских писателей, за командные посты в нем, а также непонимание того, какими опасными становились простые человеческие отношения: случайные встречи, разговоры, письма. Ценность документа в том, что в нем очень точно отражается процесс «ломки» тех, кого назвали «инженерами человеческих душ». К 1937 г. сведение личных счетов, борьба за командные места в литературе из сферы идеологических обвинений и жестоких проработок закономерно переносятся в область политических доносов, провокаций, ведущих к исключению из партии. Далее проходивший «чистку» уже отдавался в НКВД. Помимо фактов, отражающих фактическую борьбу, уже подаваемую как скрытые и преступные «деяния», в стенограмме собрания партийного комитета ССП отражены мотивы малейших «промахов» прежних «гонителей».

Главный объект «чистки» — Владимир Михайлович Киршон (1902–1938). Немного — всего 36 лет жизни — отпустила судьба писателю и драматургу. Его творческая деятельность продолжалась десятилетие — с середины 1920-х до середины 1930-х гг. Он уроженец г. Нальчика, из семьи юриста. Детство прошло в Санкт-Петербурге и Кисловодске. Участник Гражданской войны. В 1918 г. вступил в Красную армию, в 1920 г. — в РКП(б). Образование получил в Коммунистическом институте имени Я.М. Свердлова (1923). После войны заведовал учебной частью совпартшколы в Ростове-на-Дону. Выступал с агитационными пьесами, писал комсомольские песни.

Киршон входил в число наиболее радикально настроенных литературных функционеров. Именно он начал кампанию против попутчиков, травил М. Булгакова... В своих произведениях воспевал героику новой жизни, активно участвовал в утверждении и пропаганде коммунистических идей. Острая публицистическая направленность пьес В.М. Киршона, их злободневность, а также общественная активность драматурга сделали его имя весьма популярным в среде творческой интеллигенции. Автор восьми пьес, которые ставились в Театре МГСПС (ныне им. Моссовета), Ленинградском театре им. Пушкина, МХАТе, им. Вахтангова и др. Одновременно выступал как критик-публицист. Им написан сборник «На кино-посту» (1928), брошюра «Эмиграция и оппозиция» (с предисловием Ем. Ярославского, 1930) и др. Активный деятель РАПП, Киршон дружил с генеральным секретарем РАПП Л.Л. Авербахом и наркомом внутренних дел СССР Г.Г. Ягодой. В своих произведениях прославлял И.В. Сталина — «нового руководителя, стойкого большевика», воспевал коллективизацию, писал Сталину письма, просил совета о содержании своих произведений «полезных для нас и поучительных для противника».

По делу Ягоды Киршон использовался следствием для получения информации. Хотя драматург и приложил немало усилий к созданию в стране «политического климата», порождавшего беспощадный террор, он сам стал его жертвой. Он начал сопротивляться, когда смертельная опасность нависла над ним самим, но не избежал печальной участи многих известных людей. Сохранились его письма Сталину с мольбой о спасении. 29 августа 1937 г. Киршон арестован ГУГБ НКВД СССР по обвинению в троцкистской деятельности. 21 января 1938 г. Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен к расстрелу. 28 июля 1938 г. приговор приведен в исполнение. Реабилитирован в ноябре 1955 г.

В Российском государственном архиве литературы и искусства нет личного фонда В.М. Киршона, но его документы и материалы о нем выявлены в фондах Союза советских писателей СССР (Ф. 631), в личных собраниях писателей, драматургов, артистов. Сохранились его выступления на собраниях, различных заседаниях, на общемосковском собрании писателей о судебном процессе по делу троцкистско-зиновьевского блока 21 августа 1936 г., доверенности на ведения дел секции драматургов ССП, отзывы на пьесы, вырезки из газет, относящиеся к биографии драматурга, документы по авторскому праву, многочисленная переписка и другие источники. После писателя не сохранилось ни дневников, ни записных книжек. Документы по «делу В.М. Киршона» представлены в РГАЛИ отрывочно.

Публикуемая нами стенограмма заседания партийного комитета ССП отложилась в фонде Краснопресненского райкома ВКП(б) г. Москвы Центрального архива общественно-политической истории Москвы (ЦАОПИМ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 979). Она содержит важные факты не только о десятилетней литературной деятельности Киршона, сообщаемые им лично и его бывшими «собратьями» по цеху. Читатель найдет в ней и факты, свидетельствующие о том, как многие писатели спасали свою жизнь ценою жизни других.

Ввиду большого объема стенограмма публикуется в извлечении. Опущенные фрагменты обозначены отточием, заключенным в угловые скобки. Часть документов, отражающих борьбу между литературными группировками и внутри них, для понимания процесса публикуется почти полностью в комментариях.

 

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии З.К. Водопьяновой, Т.В. Домрачевой, Т.Ю. Красовицкой.

© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация