Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

В ЗРИТЕЛЬНОМ ЗАЛЕ СТАЛИН, или «ЗАПИСКИ ШУМЯЦКОГО»
Документ №3

Запись беседы И.В. Сталина с Б. Шумяцким во время просмотра кинофильма «Челюскин» 28–29 июня 1934 г.

29.06.1934

Моя беглая запись беседы с И.В. в ночь с 23 ч. 19 м. 28/VI по 03.49 м. 29/VI-1934 г.

(Присутствовали: Л.М. Каганович, С.М. Киров, т. Жданов, Постышев П.П.1 и др.)

В 22 ч. 58 м. мне позвонили, что И.В. [Сталин] хотел бы просмотреть новые фильмы и фильму о «Челюскине»2, просил ему позвонить. Я созвонился с И.В. и осведомил, что я сейчас делаю. Я ответил, что только что организовал и начал показ фильмы о «Челюскине». И.В. спросил, кто смотрит, как принимают. Я сообщил, узнав, что приехал и Вячеслав Михайлович [Молотов], члены Пленума, представители МК и проч.

И.В. [Сталин] спросил далее, а не затруднит ли, если сейчас организовать просмотр для него и ряда товарищей.

Б. Ш[умяцкий] ответил, что через 20 минут все будет готово.

И.В. Если это не помешает, тогда очень желательно, и мы будем у Вас через 25 минут.

В 23 ч. 19 м. начали просмотр с фильмы о «Челюскине».

Вначале шло без музыки, но, когда вступила роль, И.В. сказал, что действительно кино предполагает музыку и последняя сильно помогает восприятию.

С первой же части начал выражать одобрение работе фильма. Шутил. Особенно подтрунивал над П.П. Постышевым, указывая на Ленинград как лучший город Союза, лучше даже, чем Киев.

П.П. Постышев. Да, дали бы нам кусочек моря, и мы бы показали, какие бывают лучшие города.

И.В. в части, где показывается Копенгаген, сделал замечание на затяжку (встреча с полпредом и в полпредстве). Об этом городе сказал, что он царство велосипедистов. Указал на отдельные затяжки в ряде кадров: где можно было показать предмет выразительно скупо, дается затяжка (подъезды корабля, его детали не в характерной для него обстановке).

Тоже о длиннотах с разгрузкой угля. Есть ряд сцен, показывающих напряженную работу, — это хорошо, а повторение лебедки и деталей — ребячья игра.

Далее — особенно 3-ю часть смотрел с исключительным вниманием и одобрением; все спрашивал о работе Шафрана, называя ее настоящей, честной и не крикливой. Даже личное поведение Шафрана (по моим рассказам) назвал заслуживающим похвалы и уважения. Именно такие ребята должны воспитываться в кино: не позеры, а упорные, боевые работники, не позеры, не кичливые хвастунишки. То, что Шафран все время не бросал аппарата, даже на площади, где у многих могла бы закружиться голова — подтверждает. Другой бы требовал — расступитесь, герой идет — и забыл бы о деле. А у этого прежде всего дело, работа, а не похвальба, не зазнавайство3.

В заключение И.В. заявил, что фильма смотрится как вдохновенное произведение. Сделана здорово, и за это спасибо работникам хроники.

Правда, нельзя упускать из виду, что создали ее не операторы, а жизнь, героика социализма. Кинематографисты не должны, поэтому, приписывать успех, главным образом, себе. Наоборот. Однако Шафран молодец.

Б.Ш. указал, что Шафран и все кинематографисты, конечно, понимают, кто главный герой и что определяло успех создания фильма. Но одно ясно, что Шафран и хроника оказались на высоте задач.

И.В. Это верно. (Стал аплодировать.)

Б.Ш. Я вообще перевел разговор на работу хроники. На то, что и в этой ленте, как и в других, она показывает, какое огромное значение приобретает у нас кино и как много еще надо сделать, чтобы его по-настоящему использовать, обеспечить его призвание, поддержку и помощь этой работе.

И.В. Это вы правильно сказали. Но надо, однако, не забывать, что основное, по чему вас судят, — это фильмы, создание которых целиком и полностью дело мастерства ваших постановщиков, т.е. художественные фильмы. Документальные же ленты таковы, что основным их создателем и автором является действительность, наши события. Этого никогда нельзя забывать, иначе Вы потеряете перспективу и всегда будете ходить именинниками и только и знать, что требовать признания заслуг. То, что газеты у нас часто открывают достижения там, где их нет, и нередко замазывают подлинные, не должно вас смущать. Вы в кино руководитель. Газеты могут тоже ошибаться.

Б.Ш. В руководстве кино мы всегда проводим такую линию. Правда, наши люди нередко выражают недовольство, что мы мало их поощряем, мало отмечаем достижения, хотя они у нас действительно есть, особенно в работе треста Кинохроники. Я думаю, что чувство меры еще не терял, как и не терял ориентировку в вопросах взаимоотношения художественных и документальных картин.

И.В. после этого стал указывать на другие длинноты. Например, эпизод съезда 1-й партии. Указал, что за счет большей компактности, изъятия длиннот и второстепенных эпизодов ленты надо дать больше встречи по пути следования, особенно Урал, ближе к Москве и пр.

И.В. спросил затем о тираже и в заключение наметил необходимость доработки картины в следующих направлениях.

Включить в картину и такие существенные моменты:

а) трудности борьбы «Челюскина» и челюскинцев с ледяной стихией в океане;

б) больше отразить внутреннюю жизнь лагеря на льду, в частности, отразить жизнь партгруппы и роль женщин;

в) выпуклей дать представление о совокупности мер помощи Москвы (партии и правительства) лагерю Шмидта;

г) показать ряд пунктов встреч челюскинцев в пути до Москвы4.

Чтобы не устраивать дальнейшего просмотра картины в данном составе я предложил поручить просмотреть ее перед выпуском на экран уже с исправлениями кинокомиссии5. Это было одобрено6.

Б.Ш. указал, что даем 30 экземпляров звукового и 60 немого.

И.В. Это хорошо. Значит, может пойти сразу в 50–60 пунктах страны.

Б.Ш. Да, минимум в 50 пунктах. Надо еще учесть, что мы печатаем 200 экземпляров на узкую пленку.

И.В. Это очень хорошо. Товарищи мне передавали, что сконструированный вашим Научно-исследовательским институтом домашний аппарат на узкую пленку имеет огромное будущее. Правда ли, что в Америке уже около миллиона таких аппаратов? Есть ли для него пленка, картины?

Б.Ш. детально рассказал, кто сконструировал, где изготовляется узкопленочник, как обстоит дело с узкой пленкой, про нужды этого дела.

Л.М. [Каганович] подтвердил важность его и перспективы.

И.В. тоже. Затем еще раз вернулся к вопросу о челюскинском фильме. Назвал его подлинным боевиком. Благодарил за настоящую работу.

После это я показал второй выпуск «Ежа».

И.В. очень смеялся и на замечание одного из товарищей о «легкости» содержания ответил, что иначе подобные фильмы не были бы доходчивы. Оценил хорошо, указав, что надо дальше работать над этим жанром.

Б. Шум.7


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация